12:49

Школа: платить или не платить?

  1. Новости

 

 

После выхода статьи «Куда же ушли пять с половиной миллионов рублей?» (№ 14 от 17 апреля) наша редакция получила массу откликов. Напомним, в публикации говорилось о том, что родители калининградского лицея № 23 обратились в прокуратуру с просьбой проверить договор о совместной деятельности, по которому нужно ежемесячно платить деньги за разные услуги. Проверку вела прокуратура Ленинградского района совместно с КРУ администрации Калининграда.
– Было установлено, что договоры, заключенные с родителями, согласно которым люди платили деньги, не соответствуют требованиям законодательства, т.к. носят принудительный характер, – сообщила «СК» старший помощник прокурора Ленинградского района Светлана Левинская. – В соответствии с законом «Об образовании» школа вправе привлекать дополнительные финансовые средства за счет предоставления платных дополнительных образовательных услуг, а также за счет добровольных пожертвований, но только не злоупотреблять этим.
Не секрет, что почти все школы привлекают средства родителей на дополнительные услуги, занятия.
Редакция «СК» попросила министра образования области Наталию Шерри помочь организовать «круглый стол» по этой теме. Он прошел в лицее № 23. В обсуждении проблемы приняли участие журналисты, директора образовательных учреждений города, члены попечительских и родительских комитетов, предеседатель комитета образования администрации Калининграда Алексей Силанов, замминистра образования области Светлана Юрьева.
– С 2006 г. каждое учебное учреждение финансируется строго пропорционально численности учащихся, – рассказала Светлана Николаевна, – доходы школ зависят от размеров установленного норматива. Ранее (до января 2009 года) все учреждения повышенного типа – лицеи и гимназии – получали повышенный по сравнению с общеобразовательными школами норматив финансирования (коэффициент составлял 1,5). Однако финансовый норматив – это финансирование государственного образовательного стандарта, а стандарт для всех один, и если деньги следуют за учеником (а именно в этом смысл нормативного подушевого финансирования), то за разными учащимися любой школы региона должны идти одинаковые средства. В 2009 году размер норматива уравняли. Высвободившиеся средства направили на стимулирование образовательных учреждений (любых: и школ, и лицеев, и гимназий), чьи программы показывают лучшие результаты. Часто потребности современных родителей выходят за рамки образовательных стандартов. Закон говорит, что сегодня учебное учреждение может оказывать дополнительные платные образовательные услуги, а также родители могут делать добровольные пожертвования на нужды школы.

«На пожертвования починили перила»

Директор лицея № 18 Ирина Теличко:
– В середине второго полугодия мы изучаем спрос родителей – какие допуслуги нужны их детям, проводим анкетирование. По итогам формируем заказ на будущий год. Затем на совете лицея обсуждаем перечень дополнительных предметов и в начале сентября выносим его на родительскую конференцию. Там уже конкретно решаем вопрос об объеме допуслуг. Родители учеников каждого класса сами определяют перечень дополнительных предметов.
Что касается договора пожертвования – здесь у нас нет системы. Во втором полугодии, когда известны бюджет на следующий год и объекты, которые будут поддержаны на средства муниципалитета, мы определяемся, на что еще нужны деньги. Эти «болевые точки», не обеспеченные финансами, обсуждаем с участием председателей родительских комитетов, совместно с ними принимается решение выйти на родительскую общественность, чтобы родители могли по договору добровольного пожертвования собрать средства. Например, такое у нас было в 2006-2007 гг. – лестничные перила сломались, возникла угроза травмирования детей, и родители помогли приобрести новые перила. Такие пожертвования у нас разовые, по потребностям, деньги расходуются только на поддержание здания в нормальном состоянии. Отчитываемся за них на ежегодной родительской конференции.

«На что пошли деньги – читайте на сайте»

Директор гимназии № 32 Виктория Белякова:
– Родители – наши главные социальные заказчики. И они сегодня требовательны не только к качеству образования детей, но и к условиям их пребывания в школе. Мы стараемся выполнить все пожелания родителей, но без привлечения средств со стороны это тяжело. Мировая практика говорит, что сегодня все образовательные учреждения принимают в той или иной мере помощь со стороны. Если взнос делается на условиях добровольности, это законно, главное, чтобы он был целевым и пошел на решение поставленной задачи.
Все допуслуги мы оказываем сверх учебного плана. По итогам мониторинга выясняем, что родители готовы финансировать. Есть и те, кто в силу материального положения ничего не платит, а их дети посещают платные занятия. Для этого у нас в стоимость услуг заложен коэффициент. У родителей есть право контроля за использованием внебюджетных средств, и если поступают добровольные взносы на какие-то цели, мы тут же отчитываемся и спешим поблагодарить всех, кто это сделал. Обязательно вывешиваем данные о расходовании средств на сайте гимназии. Хотелось бы сказать: если бы родители вникали в проблемы школы, знакомились с информацией, вопросов было бы меньше.

