18:39

Про что кино?



Режиссер-дебютант Бакур Бакурадзе объяснил потом, что зрителю надо ответить на вопрос: сознательный это уход от реальности — после автомобильной аварии, в которой погибла любимая девушка, — или притворство главного героя по фамилии Шультес? Мне, честно говоря, этот вопрос во время просмотра картины в голову не приходил. А уж я-то отношу себя к разряду самого что ни на есть рядового любителя кино. Но вот в чём дело: этот вопрос не приходил в голову и образованным кинокритикам, десятками аккредитованным на «Кинотавре»…

Более продвинутым оказалось жюри во главе с Павлом Чухраем. И «Шультес», отмеченный до этого на Каннском фестивале, получил «Лучший фильм».

Привести зрителя в состояние шока удалось создателям большинства фестивальных картин. В «Новой земле» (режиссёр Александр Мельник) сосланные на необитаемый северный остров зэки рубят друг друга на куски, варят и едят. У модного Кирилла Серебренникова («Изображая жертву») в новой картине

«Юрьев день» оперная дива (прекрасная актриса Ксения Раппопорт), послав подальше контракт с Венским оперным театром, моет полы, заблёванные туберкулезниками. И, смирив гордыню, приходит петь в церковный хор. К слову, крестами и образами чуть не в каждом фильме режиссёры будто включают семафор: вот, мол, смотрите, мы помним о духовности, о вере православной, суть души русской.

А как вам сюжетец из фильма «Четыре возраста любви» (режиссёр Сергей Мокрицкий): пожилую супружескую пару играют Лия Ахеджакова и Игорь Ясулович. Играют всем возрастам покорную любовь. В итоге нехитрой истории Ахеджакова признается мужу, что… беременна.

Иногда, выйдя из «Зимнего театра», где показывали фестивальное кино, хотелось утопиться. Или напиться. Спасали долгие разговоры и мнения более циничных и подкованных журналистов. А коллективно топиться все ж труднее, чем напиться.

У гениев сдали нервы

«Знаешь, если в заметке о фильме не назовешь режиссёра гением, а просто скажешь, что кино хорошее, он с тобой здороваться не будет», — сказала мне коллега, характеризуя нравы кинематографической среды.
Ей, конечно же, лучше знать. Но сплетни распространяются быстро. Так, например, уже в зале театра перед началом церемонии награждения победителей «Кинотавра» поползли слухи о том, что многие знаменитости, не выдержав нервного напряга, запаковали чемоданы и улетели из Сочи.

Не стала получать приз за лучшую женскую роль Ксения Раппопорт. Она уехала, как говорили, обидевшись на нелестные отзывы о «Юрьеве дне».

Получать приз за лучшую режиссуру на сцену не вышел тоже отсутствующий Александр Прошкин («Холодное лето 53-го», «Доктор Живаго»). Позже в интервью он скажет, что если бы мог не участвовать в конкурсе дебютантов, то вообще не стал бы участвовать. Наверное, в чём-то он прав. Его картина «Живи и помни» по роману Валентина Распутина, – действительно, классический советский фильм. В самом лучшем смысле этих слов. «Большое кино», так его характеризовали.

Алексей Учитель («Мания Жизели», «Дневник его жены», «Космос как предчувствие») тоже улетел за два часа до церемонии, узнав, что ни одна из наград не досталась его фильму «Пленный». Два молодых провинциальных актера, Слава Грекунов и Петр Логачев, сидя рядом со мной в зрительном зале, выглядели покинутыми и чужими на этом празднике жизни. Жалко было ребят, сыгравших в «Пленном» двух русских солдат. И картина получилась искренняя, живая, пронзительная. Но, как и «Живи и помни», с туманной прокатной судьбой. Наш прокат — он такое кино едва показывает («Живи и помни» растиражировали на 12 (!) копиях). Кассу за первую неделю оно не соберёт. Соберёт, наверное, за год, но кто ж его год показывать будет, в каком-таком кинотеатре?

Побеждаем Голливуд

Рядом с «Кинотавром» проходил кинорынок. Прокатчикам показывали уже не фестивальное, а рыночное, пардон, кассовое кино. По прогнозам аналитиков, в 2009 году российский кинопрокат соберет 1 миллиард долларов. В одиннадцатом — 1 миллиард евро.

— Эти цифры сопоставимы с рынками Германии, Франции и Англии. Темпы роста в России невероятные, — заметил Даниил Дондурей, главный редактор журнала «Искусство кино».


* Симуляторы — прозванные так критиками сюжеты, сконструированные, далекие от реальности, которым не веришь и не сопереживаешь.

28
+60
Смотреть
график