«Знаменитых на всю Европу пляжей в Зеленоградске больше нет»

Вместе с Клаусом Лунау мы стоим на берегу моря в Зеленоградске у опорной стенки променада. Волны бьют нам в ноги, так как широкий пляж в этом месте – уже история. Впрочем, Клаус Лунау – тоже живая история. Ему 81 год, и он из города, который больше не найдешь карте. Он – житель Кранца, вынужденный бежать из родного города в далеком 1945-м, когда ему было 14 лет. На родину он смог вернуться через 50 с лишним лет. И первое, на что обратил внимание, были исчезающие пляжи.

Клич по всему миру

Сегодня Клаус Лунау перебирает в руке горсть песка и вздыхает:

– Это уже не кранцевский песок. Тот был ослепительно-белым, чем и славился на всю Европу.

А потом добавляет:

– И это уже те не пляжи...

Впрочем, сегодня то же самое могут сказать и многие жители региона, которые помнят ширину пляжей еще в 1980–1990-е гг.

С тех пор господин Лунау изучает проблему укрепления зеленоградских берегов. Проработав всю жизнь в немецкой криминальной полиции, он засел за научные исследования. Бросил клич среди еще живых и раскиданных по миру кранцевцев, изучал сохранившиеся по этому вопросу архивы… Не так давно житель Германии прочел в областном архиве лекцию о том, как до войны местное население укрепляло берега и что делало, чтобы волны не уносили прибрежный песок в море.

Два течения

– Когда мы в детстве выходили на пляж, – рассказывает Лунау, – то в самом узком месте его ширина достигала 30 м, а в самом широком (ныне район отеля «Самбия») – 60 и больше. И все же именно у Кранца издавна было самое опасное местоположение. Именно здесь, в изгибе побережья, в море встречаются два течения, которые с силой бьются друг о друга. Ни в одном месте Балтийского моря волны прибоя не имеют такой разрушительной силы, как здесь. Но даже без ветра волны Балтики всегда в движении из-за впадающих проливов и рек, смешения тем самым пресной и соленой воды и «работы» сразу нескольких течений. Так что море постоянно в движении и постоянно наступает на берег...

– В старых книгах записано, что за 700 лет перед Кранцем под воду ушло 7,5 км земли, – говорит Лунау.

Строили буны

Но ветер нес не только разрушения, но и песок к берегу. И чтобы его задержать, в конце XIX в. решили строить буны.

Первого, хоть и незначительного, успеха в борьбе со стихией жители Кранца достигли в 1874 году. В море тогда забили однорядные буны из бревен длиной 3–6 м. Но их высоты и ширины оказалось мало, чтобы разбивать волны во время ураганов. Работы продолжились, и с 1897 г. до 1914 г. перед Кранцем в море выстроили уже 18 двухрядных бун.

Даже тогда море все равно показывало свою мощь. Так, в декабре 1899 г. сильнейший шторм смыл не только променад, но и площадь, которую сегодня все знают как Роза ветров, и 27 рыбацких домов.

Снесло пирс и в 1931-м. Но жители Кранца продолжили выдвигать двойные буны в море. Между рядами толстых бревен теперь укладывали валуны. При чем клали их на фашины – своеобразные подложки из камыша. Если бы не это, спустя время валуны засосало бы в песок.

Кранц-вид-на-город-и-пляж-1934-год.jpg

Побережье Кранца в 1934 г. Волногасительные конструкции из бревен и камней разбивали сильные волны и сохраняли побережье

Пляж нарастал

По словам Лунау, исследователи отмечали, что спустя всего шесть лет после окончания строительства бун в районе бухты море намыло 30 м дополнительного пляжа. Поэтому владельцам гостиниц Кранца приходилось строить заграждения, чтобы защитить территорию от заносов песка.

До начала Второй мировой войны жители успели удлинить буны до 80 м. За конструкциями тщательно следили. Например, обрабатывали смоляными растворами от разрушения морской водой. Работу по строительству бун хотели продолжить и дальше – вынести их до 100–120 м вглубь моря – но из-за войны не довели до конца.

...Разрушаться они стали в советский период. За пять десятилетий соленая вода с песком сточила бревна, как наждаком.

– Оставшиеся в море от бун валуны частично защищали берег, – считает Лунау, – но в 1980-е гг. кто-то принял решение перенести камни под променадную стенку. А так как под ними ничего не было, кроме песка, то они ушли в землю. Оставшиеся без камней волнорезы стали полностью открыты волнам.

По словам Лунау, сегодня, даже если восстановить буны, вернуть пляжи не удастся. Выход – в искусственном их намывании. Впрочем, к этому выводу давно пришли и наши ученые, о чем «СК» не раз уже писала.

– Чтобы защитить берег от разрушения, нужно заново создать на побережье хотя бы 50–60 м пляжа. Но намывать песок без одновременного использования пескоудерживающих технологий станет пустой тратой денег, – говорит Клаус Лунау.