16:42

Почему молчит Эдуард Мирзоян?



Подпись подделана

Одним из первых рассматривался иск «Русь-Банка» к компании «Медицинская лаборатория», Эдуарду Мирзояну и предпринимателю Андрею Быкову.

«Русь-банк» требовал в качестве обеспечения по возврату задолженности по кредиту в размере более 25 млн рублей наложить арест на имущество ответчиков. Для обеспечения исполнения обязательств по кредитному договору было заложено имущество - медицинское оборудование на сумму более 29 млн рублей, а также заключены договора-поручительства с Мирзояном и Быковым, «которые приняли на себя солидарную ответственность за исполнение ООО «Медицинская лаборатория» обязательств по кредитному договору».

В определении суда подчеркивается, что при проведении осмотра имущества ООО «Медицинская лаборатория», предоставленного в залог, выяснилось, что его значительная часть исчезла. В результате суд вынес определение об аресте оставшегося имущества (оценённого в 865 тыс. рублей), а также об аресте имущества, принадлежащего Мирзояну и Быкову, на сумму более 24 миллионов рублей.

Андрей Быков обратился с жалобой в областной суд. Он ссылался на то, что договора-поручительства не подписывал, представил доказательства, что в то время находился за границей, а его подпись подделана. Сейчас проводится экспертиза.

Имущество исчезло

Суд уже рассмотрел два иска Сбербанка о взыскании кредитов в 250 и 200 млн рублей задолженностей по договору, процентов за пользование кредитами и неустойки за просрочку по процентам. Кредиты были предоставлены в сентябре и ноябре прошлого года.

Первый иск был предъявлен Мирзояну и ООО «Гамма», второй к ним же и ООО «Автохим».

Обязательства по кредитам обеспечивались личным поручительством Эдуарда Мирзояна и залогом имущества названных ООО. По первому договору в залог были предоставлены 8 урологических систем MODULARIS, 7 диагностических ультразвуковых систем Acusion Sequoia C512 и 2 инвазивные системы диагностического контроля PRUSKA Combolad. По второму - 6 инвазивных систем, а также магнитно-резонансный томограф MAGNETON Sonata и система компьютерной томографии SOMATOM Sensation Cardias.

В суде представитель Сбербанка сообщил, что при заключении кредитных договоров залоговое имущество осматривалось работниками банка, оно застраховано. Но сейчас это имущество отсутствует. И это не является основанием для выплаты страховки, к которым относятся хищения иными лицами, несчастные случаи, стихийные бедствия. Судебные приставы-исполнители занимаются поиском медицинского оборудования, в случае его обнаружения задолженность может быть погашена за счёт средств, вырученных от его продажи.

В результате суд вынес решение о взыскании с ответчиков по первому иску больше 252, по второму - больше 202 миллионов рублей.

Лекарства с молотка

ОАО Банк «Петрокоммерц» в ноябре 2007 года предоставил Эдуарду Мирзояну, ООО «Медицинская лаборатория» и ООО «Европейская клиника» кредит в 40 млн рублей под 16,5 процентов годовых.  В качестве залога были представлены лекарства, оцененные в 93 млн рублей.

По кредиту ни разу не было заплачено. Банк обратился в суд. По этому иску взыскано почти 43 млн рублей. Суд наложил арест на принадлежащие ООО «Европейская клиника» медицинские препараты.

Порадела руководителю

В апреле 2007 года между банком и фирмой, выпускающей мясные консервы, был заключен кредитный договор о предоставлении займа в 50 миллионов рублей под 16 процентов годовых сроком на один год на оплату сырья (мяса) по договору, заключённому с ООО «Магма». А руководитель этого предприятия заключила договор-поручительство физического лица, согласно которому поручитель несёт солидарную ответственность с заёмщиком.

Проценты должны были выплачиваться ежемесячно, а «тело» кредита погашаться частями, по 10 миллионов. До марта 2008 года проценты по кредиту платились, а затем деньги в банк поступать перестали.

«Россельхозбанк» обратился в суд Ленинградского района с иском к руководительнице мясоконсервной фирмы о взыскании задолженности по кредиту - более 42 млн рублей.

Ответчица иск не признала. В суде рассказала, что действительно подписывала кредитный договор и договор залога. Однако деньги не получала, ими не распоряжалась, имущество по договору не передавала и даже не знала, имеется ли оно. В то время она работала в ООО «Европейская клиника», и по просьбе генерального директора Мирзояна на её имя зарегистрировали фирму, в документах которой иногда просили расписаться, что она, доверяя своему руководителю, и делала.

Суд вынес решение о взыскании с ООО и его руководительницы всей задолженности по кредитному договору - более 42 млн рублей.

«Он боится»

Эдуард Мирзоян обводил вокруг пальца не только банки, но и доверявших ему людей. Почему же сейчас он не участвует в судебных процессах, не дает объяснений, не оправдывается? И могут ли подобные дела рассматриваться в отсутствие ответчика? Президент Калининградской областной адвокатской палаты Евгений Галактионов позицию Мирзояна не комментирует, но говорит, что отсутствие ответчика в суде не нарушает закон и его права.

А общее мнение других юристов и сотрудников правоохранительных органов можно свести к следующему.

Многомиллионные кредиты выдавались под залог медицинского оборудования, которое этих денег не стоило. И это вопросы к службам безопасности банков. Некоторые фирмы, на которых «повисли» кредиты, созданы специально под эту аферу и зарегистрированы на случайных людей.

Почему Мирзоян хранит молчание и не хочет выступать в суде? Можно предположить, что ему просто нечего сказать, он боится смотреть в глаза обманутых им людей.
445
+60
Смотреть
график