Новости
17.01.2012
13:50

На вампиров в Пруссии охотились даже чиновники

Территория Самбийского полуострова (здесь расположена Калининградская область) — археологический клондайк. Ученые постоянно находят здесь следы прусской культуры. А сколько еще неизведанного хранит эта земля? Завесу тайны приоткрыл сотрудник историко-художественного музея, калининградец Дмитрий Григорьев. Недавно вышла его книга «Истории замландского лесника», создавать которую помогали его колеги – ученые-музейщики. В трех повестях «Там, где над озером замирают ветра», «Самбия», «Клайд» и цикл рассказов «Сад и лес» оживают мифы, легенды и герои далекого прошлого Балтии.

– Мое воображение всегда поражала трагедия прусских племен, бесследно исчезнувших с лица земли, – говорит Дмитрий. – Канул в Лету огромный культурный слой, и нам еще долго предстоит разгадывать загадки уничтоженной Тевтонским орденом цивилизации.

Разумеется, полет творческой фантазии Дмитрия подстегнули горы проштудированной литературы о прошлом Самбийского полуострова. Не последнюю роль, по признанию автора, сыграли и экспонаты его родного музея. За каждым из них – колоссальный исторический и мифологический пласт.

Оберегающая керамика

– Керамические изделия III тысячелетия до н. э., обнаруженные археологами неолитического отряда Эдвина Зальцмана у поселка Прибрежного, – рассказывает Дмитрий, – «привет» из очень далекого прошлого. В III тысячелетии до н. э. на берегах Балтийского моря появились арии, благородные воины, выходцы из Северной Индии и Южного Ирана. Арии мастерски делали сосуды из глины, украшая их оттисками шнуров. Керамика, которую принесли индоевропейцы, стала именоваться шнуровой. Со временем древние орнаменты стали приобретать смысл оберега, предохранявшего содержимое емкостей от нежелательного влияния сверхъестественных сил.

А вот фибулы XIII столетия, которые хранятся в фондах музея, – свидетели нелегкой женской доли.

– Именно по тому, сколько на женщине было дорогих украшений, судили о статусе ее супруга, – рассказывает заместитель директора историко-художественного музея Анатолий Валуев. – Данное украшательство было, по сути, единственной привилегией женщины в прусских племенах. Она находилась в полном подчинении мужу, который при случае мог запросто превратить ее в «сексуальный подарок» гостю. Прусс мог даже убить свою жену – и это отнюдь не считалось преступлением. Разве что соплеменники могли попенять ему – дескать, нерачительно обращаешься со своим «имуществом»! Так что многочисленные украшения были для прусских жен своеобразной моральной компенсацией…

Жуткая находка

Один из самых зловещих экспонатов – кол, который хранится в фондах музея. Эту жутковатую находку сделали около года назад. Поисковики проводили раскопки на месте старинного немецкого кладбища на ул. Гагарина в Калининграде и обнаружили скелет без головы и с деревянным колом, вбитым между ребер в области сердца. Что недвусмысленно наводило на мысль о вампиризме… Директор музея Сергей Якимов рассказывает:

– В XVIII веке в Восточной Европе была серьезная паника по поводу вампиров. В охоту на вампиров втягивали даже государственных служащих. Все началось с целой обоймы жалоб на нападения вампиров в Восточной Пруссии в 1721 году. Рассказывали, что один фермер, скоропостижно скончавшись в 62 года, несколько раз возвращался после своей смерти, прося еды у сына. Тот отказал отцу и был найден мертвым на следующий день. Вскоре мстительный вампир напал на соседей, которые, подобно первой жертве, умерли от потери крови. Не меньше шума наделал еще один инцидент. Некий Арнольд Паоле, бывший солдат, ставший фермером, на которого якобы напал вампир, скоропостижно умер во время сенокоса. После его смерти один за другим стали умирать фермеры. Все были убеждены, что это Паоле охотится на соседей. Оба инцидента были тщательно обследованы и преданы широкой огласке. Страх перед кровососами распространился по всей Европе. В существование вампиров тогда уверовал даже столь известный скептик, как Вольтер. В конце концов австрийская императрица Мария Терезия отправила своего личного доктора расследовать это темное во всех смыслах дело. Тот заключил, что вампиров не существует. После чего императрица издала закон, запрещающий вскрытие могил и осквернение тел. Этот закон удивительным образом положил конец ажиотажу. Однако вскоре писатели адаптировали вампирическую тематику на страницах книг, сделав ее достоянием человечества.

Божество в Янтарном

– Десять лет назад я фотографировал в абсолютно безлюдном весеннем лесу цветущую поляну, – рассказывает Дмитрий. – Когда стал проявлять пленку, явственно проступило огромное бородатое лицо. Объяснить как-то логично его появление было невозможно. Когда первоначальный шок отступил, я подумал, что это лицо здорово подпадает под описание Пикола – зловещего бога, почитаемого вайделотами (прусскими жрецами). А съемка-то проводилась под Янтарным, где сохранилось множество огромных валунов. На них, согласно преданиям, приносились жертвы жестокому божеству…

Дмитрий говорит, что прусская мифология изобилует персонажами, которые были неким промежуточным звеном между реальным и мифическим мирами. Например, гномы-барстуки. Как гласили предания, задолго до орденских времен близ того места, где позже появилось здание замка Растенбург (польский Кентшин), стояла огромная липа. Под ней в земле и жили маленькие, дико заросшие человечки – барстуки. Своим почитателям они приносили в закрома хлеб. Перед сном пруссы выставляли яства, приглашая барстуков угоститься. Наутро еда исчезала, что было добрым знаком. Но если пища оставалась нетронутой, это означало – боги тебя больше не жалуют.

Книга в подарок юным гениям

В «Историях замландского лесника» немало подобных странных существ, придающих особый колорит этой единственной и неповторимой территории под названием Восточная Пруссия. Книга будет интересна всем, кто увлечен утраченной, но мало-помалу восстанавливаемой по древним летописям и археологическим находкам историей прусских племен.

Кстати, основными читателями книги станут школьники – победители исторических и биологических олимпиад: издание предназначено им в подарок. Книгу можно найти и в калининградских библиотеках.