17:33

Тайная жизнь яблока

  1. Новости

Молодого Сезанна, осмелившегося выставить свои необычные произведения в парижском Салоне, публика и критика буквально освистали. Он погрузился в свои переживания и стал писать картины, одни названия которых вызывают содрогание: «Убийство», «Оргия». Нащупывая свою дорогу в искусстве, Сезанн играл с формой и цветом, тщательно конструировал свои композиции. Газеты не унимались и когда художник, которому исполнилось почти 40 лет, выставлял одни из самых знаменитых сегодня полотен. «Ле Пти Паризьен»: «Это своенравный, вспыльчивый, поистине непримиримый художник. Глядя на его "Купальщиков", на голову мужчины, на лицо женщины, мы признаемся, что наше и его впечатление от натуры никак не совпадают». «Если с вами на выставку пришла женщина "в интересном положении", ни на секунду не задерживайтесь у "Портрета мужчины" кисти господина Сезанна, - советовала "Ле Шаривари". - Эта голова цвета нечищеных сапог выглядит так страшно, что может оказать мгновенное впечатление и вызвать приступ желтой лихорадки у младенца еще до его появления на свет». Другое издание издевательски констатировало: «Когда дети, играя, раскрашивают картинки, они выглядят лучше».

Уединившись в маленьком провинциальном городке, художник создал свои всемирно известные шедевры – «Пьеро и Арлекин», многочисленных «Купальщиц» и «Купальщиков» и, конечно, натюрморты, в которых каждый предмет наделен собственным характером. Портрет, пейзаж, натюрморт – вот любимейшие жанры Сезанна, в которых он достиг невиданных высот. Его высказывания о технике пейзажа стали хрестоматийными: «Трактуйте природу посредством цилиндра, шара, конуса». А создавая натюрморты, он изображал предметы с разных точек зрения. Удивительно, но разглядывая на сезанновском полотне такую простую вещь, как яблоко, начинаешь подключать весь свой жизненный опыт и воображение, чтобы постичь его суть. Этого и добивался великий мастер, полагавший, что живопись – это то, что «думают» наши глаза.

…Он был очень одиноким человеком и большую часть жизни провел вдали от семьи – жены Гортензии и сына Поля. Один за другим ушли навсегда друзья. Умирая от пневмонии, Сезанн до последнего вздоха ждал, что вот-вот на пороге появится его любимое дитя. Но Поль так и не приехал: мать скрыла от него телеграмму о болезни отца.

«Враждебность, какую вызывали творения Сезанна, рассеивалась медленно, - писал о художнике биограф французских живописцев А. Перрюшо. - Зато влияние этих творений проникло глубоко и распространилось быстро. Оно было столь же продолжительным, сколь и широким. И вовсе не будет преувеличением сказать, что это влияние вскормило большую часть художественных течений нашего времени. Фовисты, как и кубисты, объявили себя приверженцами мэтра из Экса. От Брака до Матисса, от Вламинка до Пикассо, от Модильяни до Марке, Дорена, Андре Лота и Делоне - сколько художников находилось под влиянием Сезанна! И в конце концов сколько преподано уроков, сколько сделано выводов, исходя из его примера!..».

+209
Смотреть
график