18:12

Мифический злодей

  1. Новости


- Свое 65-летие вы встречаете новым моноспектаклем "Демарш энтузиастов". В нем вы объединили фрагменты творчества Довлатова, Бродского, Аксенова, Жванецкого, Евтушенко. Какого рода энтузиазм, на ваш взгляд, объединяет этих людей?

- Их "энтузиазм", возможно, был только в том, что они по молодости и очень недолго верили в "социализм с человеческим лицом", но после августа 68-го ("Танки идут по Праге, – Танки идут по правде", Е. Евтушенко) эта наивная вера погасла. Это было время страхов и разочарований, когда необходимо было остаться собой в это подлое время ("…безвременье вливало водку в нас", В. Высоцкий)... Это просто талантливые люди, взгляд на мир которых мне близок и интересен.

- Несмотря на то, что спектакль включает в себя работы разных авторов, назван он в честь сборника Сергея Довлатова. Его творчество и судьба впечатляют вас больше, чем другие?

- Довлатов — один из моих любимых авторов. Он, на мой взгляд, очень сценичен. Его легко и приятно читать со сцены, как будто это я сам написал! Каждое его слово мне близко. Кроме того, он невероятно остроумен, и это сочетание грустного и смешного меня всегда притягивало в писателях.

- В 1995 году, насколько я понимаю, вы прекратили работу в Театре Вахтангова. Не примкнули ли к какому-нибудь другому с тех пор?
- Я ушел из Театра Вахтангова "на волю". Сейчас я работаю в разных театрах по договорам, и меня это очень устраивает. Не вижу смысла быть "в штате" какого-то театра. Это не дает ничего, кроме закабаления: не ты ставишь свои условия, а тебе их выставляют.

- Вы принимали участие в обеих экранизациях "Мастера и Маргариты". В первой играли Фагота, во второй – Азазелло. И тот, и другой – участники дьявольской свиты, наиболее обаятельные персонажи романа. Так получилось, что чаще вы примеряете на себя роли "злодеев". Кощей, Артуро Уи... Комфортнее ли вам уживаться с этими образами? Образы "злодеев" вы считаете более обаятельными?
- Это не я примеряю на себя образы, а режиссеры на меня их примеряют. Мне, начиная с "Рожденных революцией", давали исключительно злодеев, убийц и мерзавцев. Спасибо Герману, он сломал этот стереотип в "Лапшине". Спасибо Василию Брискану ("Молдова-фильм") – он в спорах с чиновниками из киноминистерства утвердил меня на роль командира подводной лодки ("О возвращении забыть"). Это был некий прообраз капитана Маринеско – в прямую называть это имя тогда не хотели. Были еще роли в фильмах "Бросок", "Из жизни Потапова", "Убегающий август" — это все были "положительные" герои.

- Довольны ли телевизионной интерпретацией романа Булгакова?
- Я доволен, что участвовал в этом проекте. И благодарен судьбе и Бортко, что смог играть на одной съемочной площадке с лучшими актерами нашего времени.

- Я неоднократно слышал по телевизору, что попытки экранизировать "Мастера и Маргариту" сопровождались различными мистическими событиями, вплоть до явления призрака автора режиссеру. Сплетни? Или что-то необъяснимое все-таки присутствовало?
- Может, у кого-то и сопровождалось, а у меня самое мистическое и необъяснимое — это то, что все абсолютно журналисты задают мне этот вопрос, как будто их клонировали. Я когда слышу это по телефону или во время интервью, просто перестаю разговаривать. Встаю и ухожу. Ничего мистического не было, как бы всем этого не хотелось!

- Вы говорили, что отказываетесь от ролей злодеев в современных фильмах и сериалах. Почему сложнее играть "злодея бытового", чем "злодея мифического"?

- Сложнее всего играть злодея в бездарном сценарии у плохого режиссера, а бытовой он или мифический – это совершенно не важно. Я отказываюсь, потому что ничего интересного не предлагают. А "папиков", воров в законе или продажных мэров в сериалах играть — мне жалко своего времени, у меня полно других проектов.

- У вас была роль в сериале "Моя прекрасная няня". Комфортно ли чувствовали себя на съемочной площадке?
- Прекрасно себя чувствовал. Сразу сказал себе: "Играем водевиль!" И стало легко и просто. Вокруг все "вахтанговцы" — понимают жанр. Мне было весело и приятно принимать участие в этом проекте. И так же, как в классической исторической "мыльной опере"("Бедная Настя") интересно было опробовать новые телевизионные технологии.

- Вы озвучили Скруджа в новой сказке "Рождественская история". Вот опять "злодей". Но не безнадежный. В оригинале эту роль озвучивает Джим Керри. У кого получилось лучше голосом вжиться в образ Скруджа?

- Спросите это у Джима Керри.

- Кроме того, вы озвучивали одного из персонажей сериала "Чемоданы Тульса Люпера" весьма неформального режиссера Питера Гринуэя. Процесс был приятен?
- Мне очень интересен Гринуэй. Я согласился моментально, даже не зная, о чем идет речь. Я озвучивал роль отца. Очень жесткое и сложное экранное воплощение. Мне было трудно, но процесс очень интересный.

- Вы много работаете. Что сегодня для вас лучший отдых?
- Уехать с моей женой Маришей и всеми собаками куда-нибудь подальше от Москвы, чтоб никто не звонил. И чтоб дочка Сашенька к нам приехала, хоть ненадолго, погостить. Гулять, читать, пить чай на балконе.

- Как выпускник физико-технического института и человек, какую-то часть жизни связавший с дроблением жизни на атомы, вы как-нибудь особенно отреагировали на шумиху, связанную с "Большим адронным коллайдером"? Может, у вас на этот счет в запасе имеется какой-нибудь афоризм?
- Скажу вам просто и ясно: перманентная денудация, хотя и стимулирует метод меторфизации биогеоценоза, однако цитрум не диффундирует…

"Демарш энтузиастов"
Моноспектакль Александра Филиппенко
21 декабря, 19.00
Калининградский областной драматический театр
+298
Смотреть
график