Новости
27.10.2017
14:36

Директор Музея Мирового океана Светлана Сивкова: Бизнесмены приходят к нам и говорят, что готовы помочь

Фото: Александр Подгорчук Фото: Александр Подгорчук
Фото: Александр Подгорчук
Накануне своего юбилея директор Музея Мирового океана Светлана Сивкова стала гостем программы "Бизнес-завтрак с Юрием Хребтовым" на радио "Бизнес ФМ – Калининград". Светлана Геннадьевна рассказала, как складываются отношения музея и калининградского бизнеса и почему её считают "железной леди".
 
— Вы 27 лет бессменно руководите Музеем Мирового океана. Вы до такой степени однолюб?
 
— Наш музей такой многогранный, такой разнообразный, с такими многочисленными лицами, что я все время влюбляюсь — то в одно лицо, то в другое. И реализую много интересных проектов. Сегодня я журналист, завтра дизайнер, художник, артист, сценарист, географ, историк, океанолог… Не устаю открывать для себя новое. И конечно, я люблю этот музей.
 
Музей Мирового океана. Фото: Александр Подгорчук
 
— Чтобы руководить таким музеем, надо знать много профессиональных нюансов.
 
— Мне повезло. У меня были прекрасные учителя. Что касается океанологии, то моим учителем был Михаил Михайлович Ермолаев, человек с мировым именем. Назвать его — и сразу открываются двери, и с тобой совершенно по-другому разговаривают. Что касается музейного дела, тоже повезло. У меня был замечательный учитель — Евгений Абрамович Розенблюм. Человек, который создал музейную школу, художник, музейный архитектор, автор прекрасных экспозиций в музее Пушкина, Политехническом музее и многих-многих других, а также основатель Сенежской школы. Я запомнила навсегда его слова, и это почти мой девиз: "Дорогая, делай всегда так, как тебе нравится. Никого не слушай. Тебе кажется это красиво, тебе кажется это правильно  — делай. И это другим обязательно понравится".
 
— Удаётся?
 
— Да, я стараюсь делать так, как мне нравится. Если вам что-то нравится в моем музее, то практически везде я присутствую, потому что я люблю создавать экспозиции.
 
— Откуда у вас такая приверженность именно морскому делу?
 
— Калининградцы живут на берегу моря. Море — это выход, море  — это возможности, это корабль, который несет тебя куда-то к дальним странам, это романтика, это мечты. Я романтик.
 
День селёдки. Фото: Александр Подгорчук
 
— Как появилась идея знаменитого Дня селёдки?
 
— Идея витала в воздухе. Я услышала, что в российских городах есть День помидора, День огурца. И мы решили, что интересный праздник должен быть и в нашем городе. И придумали День селёдки. Правда, почему-то некоторые считают, что этот праздник испокон века был в Кенигсберге. Ничего подобного. Он придуман нашим музеем. А теперь стал народным праздником.
 
— В этом году музей стал победителем национальной премии "Хрустальный компас" в номинации "Общественное признание". Помимо общественного признания что в практическом виде это дало музею?
 
— Музей впервые получал такую серьёзную премию именно за общественное признание. Набрали огромное количество голосов серьёзного жюри. Отрыв от конкурентов был огромным. Премию вручили за программу "Россия на Балтике" — это компьютерная программа для 3D-кабины.
 
— Музей получил какие-либо средства на развитие?
 
— Это неденежная премия. Я всегда говорю, что мы опаздываем к распределению материальных благ. Долгое время музей работал на имя, а сейчас имя работает на музей. Мне очень приятно, когда приходят люди, состоявшиеся в финансовом плане. Я считаю, что сегодня в Калининграде бизнес вырос. Вырос до такой степени, что люди приходят в музей и говорят: "Мы готовы вам помочь". И мы им за это очень благодарны.
 
— Сами приходят?
 
— Да. Да. У нас есть жилые каюты, в них можно остановиться, но, к сожалению, необходим ремонт. Мне сказали: "Хорошо, мы вам поможем".
 
Я восхищаюсь тем, что происходит с плавучим маяком "Ирбенский". К сожалению, многие не знают, что в нашем городе стоит уникальный объект.
 
