13:35

«Мой муж оказался грязным извращенцем»

«Мой муж оказался грязным извращенцем» - Новости Калининграда

История Ирины Бергсет не оставила равнодушным ни одного россиянина. Москвичка, которая несколько лет назад вышла замуж за норвежца, уехала к нему, родила наследника, а потом обвинила супруга в сексуальных домогательствах к ребенку. Женщина, которая хотела защитить своего сына, сама стала объектом атак. Ее назвали сумасшедшей, отобрали детей. Она смогла вырваться из норвежского плена вместе со старшим сыном, но дорога домой стала настоящим испытанием...

Журналисты «СК» встретились с Ириной и ее старшим сыном в одном из отелей Калининграда в ночь на 14 октября, через несколько часов после того, как они пересекли российско-польскую границу. Калининград для матери и сына стал первым городом по пути домой. Здесь их ждал российский омбудсмен Павел Астахов. Ирина с Сашей – уставшие и вымотанные. Они стараются улыбаться, но боль отпечатком легла на их лица – там, в чужой стране, остался их маленький сын и брат…

Замуж по любви

Жизнь Ирины Фроловой складывалась вполне успешно: окончила журфак МГУ, работала в аппарате Госдумы. В 32 года родила сына Сашу. В личной жизни, правда, не везло. С норвежцем Куртом Ирина познакомилась в 2004 году через интернет. Кареглазый красавец, слесарь по профессии, забрасывал письмами, звонил, пару раз приезжал в Москву, Ирина ездила к нему в гости. Через год он сделал предложение. Свадьбу играли в Москве. Ирина в белом платье, Курт – в смокинге, карета, во-зившая молодоженов вокруг Кремля, — сказка! Сказка закончилась, как только Ирина переступила порог его дома в местечке Аурскуг-Хеланд.

– В доме всегда были его дети, его бывшие жены и даже бывшие тещи. Я не понимала, что их связывает, но тогда я любила этого человека и наивно полагала, что все можно изменить.

Через два года Ирина родила сына Мишу. Но отношения с Куртом стали только хуже. Он поднимал руку на нее, стал бить ее старшего сына Сашу. С этим женщина мириться не пожелала, забрала детей, ушла, подала на развод. Устроилась на работу научным консультантом в университете Осло, сняла квартиру. Саша ходил в школу, Миша – в детский сад, на выходные и праздники его забирал отец. В ноябре прошлого года Курт увез сына к родственникам. По возвращении домой 4-летний малыш рассказал матери, что с ним творил папа.

– Он пожаловался, что папа и другие люди делали ему больно, – вспоминает Ира. – И в этом участвовала вся многочисленная родня Курта. Ребенок говорил об инцесте! Мишу заставляли молчать. Перед каждой пыткой ему заклеивали рот скотчем и били через подушку, чтобы следов не было. Курт сначала все отрицал, а потом заявил, что меня выбрали его дети по фото для производства красивого ребенка, а потом я стала биомусором.

Когда она попыталась заявить в полицию, норвежские соцслужбы объявили ее сумасшедшей, детей отняли, причем не только Мишу — подданного Норвегии, но и Сашу — русского ребенка, прописанного в московской квартире и имеющего российское гражданство. Позже младшего мальчика отдали отцу, старшего определили в приемную семью. Ирине суд разрешил видеться с детьми пару раз в месяц под присмотром соцработников.

Побег из ада

Смириться с жизнью в приемной семье Саша не мог. «Я хочу к маме!» – писал он консулу, 20 посланий остались без ответа. Когда приемные родители узнали о письмах, Сашу лишили компьютера. Тогда мальчик, отпрашиваясь за булочкой, бежал в местную библиотеку, оттуда отсылал письма начальнику полиции Осло и губернатору штата. Реакции не было. Он писал матери, что приемные родители ему не дают еды, что он сломал ногу, но костыли ему не покупают, последние несколько сообщений он писал вслепую — у Саши зрение минус три, очки поломались, но приемные родители не спешили их ремонтировать.

– Я не знала, что делать, – говорит Ирина. – Помог случай. Саша прочел в газете историю 9-летней польской девочки, которую хотели отнять у родителей – они так же, как и я, были признаны психически неустойчивыми, – и передать в норвежскую семью. Спас семью частный детектив, помог бежать в Польшу. Саша позвонил Кшиштофу Рутковски и рассказал нашу историю.

В операции побега были задействованы три машины и шесть сотрудников детективного бюро. Русскую женщину и ее сына вывезли в Польшу, но в Гжехотках Ирину с Сашей задержали по запросу Осло. Когда ребенок услышал, что Норвегия требует у Польши его выдачи, он потерял сознание. Очнулся в госпитале под капельницами. Врачи обнаружили у Саши физическое и нервное истощение. Рядом была мама...

Мать с сыном поселили в приемную семью в небольшой деревушке Лельково, что в 30 км от российской границы.

– Мы благодарны полякам, нас не разлучили, – рассказала Ирина, – откормили, одели, обули и вернули чувство собственного достоинства.

К вызволению Ирины и Саши подключилась российская сторона.

– У нас не было никакой надежды, что мы сможем вывезти Сашу, своего гражданина, – сказал уполномоченный при президенте России по правам ребенка Павел Астахов. – Норвегия и Польша находятся в Шенгенском соглашении, и, по сути, поляки могли нас не слушать, но произошло чудо. Польский суд снял Сашу с погранконтроля и разрешил Ирине с сыном вернуться в Россию.

Павел Астахов обратился к губернатору Калининградской области Николаю Цуканову и уполномоченному по правам ребенка Анжелике Майстер с просьбой о помощи. Наш омбудсмен сама вывозила Ирину с сыном из Польши.

– Нужно было как можно быстрее вывезти ребенка из Польши, потому что неизвестно, какие могли бы произойти перемены, – сказала Анжелика Майстер. – Пришлось, конечно, понервничать. Дорога до границы показалась вечностью. Выдохнули, только когда оказались на российской стороне, закричали «ура!».

«У тебя ничего не выйдет!»

Ирина с сыном вернулись в Москву. В отношении Курта следственный комитет РФ возбудил уголовное дело. Как только доказательная база вины Курта Бергсета, которого подозревают в совершении развратных действий в отношении несовершеннолетнего, будет собрана, ему заочно предъявят обвинение, дело передадут норвежской стороне. А пока Миша, младший сын Ирины, остается у отца. Местонахождение его неизвестно, но говорят, что Курт снова женился на русской женщине. В одном из своих писем экс-супруг Ирины написал: «У тебя ничего не выйдет. Ребенок мой навсегда!».

– Последний раз я видела сына за несколько дней до побега, – вздыхает Ирина, – ребенка не узнала. У Миши на лбу шрам в пять сантиметров, малыш заикался, плакал. У нас было всего пять часов... Помню каждое мгновение. Я сделаю все, чтобы вернуть сына. За Сашу поднялась вся Россия, за Мишу я подниму весь мир!

В Москве Ирину ждут на работу репортером в одном из информационных агентств. Саша пойдет в школу...

57