«Задача попечительского совета – помочь неимущим»

Директор лицея № 49 Людмила Осипова:
– У нас 19 лет действует попечительский школьный совет с казначеем, бухгалтером, общественным фондом. Совет определяет размеры добровольных пожертвований и статьи расхода этих денег. Главная нужда – безопасность детей и круглосуточная охрана школы. Нам никто не оплатит эту услугу, кроме самих родителей. Мы нанимаем охранную фирму, услуги нужно ежемесячно оплачивать, в т.ч. летом. Сумма зависит от стоимости услуг. У нас это 160 руб. в месяц с учетом летних каникул. Остальные средства, собранные в виде добровольных пожертвований, идут на проведение праздников, покупку подарков детям из малоимущих семей, их пребывание в летнем пришкольном лагере, а также стипендии ученикам, которые победили в олимпиадах и т.д. В расходы включаем и услуги по содержанию школы. Выделяемых по нормативу средств не хватает на покупку, например, необходимого количества моющих средств. Платят только те родители, которые имеют такую возможность, малообеспеченные освобождаются от всех видов оплаты, охраны в том числе. Ни один родитель не возмутился тем, что ему приходится платить за детей из бедных семей. Для нашего попечительского совета важна именно эта функция – помощь тем, кто не может платить, но по любому поводу составляем отчеты, копим все чеки.
Собираем и на ремонт классов. Уже многие годы их состояние поддерживаем только за счет родителей. В каждом классе они сами решают, что надо отремонтировать. На первой линейке я всегда спешу поблагодарить тех, кто помогает школе.
Платные образовательные услуги – только в начальных классах, в старших мы почти отказались от платных преподавателей, хотя просьбы от родителей есть. Но мы знаем, что с этого вида оплаты взимаются налоги, и нужно юридически правильно оформить такие взаимоотношения. Для этого требуется помощь комитета по образованию администрации города.
Алена Бушмина, председатель управляющего совета гимназии № 40, мама первоклассницы:
– Я думаю, что руководство школ и гимназий без особого удовольствия занимается денежными вопросами: ведь это дополнительные обязанности и отчеты. Например, моя дочь-первоклассница в школе дополнительно занимается танцами, английским, шахматами, этикой (один урок стоит 55 руб). При этом я привожу ее утром, а забираю в 18.00. В школе трехразовое питание. Я спокойна, что ребенок занят, присмотрен, накормлен. За это я готова платить деньги.
«СК»: – А сколько вы платите в месяц?
Алена Бушмина:
– Около 1500 руб. Но если бы я по отдельности возила дочку после уроков на эти же занятия в секции, вышло бы дороже, плюс время, которое я на это потрачу. На собрании в школе нам говорят, какие есть проблемы, сколько это может стоить, родители сами решают, могут ли они собрать деньги. Никто фиксированных сумм не называет. С моей стороны это может быть и 100, и 300 руб.

За что платят первоклашки?

