09:52

Второй блин лучше первого

Анекдот от Георгия Бооса:
Встречаются два друга.
- Как дела, - спрашивает один.
- Ты знаешь, прекрасно. Слона купил.
- И как?
- О! Домой прихожу, он мне тапочки несёт, пиджак снимает. Ласковый, с детьми играет, жене нравится, сумки ей носит. Не жизнь, одно удовольствие.
- Я тоже так хочу, продай слона!
- Не могу, он же друг.
- Прода-а-ай, прошу, и у меня всё наладится.
- Хорошо, только ради тебя.
Продал слона. Встречаются через месяц.
- А ты что такой помятый, небритый?
- Да это не слон, а ужас какой-то! Всю посуду перебил, везде гадит, одежду жует, жена его боится, мучаюсь я с ним страшно…
- Ну-у! С таким настроением ты его не продашь…


Рассказав этот анекдот журналистам после осмотра нашей экспозиции на выставке MIPIM 2008, губернатор объяснил, почему он особенно не ждёт большого успеха:
- Содержательных недостатков на нашем стенде нет. Есть пока недостатки внешнего лоска, требующие правильной обёртки для того, чтобы это продавалось. Потому что не каждый эту обёртку развернёт и попробует понять, что там внутри. Но если обёртка правильная, то каждый захочет её развернуть и попробовать.

Парковка по звуку

После перелёта в Ниццу на новом самолёте «КД авиа», недавно получившем имя Эльдара Рязанова, калининградская делегация сгрудилась у отеля Splendid. Знаменитого отеля, о котором писал, помнится, Ирвин Шоу. Но внимание привлекло не это обстоятельство, а маленький автомобильчик, пытавшийся пристроиться на стоянку у крыльца. Автомобильчик парковался в буквальном смысле по звуку, толкаясь своим бампером в бамперы соседних машин. Скрежет резал слух и, наверное, каждый из наших бизнесменов с замиранием сердца представлял себе, как бы оставил на здешних улицах свой любимый «Мерседес».
Сразу замечу, что взявшие напрокат автомобили участники выставки намучились с ними больше, чем получили удовольствия. С парковками в Канне была полная катастрофа. Платные стоянки, даже огромная под Дворцом фестивалей, где проходил MIPIM, была забита до отказа, а полицейские нещадно штрафовали тех, кто пытался оставить машину на обочине. Выставка выставкой, а порядок - порядком.
С таксистами тоже проблема. И заключалась она в очередях. В семь вечера выставка заканчивала работу и желающих отправиться по гостиницам, расположенным в ближайших городках – Антибе, Ницце, Жуан Ле Пине, было больше, чем водителей. Которые не желали нарушать, даже ради лишнего заработка, своё расписание. А по расписанию у них был ужин, и тоже в семь.
- Никакой организации в этом году! – жаловалась дама в жемчугах, стоя, как и мы, в очереди на такси. – Муж говорит, что следующий MIPIM проведут в Испании. Французы не стараются. У нас на вилле прошу горничную поработать лишний час, а она: у меня в два обед, а потом я еду на другую работу, представляете!? Её деньги не интересуют!
Ни от кого больше я не слышала о переносе выставки из Канн. Не слышала и о претензиях к организаторам. Огромное, исчисляемое, наверное, десятком тысяч количество участников находило в итоге всё, что требовалось. Кафе на набережной Круазетт работали с рассвета до заката, свободным столик оставался не больше 30 секунд, а магазины сделали, наверное, полугодовую выручку за три дня. Сумочки Hermes за 4 тысячи евро расходились просто на сувениры…
Впрочем, если не слишком заботиться, простите за бедность речи, о понтах, то в Монако, например, из Ниццы ходит чудный рейсовый автобус. Идёт по берегу моря, всего минут 35-40, а билет стоит… 1 (один!) евро. Как написали бы советские газеты, «Ницца – город контрастов».

