Новости
Автор: Екатерина Медведева
16.08.2017
12:06

"У нас тут Рублёвка, только воняет": как жители посёлка Северный борются с властями за свежий воздух и чистую воду

Виктор Буздин Виктор Буздин
Виктор Буздин
У посёлка Северный есть всё, чтобы стать одним из самых привлекательных мест для проживания в Калининградской области: близость с региональным центром, прекрасный ландшафт и не тронутые войной немецкие здания. Однако населённый пункт постепенно приходит в упадок. По заверениям местных жителей, всё это происходит из-за равнодушия к судьбе населённого пункта властей. Терпение сельчан лопнуло после того, как практически под их окнами разлилось озеро с фекалиями. Клопс.Ru побывал на месте и узнал, как селяне пытаются справиться со своими проблемами.
 

Многодетные, мигранты и пенсионеры

Посёлок Северный расположен всего в 17 км от Калининграда, но относится уже к Багратионовскому городскому округу. Когда-то этот населённый пункт назывался Маринхёх. Своё название при советской власти он получил в честь немецкого аэродрома Нордлих, который находился рядом.
 
До войны этот уголок Восточной Пруссии представлял собой большой и благоустроенный военный городок. Им же он на некоторое время остался и после прихода советской армии. В наследство русским воякам достались лётное поле, ангары, капониры, гарнизонные корпуса и уложенные плитами с гранитной крошкой улицы.
 
В настоящее время в Северном живёт порядка тысячи человек. Сейчас это уже не военный городок — часть давно расформировали. Бывшие общежития частично превратились в отдельные квартиры и были приватизированы. Их покупают те, у кого не хватает денег на жильё в региональном центре. До Калининграда ехать на машине около 20 минут, поэтому жильё в посёлке довольно востребованно. Однушку в панельной пятиэтажке, которую возвели уже во времена СССР, можно приобрести примерно за 850 тысяч рублей, а в доме довоенной постройки — ещё дешевле. Сюда переезжают многодетные семьи, мигранты. Здесь доживают свой век пенсионеры.
 
 

Клуб сгорел, казарму разобрали, столовую растащили

Тени многолетних деревьев, яркие клумбы, пение птиц и голоса детей, бегающих по лужайкам и игровым площадкам, — всё тут с первого взгляда напоминает совдеповский санаторий или пионерлагерь.
 
"У нас тут вообще Рублёвка. Только всё разваливается. Надо от управляющей компании отказаться да с властями побороться. Но мы-то за свой посёлок боремся и загубить его не дадим", — говорит местная жительница Галина Логвинова.
 
Широкие улицы не имеют названий — в графе о регистрации в паспорте у сельчанина стоит только название посёлка и номер дома. Зато есть фонари, и ещё сохранилась немецкая ливнёвка.
 
В 2015 году Минобороны передало имущественный комплекс в ведение области. Именно этот момент сельчане называют "началом конца". Многие казармы и административные здания опустели. Некоторые строения и вовсе начали разбирать на кирпич.
 
"Я работаю в миграционном центре. Приезжие с Украины и из Казахстана, которые малоимущие, просили себе четырёхэтажное здание казармы — оно в отличном состоянии было. Говорили, что сами там ремонт сделают. Но нет — разобрали всё у них на глазах", — вспоминает Галина Курильная.
 
 
Те дома, что ещё стоят на месте, приходят в упадок и разворовываются. Из зелёной гущи дубов и берёз выглядывает четырёхэтажное здание без окон, но с недавно поменянной кровлей.
 
"Это был поселковый клуб. Сгорел, потому что заместитель председателя сельсовета картошку сушил у печки. Потом здание купил частник и хотел сделать там жилой дом. Не успел — посадили в тюрьму", — припоминает пенсионерка, сидящая на крылечке.
 
В другом конце посёлка есть огромное здание бывшей столовой для военных лётчиков. По рассказам местных жителей, внутри ещё до недавнего времени стены были отделаны красивыми деревянными панелями, но сейчас имущество стоит без охраны и постепенно растаскивается.
 
 
Недалеко ещё одно пустующее двухэтажное строение с мансардой — бывшая медсанчасть, которая постепенно зарастает травой и мхом.
 