Журналисты «СК» зачитали мнение мамы будущего первоклассника (имя и фамилия есть в редакции. – Авт.):
«Мой ребенок 1 сентября идет в гимназию № 22. Еще в прошлом году на собрании будущих первоклассников нам сообщили, что в апреле 2010 г. начнется прием заявлений. В июле мы должны принести медкарты, тогда же подписать договоры на добровольные пожертвования и сразу же внести плату за первое полугодие из расчета 600 рублей в месяц. Только когда мы принесем квитанции об оплате, будет рассматриваться вопрос о зачислении детей. На днях я звонила в гимназию, там заявили, что условия остаются в силе. Когда же закончатся эти поборы и вымогательство? Или у нас государство совсем не финансирует образовательные учреждения?»
Нелли Николаевна Шпигель, директор гимназии № 22:
– В этом году речи о платных образовательных услугах еще не было. Родители действительно интересовались, какие платные услуги оказывает гимназия, но никому, и первым классам особенно, мы еще не предлагали платных услуг. Пока не укомплектованы классы и не вывешены списки учеников, разговоры о платных дополнительных услугах не ведутся. Хочу сказать и о другом. Основным заказчиком дополнительных образовательных услуг являются не сами школы, а родители. Например, у нас в апреле 2009 г. на школьной конференции родители, учитывая, что дети сдают обязательные экзамены – математику и русский – попросили поделить классы на две группы, чтобы учителю было удобно работать с каждым, а детям учиться в небольшой группе. Через платные услуги это делать нельзя, т.к. образование у нас бесплатное, а через пожертвования – можно. Поэтому хотелось бы обратиться к юридической службе городского комитета по образованию, чтобы нам разработали оптимальные договоры, чтобы директора школ четко знали, что можно проводить через платные услуги и как оформить такое обучение через пожертвования.
Перечень платных образовательных услуг у нас определяется по итогам анкетирования родителей и учащихся. На основании этого комплектуем группы, иногда делаем одну из четырех параллелей. Все платные занятия проводятся во внеурочное время.
Алексей Силанов:
– За 7 лет моей работы на этой должности ко мне не поступило ни одного заявления, что ребенок был отчислен из школы, т.к. родители не соблюли условия добровольного пожертвования. У многих школ вообще нет жестких требований по этому вопросу, да и не может быть условий приема в первый класс по каким-то вступительным взносам типа договора пожертвований или сбора средств на покупку мебели. Если ребенок еще не принят в школу, о какой оплате может идти речь?
«СК»: Нужны ли первоклашкам дополнительные уроки? И что можно им дать на 600 руб. в месяц?
Нелли Шпигель: У нас школа с эстетическим развитием, и мы традиционно предлагаем занятия хореографией, но некоторые родители отказываются. У нас есть ребята, которые посещают хореографию бесплатно. Также предлагаем урок развития познавательных способностей ученика. Но все только по желанию и после уроков. Обязаловки нет.

Могут ли школы прожить без помощи родителей?

Директор лицея № 23 Марина Беркунова:
– Система дополнительного образования развивается и будет развиваться в каждой школе. И везде все одинаково: есть заявка от родителей, мы должны ее исполнить. Но давайте решим вопрос: как квалифицировать охрану школы? Это ведь не образовательная услуга. А в договоре о пожертвованиях мы указываем, что руководство лицея обязуется создать безопасную среду для развития ребенка. А гардероб? У нас раньше никто за это не отвечал, можно было уйти в чужой куртке, пошарить по карманам... Штат лицея рассчитан на три технических работника, один из них – дворник. Проблему мы решили с помощью родителей – наняли гардеробщиц. У нас есть бассейн, а норматив на ребенка получаем, как и в других школах. Отдельно средств на содержание бассейна не выделяется. Расходы большие – покупка раз в месяц 75 кг гипохлорида, содержание хлораторщика, медсестры, двух тренеров. В штатном расписании их нет. Мы оборудовали физиокабинет, где дети получают 20 разных процедур. Раньше в столовой убирали сами дети. Сейчас это запрещено, и мы наняли работницу, она убирает со столов и т.д. Все это создано на деньги родителей. Надо нам все это или нет?
«СК»: – Марина Алексеевна, почему все это вы не указали в договоре добровольного пожертвования? У родителей, может, не было бы тогда вопросов, они не пошли бы за правдой в прокуратуру?
Марина Беркунова:
– А как квалифицировать эти услуги? Суть нашего договора прокуратуру устроила, предписание вынесли по его форме. Сейчас мы думаем, в какую форму облечь соглашение двух сторон, чтобы все было законно.
«СК»: – Собранные с родителей за год 5 млн руб. по сравнению с годовым бюджетом школы – это много или мало?
Марина Беркунова:
– Очень мало. Наш годовой бюджет – не менее 30 млн руб.
«СК» – Родители спрашивают, почему они платят за бассейн 10 месяцев, хотя дети плавают всего 9?
Марина Беркунова:
– Бассейн нужно содержать все лето, платить обслуживающему персоналу зарплату.
Алексей Силанов:
– Видимо, проблема в том, что руководство школы мало разъясняет родителям те возможности, которые у нас есть. Сегодня школы от родителей получают лишь требования, каким должно быть образование их детей, но мало кто знает, чем школы для этого располагают. Посмотрите: замечаний по использованию собранных с родителей средств у прокуратуры к руководству лицея № 23 нет. Деньги правильно оприходованы, прошли через банк, на все есть сметы. Средства пошли на оплату работы профессорско-преподавательского состава сверх образовательного стандарта, дополнительного образования, на стимулирование труда педагогов, выплату стипендий детям, создание лучших условий для пребывания учащихся в школе.
Татьяна Мишуровская, директор гимназии № 40:
– Надо признаться, что сегодня директора вынуждены идти с протянутой рукой:«Уважаемые родители, помогите, иначе мы не справимся!» И никто из директоров сумм добровольных пожертвований вам никогда не озвучит: кто сколько может, столько и внесет. На днях я, например, на свои деньги купила в гимназию холодильник, он срочно понадобился для хранения вакцины.
Что касается дополнительных платных занятий, то их принцип должен быть таким: я могу сегодня – я их заказываю. Не смогу – что делать… Но есть здесь проблема, которую мы вынуждены признать: недостаточная информированность родителей. Надо показывать, рассказывать, размещать на сайтах информацию. Над этим нам стоит задуматься.

