12:23

Александра Смирнова: Догонять будем быстрее, чем отставали

  1. Новости

 

Замедленная реакция

 - Александра Викторовна, как, по вашей оценке, кризис отразился на экономике области?
 - На фоне других регионов мы долгое время выглядели довольно благоприятно. До конца прошлого года это было особенно заметно. Но это, увы, не означает, что нашу область кризис обошел стороной. Дело в том, что регион вошел в кризис позже остальных из-за своеобразной структуры экономики. У нас нет сырьевых гигантов, которые почувствовали кризис в первую очередь, - из-за снижения мировых цен на сырье. У нас не было и нет крупных компаний, от которых экономика области полностью бы зависела. Вот сейчас говорят о крупных предприятиях: «Локомотивы роста пострадали». Я считаю такое утверждение некорректным. Локомотивы - это не те предприятия или отрасли, которые быстрее всего растут, но этот рост зависит от цен на товары традиционного экспорта, то есть сырье, а те отрасли, которые ведут к структурной перестройке экономики. В этом смысле Калининградская область - это локомотив роста, поскольку наши структурные показатели приближаются к европейским. Судите сами. Доля экономически активного населения, занятого в малом бизнесе, превышает 30 процентов, около 30 процентов валового регионального продукта создают предприятия малого бизнеса. В России эти показатели в среднем не больше 15 процентов, в Европе - около 60. Согласитесь, что зависеть от цены на нефть и быть локомотивом роста - это не одно и то же. 
Есть и другой фактор «отставания» темпов развития кризисных явлений в нашей области. Калининградские предприятия практически не производили товары инвестиционного спроса, то есть сырье, материалы или средства производства. Мы выпускаем продукцию для конечного потребителя. У нас очень диверсифицированная промышленность. Всего по чуть-чуть. В России очень мало таких регионов. Поэтому чтобы упасть, нам потребовалось определенное время от падения цены на сырье до падения потребительского спроса, которое наблюдается сегодня. Мы довольно поздно почувствовали эти сигналы и почувствовали их не в той мере, как в «материковой» России. Именно это держало нашу экономику на плаву. Но последние два-три месяца безработица росла у нас быстрее, чем в других регионах России. Мы нагоняли кризис очень высокими темпами.

- Какие отрасли экономики пострадали сильнее всего?
- Очень сильно упал транспорт. Кризис серьезно отразился на грузоперевозках, на обороте портового комплекса. Хотя здесь повлиял целый комплекс причин. Кроме падения спроса, это и агрессивная политика со стороны портов Евросоюза, Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Неважная ситуация и на сборочных предприятиях региона. Однако сборка - это отдельная песня. Во-первых, во всем мире сократился спрос на электронную продукцию - он упал в 1,5 - 2 раза. Во-вторых, компании-брендодержатели, по контрактам с которыми работали наши сборочные предприятия, в условиях падения спроса забрали заказы у наших заводов и дозагрузили свои. Но это не значит, что наши предприятия менее конкурентоспособны, просто так выгоднее заказчикам, в том числе, в свете протекционистcких европейских законов. В-третьих, еще в прошлом году в Санкт-Петербург пришли иностранные инвесторы, которые пролоббировали обнуление пошлин на ввоз комплектующих для жидкокристаллических телевизоров, что негативно отразилось на работе калининградских заводов. В-четвертых, таможня предъявляет новые требования, которые не всегда экономически целесообразны, но всегда усложняют жизнь предприятий. 
  

«Нужно менять стимулы» 

 - Кажется, надзорные органы вообще стараются выполнить плановые задания любой ценой. Производство упало, а планы-то остались прежними…