Маяк "Ирбенский". Фото: Музей Мирового океана
 
У нас была одна доминанта в городе — Кафедральный собор, сегодня появилась вторая — плавучий маяк "Ирбенский". Мы обращаемся ко многим по поводу его восстановления. К сожалению, ощущается дефицит финансирования. Но линза Френеля, двери, катер уже отремонтированы. Нам помогли практически все, к кому мы ни обращались. Ремонтируются краны, ремонтируется шлюпка, я этим восхищаюсь. Я говорю: наконец-то в нашем любимом крае, в моем родном крае, бизнес стал цивилизованным.
 
— То есть то время, когда вы на первых порах отказывались от зарплаты, чтобы ремонтировать экспонаты, прошло?
 
— Да. Не могу сказать, что у нас наступили прекрасные времена. Скорее, наоборот. И не будет легко. Сегодня, когда обращаемся к людям, нам верят и понимают, что все, до единой копейки, мы направим на дело. Это наш главный принцип. Не раз слышала: "О, музею много дают государственных денег, вот они и жируют, поэтому у них все классно". Но мало кто знает, что надо убедить, и это непросто, дать средства на восстановление того или иного объекта. Ведь в Министерстве культуры очень много объектов, памятников, музеев, которые нужно восстанавливать. Мы же убеждали в необходимости восстанавливать наши объекты.
 
На самом деле 27 лет для музея — это вообще не возраст. Музеи существуют сто, двести, триста лет. Мы свой музей сами задумали и сами осуществили. И он состоялся практически за одну жизнь. За одну нашу жизнь.
 
Было трудно, нам мало кто верил. Но чувство оптимизма помогало держаться. Конечно, были слезы, рыдания, желание уйти. Я не люблю просить. Но ради музея могу убеждать. Всегда говорю: "Это не мой музей, это наш с вами музей. Все, что в нем есть, — это принадлежит нашему региону. Мы можем этим гордиться".
 
У меня есть любимое выражение, которое я часто повторяю — "свой среди чужих, чужой среди своих". Когда ты приезжаешь в Москву, тебе говорят: "Ну тебе же там, в регионе, помогут". А дома слышишь: "Вы федеральные, идите в Москву". Был такой период в самом начале нашего пути, когда можно было объединять бюджеты — и муниципальные, и региональные, и федеральные. И вот во многом благодаря друзьям, благодаря городу, благодаря области и одновременно Министерству культуры музей состоялся, потому что нам помогали. Музей — это еще и клуб друзей. Не было денег, но были друзья. Сейчас появляются новые, и нам очень приятно, что у музея они есть.
 
— Можно ли сказать, что люди, которые с вами работают, это команда единомышленников?
 
— Я практически в этом уверена. Главное, чтобы корабль был крепок, чтобы курс был правильно выбран, чтобы команда работала слаженно, а капитан был отважный.
 
— По мнению ваших коллег, вы калининградская железная леди. Такая вот Маргарет Тэтчер. вы с этим согласны?
 
— Знаете, я никогда не хотела быть директором. Это правда. На эту должность меня как-то случайно вынесла волна.
Некоторые называют меня железной леди и дают определения, которые я терпеть не могу. Мне всегда нравилось заниматься творчеством, самое любимое дело — это экспозиция, выставка, работа с художниками. Это мое вдохновение. Но, наверное, со стороны я выгляжу жёсткой. Жизнь заставила. У нас сложное производство, много разнообразных задач. Поэтому часто приходится принимать решительные меры.
 
— Когда будет закончено строительство знаменитого экспозиционного корпуса музея в виде шара?
 
— Я не руковожу его строительством. Им руководит Министерство культуры Российской Федерации, а заказчиком является Северо-Западная дирекция по строительству, реконструкции и реставрации. Надеюсь, все понимают, насколько важно этот объект сдать к чемпионату мира по футболу. Сегодня можно увидеть три этажа. Мы практически каждый день бываем на стройке, чтобы определить, где и что будет находиться. Мы этим занимаемся изнутри, пытаясь ускорить работу. Объект очень сложный. Много разных проблем, но я думаю, что Министерство культуры должно справиться.
 
22