13:15

Матросы Балтийского флота оказались на больничных койках с травмами позвоночника

  1. Новости
Вдумавшись, понимаешь, что основная причина, по которой здоровье двух молодых ребят (до службы ни на какие недуги не жаловавшихся) сегодня оставляет желать лучшего, - существующая в вооруженных силах система.

Четыре тысячи кирпичей

Денис Гришин на службу, в общем, не жаловался почти до самого «дембеля». Больше того, подумывал даже о подписании контракта по окончании срочной. Все изменилось за два с половиной месяца до приказа об увольнении.

- На территории нашей части есть старая казарма, - рассказывает парень. - Теперь она оказалась вроде как и ни к чему, и мне поставили задачу найти в ней четыре тысячи кирпичей. Официально - на постройку бани для личного состава. Хотя я слышал, что эта баня должна была строиться на даче у командира нашего полка.

Сегодня командование части настаивает на том, что матросу Гришину было приказано именно СОБИРАТЬ кирпичи, выпавшие из стен нежилого здания. Не раскрывая военной тайны, как такое количество стройматериалов могло образоваться в пусть и старом, но еще весьма крепком строении. Но приказы не обсуждаются: Гришин взял себе одного помощника, чтоб обивал от остатков цемента кирпичи, которые пришлось выбивать из стен кувалдой.

- В обозначенные мне два-три дня на добычу четырех тысяч кирпичей иначе было не уложиться, - поясняет матрос. - Первый день возможно аккуратнее разбирали стенку толщиной в полтора-два кирпича. Поняли, что так не успеем. Пришлось идти экстремальным путем. В казарме была внутренняя перегородка, которую разломать было легче, но иначе как с середины, постепенно расширяя дыру, сделать это было невозможно. Я ударил раз, другой - стенка рухнула. Но тут я увидел, как на меня падает опорный столб, тоже сложенный из кирпичей.

Реакция спортсмена позволила, падая, успеть перевернуться на правый бок, чтобы не принять страшный удар плашмя. Но последствия все равно были ужасны. Позже выяснилось, что у матроса оказались сломаны два позвонка, пара ребер, плюс обширнейшая гематома в области живота, которую пришлось удалять хирургическим путем. Ситуация усугублялась тем, что помощника как раз забрали на обучение с техникой, и в помещении Гришин оставался один.

«Мы тебя разбирать не посылали»


- Очнулся я от того, что начал задыхаться, - продолжает Денис. - Скинул с себя этот столб. Наверное, удалось только потому, что был в состоянии аффекта. Ведь потом этот фрагмент четыре человека с трудом подняли. Позвал на помощь, хорошо, что мимо как раз проходили наши ребята.

Как позже установили врачи, для того чтобы спинной мозг пострадавшего оказался порван, не хватило считанных миллиметров. Денису еще повезло, что он не оказался полностью парализован. Но и без того мучений парню довелось испытать с лихвой. В позвоночник сначала пришлось вживлять стальную пластину, затем уже третьей по счету операцией укреплять его кусочком кости, вырезанным из тазобедренного сустава.

Военно-следственный отдел по Пионерскому гарнизону начал расследование инцидента. Отцы-командиры Дениса были непреклонны: никто матроса ломать стены не заставлял, кувалду Гришин взял по собственной инициативе. А она, как известно, в армии наказуема. Тем не менее, как сообщил ведущий дело следователь, в ближайшее время материал должен быть передан в Балтийский гарнизонный военный суд.

Остается добавить, что о военных юристах и военных врачах матрос Гришин отзывается хорошо. Парню, кстати, очень помогло то, что до армии он успел закончить юридический техникум.

- Благодаря приобретенным знаниям, я не позволил себя запугать и запутать, - констатирует уже комиссованный по состоянию здоровья срочник. - Теперь есть смысл постараться получить высшее юридическое образование. В гражданском вузе.

«Военно-элитная» действительность

Как и житель Ульяновска Денис Гришин, ростовчанин Сергей Калиниченко (фамилия по его просьбе изменена. - Ред.) от выполнения почетной конституционной обязанности уклоняться не собирался. На призыве попросился в какое-нибудь элитное подразделение типа спецназа или хотя бы простой разведки. Распределение в бригаду морской пехоты Балтфлота тоже выглядело неплохо.

Курс молодого бойца прошел без сучка без задоринки. А тому, что случайно поссорился с одним 19-летним «дедушкой», Сергей тогда особого значения не придал. Хотя обиженный старослужащий посулил: «Встретимся в роте - будет тебе плохо».

Начинающим штурмовикам несладко приходилось и без предварительных угроз. Но все тяготы и невзгоды, даже не предусмотренные уставами, матрос Калиниченко наверняка бы стойко перенес. Кабы на День ВМФ перепившиеся «старики» десантно-штурмовой роты не решили продемонстрировать оказавшимся в наряде по камбузу «молодым» почем фунт лиха. В результате наутро Сергей, которого «приласкали» особо любовно, умирал на обязательном кроссе, задыхаясь от боли в груди. Когда терпеть стало окончательно невозможно, пришлось обратиться за медицинской помощью.

Многое повидавшим врачам не составило особого труда дознаться, что истинной причиной травмы стала вовсе не швабра, о которую якобы споткнулся неловкий рекрут. Хотя Калиниченко сначала самоотверженно врал, что поскользнулся на лестнице. Не менее опытные в таких делах строевые офицеры посоветовали немного изменить показания. Матрос стал числиться пострадавшим во время физзарядки, дело благополучно замяли. Но обратно в роту жертве неуставных отношений возвращаться явно не стоило. Это понимали и медики, попытавшиеся оставить матроса при госпитале. Однако по ряду причин не получилось.

«На мне все поставили крест»

- На мне и командиры сразу поставили крест, - признается Сергей. - Решили, что я собирался «откосить» от службы вообще. Не стали оформлять на меня ни оружия, ни другого боевого имущества, по тревоге велели не поднимать, ни в каких занятиях не задействовать. Но знаете, что больше всего меня поразило? «Деды» эти - понятно, от них ничего кроме насмешек и издевательств ждать не приходилось. Однопризывники с глазу на глаз мне руку жали и говорили, что молодец, мол, благодаря тебе нам теперь легче стало, а при всех демонстративно меня «не узнавали». Такая вот армейская мужская дружба…

Чтобы хоть чем-то занять себя, Сергей помогал дневальным - драил полы, убирал туалеты, мыл окна. Дойдя до полного отчаяния, попытался было обратиться к специалисту по психологической разгрузке (есть теперь такая должность в бригаде).

- Она как раз мимо проходила. Я спрашиваю: «Что мне теперь делать, из окна прыгать?». А она со смехом: «Попробуй!». И пошла дальше.

В следующую субботу, когда матрос Калиниченко в очередной раз протирал окна в ротном гальюне, туда вошел один из «дедов». И немедленно принялся подначивать забитого «молодого». Это стало последней каплей - Сергей сделал легкое движение и оказался на асфальте двумя этажами ниже.

Сегодняшний лежачий больной не отрицает, что из окна шагнул сам, без чьей-либо помощи. Сергей хочет только одного - выздороветь и со временем избавиться от инвалидности, которую ему должны определить, когда комиссуют из рядов вооруженных сил. Мечты о службе в военной элите рассеялись, «как с белых яблонь дым».

- Может, повезет в моем военно-патриотическом клубе работу найти, - осторожно строит планы морпех. - Я же все-таки успел хоть немного прослужить…

+303
Смотреть
график