- На мой взгляд, нужно менять стимулы контрольно-надзорных органов. Они должны быть ориентированы не на увеличение сборов или штрафов, а на увеличение оборотов экономики. Например, на объем прошедших через них грузов. Второй момент - общественный контроль. К сожалению, пока у нас это только в зачаточном состоянии. Всему виной, на мой взгляд, низкая экономическая грамотность населения. Приведу пример. В начале 2000-х годов шла перепалка в федеральном правительстве между Минэкономразвития и Минфином по поводу величины налогов. По телевизору часто показывали бабушек, которые стояли с плакатами «Снижайте налоги!». Если бы их снизили, поверьте, бабушкам лучше бы не стало - пенсии бы не выросли. И нашему населению не надо уподобляться манифестантам с плакатами, а повышать свою экономическую грамотность, чтобы понимать сущность происходящих процессов.
- Какова ситуация в автомобильной промышленности?
- Начнем с того, что наша автомобильная промышленность, в отличие, например, от электронной, представлена одной компанией. Это предприятие долго работало в режиме свободной экономической зоны, при этом изящно обходя дух закона. В последние годы ситуация коренным образом изменилась - «Автотор» начал углублять сборку, варить корпуса. Но, к сожалению, позиция Правительства Российской Федерации основана на памяти о старых временах, а не на нынешнем положении дел, в результате чего продукция «Автотора» не попала в список для льготного автокредитования, что в условиях кризиса стало тяжелым ударом не только для завода, но и для всей области. И, конечно, эта позиция, на наш взгляд, абсолютно противоречит законодательству о конкуренции, и, кстати, ФАС нас в этом поддержал.  

 

«Островки стабильности» 

  - Остались отрасли, которые не пострадали от кризиса или пострадали в наименьшей степени?

- Меньше всех пострадали розничная торговля, отчасти сфера услуг, пищевая промышленность. Словом, отрасли, ориентированные на конечный потребительский спрос. Хотя, конечно, трудности с кредитами коснулись и их, но главное, что спрос на их продукцию падает в меньшей степени. А некоторые сектора от кризиса даже выиграли. Например, производители полуфабрикатов, оптовики. С полуфабрикатами все предельно просто: люди начали экономить и, как следствие, выросли продажи более дешевых продуктов. В этой ситуации как раз появляется возможность выхода на европейский рынок. 

 

О монополизации экономики   

 - На ваш взгляд, российское правительство эффективно борется с кризисом?

- То, что сейчас происходит, я бы назвала монополизацией экономики. Поддержку получают предприятия, которые называют системообразующими, и в результате помогают госкорпорациям. Газпром, крупные банки сегодня активно покупают активы, фактически идет национализация. Аналогичная ситуация наблюдается и на региональном уровне. Ведь не секрет, что предприятиям малого бизнеса сегодня практически нереально получить кредиты. Это плохо, это страшно, это главная угроза, которую несет в себе кризис. Говорят, что мы выйдем из кризиса обновленными. Но какими обновленными, большой вопрос.
Сейчас говорится: давайте сохраним те или иные крупные системообразующие предприятия. Но они не участвуют в экономике на рыночных, конкурентных основаниях! Типичный пример - «АвтоВАЗ». На те деньги, что ему выделяются, заметьте, за счет всех налогоплательщиков, то есть за счет потребителей, можно было бы кормить целый город. В результате собственники завода знают, что незачем повышать эффективность производства, если можно просто шантажировать власти. А потребителей не заставишь купить неконкурентоспособную продукцию. Проще и разумнее было бы выдать деньги населению, чтобы люди смогли открыть свой бизнес.

 

О малом бизнесе

 - Кстати, по поводу малого бизнеса. Сейчас планируется выдавать по 100 тысяч рублей на открытие собственного дела. Есть ли шансы у потенциальных предпринимателей? В каких секторах экономики?

- Открыть бизнес на этапе роста очень просто: практически любое дело, связанное с предоставлением услуг, обречено на успех. В кризисной ситуации, понятно, гораздо сложнее, ведь спрос на привычных рынках падает. Поэтому нужно ориентироваться на другие рынки, например, зарубежные. Но на небольшие деньги производство не создашь, значит, нужен интеллектуальный, инновационный бизнес, связанный, например, с программированием, с оказанием услуг потребителям, которые могут быть очень далеко и для которых не нужно ничего никуда возить. Такой бизнес могут организовать вчерашние выпускники вузов с очень небольшим начальным капиталом. Хотя есть беспроигрышный вариант - небольшой бизнес в сфере ЖКХ. Эта рыночная ниша сегодня у нас практически отсутствует, ее долгое время занимали неэффективные муниципальные предприятия. Но это как раз значит, что на этот рынок могут войти предприниматели и доказать потребителям, что они умеют делать это лучше.
- Какой ваш прогноз: долго ли мы будем выбираться из кризиса?
- Если цена нефти поползет вверх, то и российская экономика будет расти. Но Россия не сможет стать островком благополучия в мире падающей экономики и падающей нефти. С падением доходов потребление падает не сразу, но с увеличением доходов фиксируется стремительный рост потребления. Таков экономический закон. То есть будем догонять быстрее, чем отставали.

+209
Смотреть
график