10:54

Славные «Ублюдки»

  1. Новости


Группа евреев-головорезов под предводительством усатого Брэда Питта Альдо Рейна, по прозвищу «Апачи» – «колет, рубит, режет» фашистов. Косит их налево и направо. Еще забивает битой. И снимает скальпы. И вырезает свастику на их лбах – вдохновленно и почти шедеврально. А Гитлер переживает и кричит: «Найн, найн, найн, найн!». Но это все мелочи. Сотней скальпов больше, сотней меньше – зрелище, конечно, «приятное», но то был бы не Тарантино, если бы он не попытался переделать историю.

И вот «однажды в оккупированной нацистами Франции» выжившая еврейская девочка, а нынче владелица кинотеатра Шошанна Дрейфус познакомилась с немецким героем войны, в одиночку расстрелявшим 300 американцев. Случайно, но как правильная «тарантиновская девушка» тут же озаботилась жаждой мщения не хуже Черной Мамбы из «Убить Билла». А нацисты и сами горазды лезть в пасть ко львице: премьеру ленты о герое решают провести в ее кинотеатре с размахом, какой врагам и не снился. Заявятся и Геббельс, и Геринг, и Борман, и сам Гитлер. В общем, «все тухлые яйца будут в одной корзине» – тут уж слюнки потекут не только у отважной Шошанны, но и у компании Альдо Рэйна, и у британской шпионки фон Хаммерсмарк, и дотекут даже до Америки.

«Бесславные ублюдки» – военная комедия итальянца Энцо Кастеллари, снятая в 1978 году. Понятно, кем вдохновился Квентин, – да и он, скромник, не скрывает этого. Впрочем, на свой сценарий он потратил 10 лет – так что, несмотря на жанровые и сюжетные заимствования, в отцовстве «детища» сомневаться не приходится.

Заметен откровенный режиссерский посыл: кинематограф может остановить войну. В Каннах, правда, к этой мысли отнеслись с прохладцей, но приз все-таки дали – австрийскому актеру Кристофу Вальцу, сыгравшему «охотника на евреев» Ханса Ланда. Роль ему досталась самая характерная, к тому же парень говорит на четырех языках. В то время, как истинный американец Брэд Питт знает только свой родной – над чем Квентин не преминул посмеяться и заставил «самого сексуального мужчину планеты» говорить по-итальянски.

Немцы с улыбкой расстреливают евреев, евреи играют в индейцев и соскабливают скальпы с немецких солдат… И под все это среди обычных тарантиновских мелодий прорывается бетховенское «К Элизе» и мотивчики Морикконе. В конце Брэд Питт с хрипотцой заявляет: «По-моему, Ютивич, это тянет на шедевр». И зал аплодирует. Не кому-то конкретному, а просто соглашаясь. Тарантино вернулся. Тарантино остался смешным, но стал серьезным.

+303
Смотреть
график