Незаброшенные дома тоже потихоньку приходят в негодность, ведь управляющая компания согласилась взять под своё управление только две пятиэтажки.
 
"Все дома довоенной постройки остались существовать сами по себе. ТСЖ где-то пытались создать, но оно просуществовало недолго — как-то всё заглохло. Вот и ветшает жильё", — рассказал депутат окружного совета Владислав Батарин. 
 

За медикаментами — через поле, за газом — на автозаправку

В посёлке у жителей нет нужды топить печи — центральное отопление во всех домах. Практически у каждого из строений своя индивидуальная котельная, которую обслуживает МУП "Водоканал-Теплосеть". В домах довоенной постройки плата за отопление в квартире площадью 42 квадратных метра составляет порядка пяти тысяч рублей в месяц.
 
"Вот со своей пенсией в восемь тысяч я зимой за квартплату отдам, булочку куплю (иногда так хочется себя побаловать) и всё. А потом сидишь. Захочу есть — поеду в Нивенское до сына Васи — там и поем. Вот так вот и живём", — сетует пенсионерка Мария Иванова.
 
 
В Северном имеются два продуктовых магазинчика и лавка с бытовой химией. Цены здесь чуть выше привычных, поэтому местные предпочитают по возможности делать покупки в посёлке Южном, куда можно добраться и пешком — напрямик через аэродром и поле. Также ездят на шопинг и в Калининград.
 
Есть 109-й автобус, который ходит до посёлка примерно раз в час, но по вечерам, как утверждают местные жители, возвращаясь из посёлка Южный в Калининград, бывает, и не заворачивает к Северному. Тогда сельчанам приходится идти примерно километр до остановки на трассе. Пожилым людям нелегко живётся в Северном и из-за отсутствия фельдшерского пункта.
 
"Вот я, старая баба, в Южный за цитрамоном хожу. Там ФАП есть и аптека, а у нас только медпункт, в котором никаких лекарств", — вздыхает Мария Иванова.
 
Ещё большая трудность для местных стариков — отсутствие в домах газопровода. В большинство домов привозить баллоны со сжиженным газом приходится с заправки из Нивенского. Одинокие пенсионеры вынуждены упрашивать знакомых, которые за небольшое вознаграждение помогают отвезти пустой баллон и привезти обратно полный.
 
 

Воруют у своих же

Работает по большей части всё трудоспособное население посёлка Северного в Калининграде. Хотя есть и несколько местных небольших предприятий: колбасный и пельменный цеха, производство опилок, или, как называют его местные, "дробильня", а также небольшое производство бетонных изделий и какие-то мастерские.
 
Безработных тоже хватает, поэтому многие молодые люди промышляют, по словам их соседей, мелкими кражами или приторговывают наркотиками. Опорного пункта полиции в Северном нет. Участковый приезжает из Нивенского.
 
"Воруют у своих же всё, что плохо лежит. Постоянно пропадают инструменты из гаража или стройматериалы. Мы все тут знаем, кто, что и у кого взял, но как докажешь? А полиция тоже не очень старается преступления раскрывать", — рассказывает Галина Логвинова.
 
По мнению некоторых сельчан, жизнь в посёлке начнёт налаживаться, когда в Нивенском заработает предприятие по добыче и переработке калийно-магниевых солей.
 
"Очень ждём. Это ведь и рабочие места, и налоги в бюджет. А иначе на что район наш благоустраивать?" — говорит самопровозглашённый староста посёлка Артур Бах.
 
Помимо безработицы, сказывается на устроенности жизни в посёлке и отсутствие социально-культурных, а также развлекательных объектов.
 
"У нас тут никаких условий нет для нормального досуга. Дети бегают сами по себе — им нечем заняться, и они лезут в заброшенные здания, а молодёжь спивается и ворует", — откровенно признаётся Галина Логвинова.
 
Многие сельчане уверяют, что если бы хотя бы один из пустующих нынче домов отремонтировать, то там могли бы разместиться и детский сад, и фельдшерско-акушерский пункт, и кафе, и досуговый центр. А ещё туда же могла бы переехать библиотека, которая сейчас расположена в жилом доме.
 