Безопасность детей – прежде всего, но средств на нее не выделяют

«СК»: Кто вынуждает школы идти с протянутой рукой?
Алексей Силанов:
– По закону министерство образования финансирует только организацию стандарта общего образования, это оплата труда плюс учебные расходы.
Содержание образовательных учреждений – компетенция местных органов власти, но там тоже считают деньги в пределах доходов и расходов. Сегодня родителей это не устраивает, например, они хотят, чтобы дети были под надежной охраной. Имеющимся школьным техперсоналом этого не обеспечить. Сегодня по поводу охраны много вопросов: как рассчитывается стоимость услуг и т.д.
«СК»: Кто все-таки должен платить за охрану школы?
Алексей Силанов: – Сумма зависит от требований родителей. Ни в одной школе сегодня охрана не оплачивается за счет муниципалитета. Мы смогли установить везде тревожные кнопки, автоматическую противопожарную сигнализацию, вывели ее на единый пульт службы пожаротушения. Это все, что можем пока себе позволить. И в прежние годы обеспечение охраны во всех школах обошлось бы Калининграду в 90 млн руб. Таких денег нет, поэтому объяснили родителям, что по штатному расписанию в школах есть гардеробщик и вахтер, который может сидеть у входа в школу. Но сегодня у родителей такие запросы, которые в муниципальной системе образования не подкрепляются бюджетными доходами. Стоит вести разговор о том, насколько родители должны помогать школе обеспечивать тот социальный заказ, который ей сами же и дали. Например, Закон «Об образовании» запрещает привлекать учеников к уборке школы, территории, столовой, то есть мы обязаны кого-то нанять. А кто заплатит? Наши возможности весьма ограничены, без помощи родителей не обойтись, но надо различать два направления: оказание платных дополнительных образовательных услуг и добровольные пожертвования. Самое главное, чтобы соблюдался принцип добровольности.
«СК»: – Если уж не удается избежать платных уроков и пожертвований, то, возможно, вашей юридической службе надо разработать типовой договор между школами и родителями, где будут указаны не только обязанности родителей, но и их права?
Алексей Силанов: – Видимо, так мы и поступим. 

Слово министру: Платные услуги более понятны

Наталия Шерри, министр образования Калининградской области:
– Ничего экстраординарного в проверке лицея № 23 не было, прокуратура высказала свое отношение к добровольным благотворительным пожертвованиям родителей. Мне трудно не согласиться с мнением прокуратуры, потому что я тоже считаю: когда пожертвования принимают поголовный характер, они вряд ли вносятся на добровольной основе. Хотя, с другой точки зрения, с родителями подписывались договоры, и насколько я знаю, никто их не заставлял это делать.
Понятно, что любого рода пожертвования менее прозрачны, и если вы хотите знать мое мнение, то мне более симпатична ситуация с платными услугами — они наиболее социально обозначены и понятны. Поэтому мы рекомендуем директорам школ вводить официально разрешенные платные услуги за рамками обязательного образовательного стандарта.

Что в итоге

Нужно четко различать добровольные пожертвования и плату за дополнительные образовательные услуги. Первые предполагают, что одна из сторон жертвует, вторая принимает, при этом обязательств у второй стороны не возникает. Платные допуслуги подразумевают обязательное оформление обязанностей, когда каждая из сторон (школа и родители) подписывают договор, в котором записано: а) что обязуется за эти деньги предоставить образовательное учреждение, б) что за полученные услуги обязаны сделать родители.
Оплата любых дополнительных услуг и сбор пожертвований могут быть со стороны родителей только добровольными (никак не принудительными!).
Руководству учреждений надо больше общаться с родителями, подробно рассказывать, на какие цели идут собранные средства. 
 

Подготовили Ольга Саяпина, osa@strana.kaliningrad.ru,
Екатерина Тейге, фото А.Матвеева 

 

+867
Смотреть
график