Калининградский ренессанс

Наш стенд занимал 30 квадратных метров в 51-м павильоне выставки. Это был не сам Дворец фестивалей, а набережная, уставленная большими белыми шатрами. Чтобы дойти до Калининграда, надо было пройти «сквозь» Краснодар, Казань, Дубаи. Конечно, мы выглядели скромнее. Но даже при этой скромности, идеи восстановления исторического центра Калининграда - Альтштадта, центра Гусева-Гумбинена выглядели по-своему оригинальными. Сверкающие высотки, конструкции из стекла и металла, как мне показалось, стали уже общим местом. Вот и «башни Башина», выставлявшиеся на прошлогоднем MIPIM-е, в качестве инвестиционной темы продолжения пока не получили.
Приведу ещё один комментарий Георгия Бооса. Его спросили, считать ли ошибкой высотки в центре Калининграда:
- Я бы не стал говорить, что это была ошибка, - сказал губернатор. - С точки зрения строительства Сити мы должны найти для них другое место, и мы уже эту тему прорабатываем. Это был поиск счастья от существующего несчастья – от Дома советов, который находится в историческом центре города. Понятно, что это небольшая архитектурная достопримечательность в том месте, где должен быть восстановлен облик старого города. Но в некотором смысле это тоже памятник, памятник советскому кубизму, и ещё неизвестно как им история распорядится, как оценит. Я вообще очень осторожно отношусь к сносу памятников или к сносу зданий, и радикальные решения типа «давайте снесём Дом советов», честно говоря, мне не кажутся правильными. Уже снесли один раз Королевский замок, теперь мы стоим перед необходимостью его восстановления.
Королевский замок сейчас вписан в проект исторического ядра города и «привязан» к Альштадту. Он и был главной экспозиционной частью нашего стенда. А причастными к нему выглядели не только Боос, Ярошук и Башин, но и президент компании «Gamma Management Group» Юрий Находкин.
- Мы сегодня увидели, что проектом интересуются английские инвесторы, израильские, - замечает Находкин.- Но впереди ещё колоссальная работа, концептуальное, архитектурное, финансовое проектирование. Причём, когда я говорю об архитектуре, имеются в виду не фасады, с которыми уже все ясно, а так называемая архитектура логистики. Это глубина всех зданий внутри, их содержание. Одной идеи, что здесь должно быть кафе Иммануила Канта, к примеру, недостаточно. На всей этой территории должно быть около 30 тысяч парковочных мест, Московский проспект должен уйти в тоннель. И эта работа стоит не те малые деньги, которые уже затратила «Gamma», а около 5 миллионов евро. Мы предлагаем привлечь сюда архитектурных гигантов, которые строили Берлин, или тех, что делают старую Голландию в Санкт-Петербурге. И концептуальная компания, и архитектурная должны быть первого порядка.
С этим мнением согласен и глава города Александр Ярошук. Он сказал мне, что общался с «архитектором номер один» во Франции Жаном Мишелем Вильмотом, который одобрил идею кёнигсбергского ренессанса. А калининградская мэрия будет работать с девелопером (подразумевалась компания Находкина, хотя она ещё должна выиграть конкурс), который оплатит разработку концепции. «До инвесторов здесь ещё как до Пекина раком», - как всегда образно выразился Александр Георгиевич.
- Я ведь о чём всегда говорил, - добавил Ярошук, - о комплексном подходе к любой застройке в центре города. Как раньше было: кусочек земли взял, пошёл, согласовал чего-то там, глупость какую-то построил, а потом все думают: к чему это там? Поэтому торопиться не будем, всё сделаем как надо, как в кварталах старой Праги или Гданьска, - пообещал глава Калининграда.
Глава Гусева Николай Цуканов тоже привёз проект исторически достоверного центра.
- Гумбинен, - гордо заявил Цуканов российскому министру экономического развития Эльвире Набиуллиной, - был столицей восточной провинции Пруссии.
Набиуллиной уважительно кивнула. Макет ей понравился. Только и она, Боос, и сам Цуканов понимают, что как бизнес-проект он вряд ли быстро найдет «купцов». Губернатор говорит, что для этого нужно развивать экономику области в целом, и Гусева в частности (а там уже начинают работать филиалы западных компаний), да и Цуканов рассчитывает скорее на ностальгирующих немцев из разряда грантодателей, чем на скорых инвесторов, планирующих извлекать прибыль.