 

Озеро сточных вод

По рассказам старожилов, до войны "взлётка" на немецком аэродроме имела систему шлюзов: при необходимости можно было затопить аэродром водой, чтобы вражеские войска с воздуха не распознали стратегический объект.
 
Сейчас бывший аэродром затапливает совершенно по другим причинам. Буквально в ста метрах от жилых домов и проходящего под землёй водовода из травы бьёт фонтан канализационных стоков.
 
Жители Северного уверены, что у бедствия сразу три причины: пришедшая в негодность из-за отсутствия ремонта канализационная сеть, закрытые очистные сооружения и халатность подрядчика, занимающегося демонтажом аэродромных объектов.
 
Примерно два года назад на территории недействующего аэродрома начались активные работы по разборке и вывозу строений.
 
"Земли под посёлком не принадлежат муниципалитету — ими распоряжается теперь агентство по имуществу регионального правительства. Вот они уже нескольких подрядчиков нанимали, чтобы те тут всё разбирали. Как рабочие рассказывают, в качестве вознаграждения за демонтаж им достаются все добытые стройматериалы: металл, кирпич и бетон. Увозят они даже бетонные плиты с дороги. Круглыми сутками работают", — говорит Артур Бах.
 
Мало того что рабочие грузовиками разбивают поселковые дороги, так они ещё и умудрились, как уверены местные жители, засыпать распределительные канализационные коллекторы. После этого и побежали из-под земли ручьи зеленоватой воды, от которой запах гнилья и экскрементов разносится на всю округу.
 
В жару и при определённом ветре люди не открывают окна в домах, потому что, по их словам, смрад окутывает всю квартиру.
 
"Спим как на свиноферме! Вся одежда пропахла. И вода из-под крана периодически этим же пахнет. Мы платим за воду, а получаем канализационные стоки. В пищу приходится употреблять только бутилированную воду", — возмущается Валентина Мишина.
 
 
Сельчане рассказывают, что по мелиоративным каналам мутная зловонная жижа направляется прямиком в реку Прохладную, которая, в свою очередь, вливается в Калининградский залив.
 
"В грунтовые воды уже всё попало. А у нас свои скважины — всё теперь к нам в дома идёт. А если из детей кто-нибудь заразу подхватит и эпидемия пойдёт? Мы уже написали письмо в Роспотребнадзор", — рассказывает Галина Логвинова.
 
Обратились жители ещё и к муниципальным властям и даже написали врио губернатора Антону Алиханову. Ответ пришёл, но подписанный замом главы региона Александром Торбой, который как раз и оповестил людей, что демонтаж объектов на аэродроме "Нивенское" ведётся законно и кое-что из артефактов даже отправится в военно-патриотический музей. 
 
 
Директор местного МУП "Водоканал-Теплосеть" Илья Пуськов сообщил, что в настоящий момент из бюджета городского округа выделены деньги для проведения капитальных ремонтных работ на канализационных сетях посёлка Северного. Тендер на определение подрядчика объявят уже в августе 2017-го, а работы планируется начать в сентябре.
 
"Нельзя ждать! В сентябре здесь будет ужас вообще. У нас в пятиэтажках всё из унитазов на первых этажах обратно полезет. Дожди начнутся, дорогу размоет, ливнёвка забьётся ещё больше, — говорит старший по подъезду дома №15 Борис Тихомиров. — Уже сейчас во многих домах подвалы залиты дерьмом".
 
Жители не верят, что их проблема решится осенью, ведь изначально муниципальные власти обещали, что канализационные коллекторы починят в июне 2017-го. Рабочие даже начали копать какую-то яму, но в итоге всё зарыли обратно, как убеждены сельчане, вместе с выделенными на ремонт бюджетными деньгами.
 
"Я абсолютно согласен, что нашу власть надо немножечко пинать. Давайте попробуем это сделать через Общероссийский народный фронт и Общественную палату", — заявил приехавший на место секретарь рабочей группы по вопросам ЖКХ Общественной палаты Калининградской области Андрей Амельченко.