18:51

Экс-главврач Светлана Шарыгина о своем увольнении: \"Местечковость правит бал!\"

Экс-главврач Светлана Шарыгина о своем увольнении: \"Местечковость правит бал!\" - Новости Калининграда

Калининградскую медицину вновь сотрясают скандалы. За короткий промежуток времени в Калининграде уволились несколько главных врачей поликлиник и больниц. Апофеозом стал уход уважаемого в регионе медицинского работника, главврача детской городской больницы № 1 Светланы Шарыгиной, проработавшей на этом посту 20 лет.

И.о. начальника управления здравоохранения Калининграда Людмила Сиглаева мотивировала серию увольнений тем, что врачи оказались не способны вести работу в условиях одноканального финансирования, в результате чего у медучреждений возникла большая кредиторская задолженность.

Газета "Вечерний трамвай" обратилась к Светлане Шарыгиной с просьбой высказать свою точку зрения на конфликтную ситуацию.

- Светлана Александровна, почему вы ушли из больницы, которой отдали два десятка лет?

- Я написала заявление об уходе по собственному желанию, но это произошло под сильнейшим психологическим давлением со стороны главы горздравотдела. Да, я проработала здесь 20 лет. Безусловно, дорожила работой. До последнего времени не имела ни одного выговора, ни одного взыскания. Не было также жалоб ни от работников, ни от пациентов. И вот в одночасье мне сказали, что я ни на что не гожусь… Мне даже не дали попрощаться с коллективом и сдать годовой отчёт.

- В чём вы оказались несостоятельной?

- Меня обвинили в том, что у больницы большие долги, что я не умею распоряжаться деньгами в условиях одноканального финансирования. Начальник горздрава Сиглаева сказала, что другие главврачи справились, а я нет.

Но я старалась работать честно. Лекарства больные не покупали, все обследования, анализы проводились бесплатно. Действительно, у меня имелась кредиторская задолженность по текущим платежам. Это 1,6 млн. рублей. Но на начало 2011 года на счету больницы лежали почти 1 млн. рублей. То есть я могла бы погасить большую часть кредиторки, и ясно просматривалась перспектива, что в ближайшие месяцы долг будет выплачен полностью.

Ещё одна проблема – мы платим земельный налог. Это просто неподъёмная сумма. Депутаты окружного Совета сделали нам "подарочек" - 1,5 % от кадастровой стоимости земли, на которой мы находимся. Общая стоимость участка равна 109 млн. рублей. Можете себе представить, больница каждый квартал должна платить по 400 тысяч рублей! Мы не попали ни под какие льготы. Хотя если разобраться, мы лечим детей, которые являются неработающим населением. Некоторые больницы в Калининграде не платят земельный налог, потому что у них земля не оформлена. Я ходила в администрацию Калининграда, просила, чтобы у меня забрали эту землю. Просила, чтобы дали субсидию. Мне отказали.

Возвращаюсь к причинам увольнения. В горздраве принято во многих недостатках здравоохранения винить пенсионеров. Эта дискриминация по возрасту распространяется и на главных врачей. На это я всегда говорила в горздраве: "А кто вам сделал позитивные показатели, которыми вы хвастаете на каждом перекрёстке? Кто вам сделал низкую младенческую смертность? Не эти ли старухи?" К слову сказать, средний возраст медицинского работника в России - 52 год. Почти предпенсионный.

И потом – за два последних года из-за новых условий работы из нашей больницы ушли три высококлассных врача. Совсем не пенсионерки. Мы их 10 лет обучали! Для такой маленькой больницы, как наша – это очень сильный отток. Ещё 4 медсестры ушли. Но мы карабкались, думая дожить до лучших времён.

- Вы постоянно уточняет про "два последних года". Неужели так всё критично?

- Мы прожили два ужасных года, когда вошли в одноканальное финансирование. В России только 5 регионов согласились на такой эксперимент. Когда вся страна войдет, вы услышите, какой стон пройдёт по России! Почему Москва и Питер не вводят одноканальное финансирование? Бояться народного гнева. Не секрет, что одноканальное финансирование было направлено на то, чтобы резко уменьшить госпитализацию больных.

- Зачем?

- Тогда деньги остаются при поликлиниках. Считалось, что самое слабое звено в системе здравоохранения – участковая служба поликлиник. И вот правительство отчасти экономическими методами решило заставить поликлиники больше работать. Самим лечить больных. Раньше дети могли у нас лечиться на стадии функциональных нарушений, а теперь их не пускают в стационар. Нам присылают только хроников, прогноз на полное выздоровление и высокое качество жизни которых сомнителен.  Это в конечном итоге скажется на средней продолжительности жизни, на отборе в профессиональную сферу.

- Ваше мнение слишком революционное…

- Вы поймите, масса моих коллег солидарна со мной. И все уволенные врачи подвергались психологическому давлению. Но почти никто из них об этом не скажет, потому что им  здесь еще жить и работать. Стоит ли удивляться, что в городе, при таком отношении к медицине и медикам, катастрофически не хватает врачей.

Мы в больнице старались создать лечебно-охранительный режим. Врачи же в основной своей массе – интеллигентные люди. Если санитарка громко закричит, мы ей сразу делаем замечание. А в горздравотделе Калининграда плетут интриги, "взять голосом" считается в порядке вещей. Местечковость правит бал.

- Вы смирились с таким завершением карьеры?

- Мои единомышленники уговаривают подать в суд на управление здравоохранения Калининграда. Я думаю над этим, и сразу вспоминаю слова депутата Госдумы Колесникова, который с экрана телевизора открыто заявил: "Граждане, жалуйтесь на медиков, судитесь с врачами! Тогда только вы улучшите медицину". И это правда.

- Парадоксально слушать такие слова от главврача.

- Дело в том, что медицина развивается от требований к ней. А не сама по себе. Ребёнок перенес тяжёлую форму заболевания, не дай бог, умер. Если родители промолчат, то подобное может повториться. А надо бить во все колокола, поставить всех на уши, пригласить экспертов, досконально всё проверить и найти недочёты, приведшие к трагедии. Нам нужны жалобы от населения!

Из досье "ВТ"
Светлана Александровна Шарыгина, 61 год. Родилась в городе Нида Литовской ССР, где проживали родители (отец – участник штурма Кёнигсберга). Закончила с отличием Башкирский государственный медицинский институт по специальности "Педиатрия", клиническую спецординатуру Горьковского мединститута. Три года работала врачом-педиатром в командировке в Алжире. Затем три года -  заведующей отделением неотложной помощи детской поликлиники №53 в г.Москва. В Калининградскую область переехала в 89-м году по приглашению Горздравотдела. Работала участковым педиатром. В 1991 году назначена главврачом детской городской больницы № 1.

47