Фантомные проекты

Кроме Калининграда и Гусева, выставились и два «прибрежных» муниципалитета. Светлогорск показал макет высотной гостиницы, его представлял и.о. главы округа Сергей Рудобелец. Александр Дронов («Калининградрегионстрой») презентовал гостиничный комплекс Кранц SPA в Малиновке, недалеко от Зеленоградска. И тот, и другой проект получили неофициальное название «фантомных» из-за весьма приблизительного позиционирования и неглубокой проработки. Понятно, что курортный сезон у нас короткий, лето бывает холодное, поэтому расчёт на чистый пляжный отдых отдаёт фантазийностью, да и с архитектурной точки зрения и тот, и другой отели выдающимися не назовешь.
- Помнится ваша идея под названием «Сердце города» была связана с Калининградом. Почему вы поменяли курс и решили строить курорт в Зеленоградске? – спросила я у Дронова.
- Потому что там есть море, минеральная вода, грязи, - ушёл от прямого ответа предприниматель. - Ещё доктор Кейсель писал, что в бывшем Кранце волны ударяются о берег с такой силой, что ионизация делает воздух целебным. Для того, чтобы комплекс заполнялся круглый год, надо сделать большой выбор оздоровительных процедур. Видите, вот, есть пять бассейнов…
- А чем ваш проект губернатору не понравился? – журналисты заметили, что Георгий Босс что-то выговаривал Дронову.
- Губернатор сказал, что идея хорошая, но стилистика самих зданий в другом свете должна быть. Отработаем ещё несколько вариантов. Мы этот участок в 10 гектаров пока осваиваем концептуально. Строительного проекта нет, можем менять внешний вид. Не решили ещё, то ли в саксонском стиле строить, то ли модерн...
- А какова стоимость проекта, сколько уже потратили?
- Около 96 миллионов евро. Потратили пока немного, около семи миллионов рублей. Землю взяли в аренду.
- Но ведь сам по себе курорт в городе, который не блещет комфортностью, привлекательным не сделаешь?
- Это риск, да, - согласился Дронов. – Пока Зеленоградск лежит на боку и не развивается, трудно будет. Там из 756 домов 235 – аварийное ветхое жильё, которое подлежит сносу. И там надо историческую застройку восстанавливать. Кранц был престижным и дорогим курортом, сегодня он может стать российскими Карловыми Варами… Но мы в город не лезем, наш участок хоть и недалеко, но не в городской черте.
Вот такая приблизительная схема зеленоградского проекта. У светлогорского очертания ещё более смутные. И тоже из-за сомнений в том, что гостиница, рассчитанная только на пляжный туризм, будет иметь спрос. Рудобельцу предложили исправить проект, заточив его под представительский, где можно проводить бизнес-конференции, совмещая отдых с делами.

Кто получит Альтштадт?

На обратном пути из Канн директор по экономике фонда «Возрождение» Даниил Кофнер посчитал, сколько визиток оставили посетители стенда за три дня. Оказалось, больше трехсот. Кофнер говорит, что 80 процентов указанных на визитках имен – реальные инвесторы, с которыми можно вести работу дальше. И среди них есть настоящие гиганты в сфере девелопмента, инвестиций и строительства.
Но меня занимал вопрос о том, кто же получит Альтштадт. Потому, что это действительно красивый проект, который многое в Калининграде перевернёт. Потому, что он уже выглядит существующим, и кажется, что случится при нашей с вами жизни. И потому ещё, что не хочется получать в итоге то, что мы обычно получаем – вместо брусчатки тротуарную плитку, а вместо черепицы – металл.
Разумеется, однозначного ответа на этот вопрос никто пока не дает. Хотя я спрашивала многих. И даже в словах Ярошука, «подразумевающего» компанию Находкина, оговорка существовала: после конкурса.
- Чем глубже проработан проект, тем большую активность проявляют инвесторы, - сказал мне заместитель генерального директора «Gamma Management Group» Валерий Курьянович. – Наших презентационных материалов не хватало, они разлетались очень быстро.
К слову сказать, стало очевидно, что организацию выставки надо отдавать в одни руки. «Возрождение» выиграло тендер на оформление стенда, буклетами занималась одна компания, отправкой делегации – другая. Оттого и получалось, что переводчиков не хватало - Кофнер без устали говорил на английском, но зачастую посетителей было больше, чем Кофнера. А начальнику департамента мнэкономики области Олегу Дановскому приходилось самому убирать кофейные стаканчики.
Так вот, Альтштадт. Он займёт пять гектаров, инфраструктура по проекту – сложнейшая: мосты, тоннель. «Gamma», по словам Курьяновича, предлагает городу в качестве «бонуса», или подарка, кому как нравится, набережную, ратушу и ещё несколько объектов. Но даже эти соблазнительные «пряники» не играют роли решительных аргументов. Губернатор, якобы, в ответ на инициативу Находкина предложил подумать о разработке концепции всего исторического ядра города. А это уже 20 гектаров, включая сложную с точки зрения земельных отношений часть Лёбинихта – с домом Советов, прежде всего.
…Я видела своими глазами: Инвестор ходит вокруг Альтштадта кругами. Правильно его выбрать – задача ближайшего времени.

81
+60
Смотреть
график