У Махлова была пуля- но не нашлось патрона

Прошедшие выборы можно назвать большим социологическим экспериментом, проведенным на территории Калининградской области. Были отключены все «опции», которые могли бы способствовать любым манипуляциям с голосами избирателей, - вбросами, каруселями и тому подобными приемами. Не применялся административный ресурс, который хоть как-то или хоть чем-то мог сформировать или повлиять на мнения избирателей. Даже соблазн его применения был исключен. Губернатор Цуканов заявил, что ему не нужен результат любой ценой. И этот подход на выборах 4 марта торжествовал в Калининградской области.

Грусть и разочарование результатами выборов не путинских штабов, попытки ерничанья, которые слишком заметны в интернете, не могут, однако, подвергнуть сомнению данные о том, что Путин набрал больше 50 процентов голосов. Его отрыв от следующего кандидата больше, чем в 2,5 раза, - объективный показатель.

За объективность прошедших выборов говорит и то, что протестов после 4 марта в Калининграде не было, митинговать традиционно вышли 40-50 записных несогласных. Как 3 марта, так и 5 марта, мы спокойно идем на работу, ведем детей в детские сады и школы, не обсуждаем революцию, а радуемся весне.

Калининград – город с особой ментальностью и это не новость. Калининградцы - люди материально независимые, переборчивые, скептические и прагматичные. Горожан, конечно, зацепила мода голосовать не за Путина. Но я слышал много разговоров такого рода: мол, в первом туре за него голосовать не буду, если случится второй, проголосую за Путина. То есть пожурим его, накажем, а потом простим и оставим.

Если оценивать предвыборную кампанию, то она на 85-90 процентов была федеральной. И федеральный фон в основном избирателю был приятен. Однако, соперники Путина показали результат хуже, чем могли бы получить, поэтому их депрессивные публичные выпады проистекают больше от злобы и бессилия.

Кампания Михаила Прохорова в Калининградской области прошла блекло и незаметно. Его калининградский штаб подвела излишняя самоуверенность. Хотя стартовые позиции в нашей области были лучшими. Штаб не воспользовался козырями, которые пришли ему на руки. Это и протестные настроения, и высокий личный рейтинг Соломона Гинзбурга, и самое главное – выверенный и основательный сигнал, который Прохоров посылал в адрес Калининграда.

Прохоров был чуть ли не единственным из кандидатов, кто сформулировал конкретные предложения по калининградским проблемам. Оставалось грамотно этот сигнал подать, донести. Но мы видели унылые и неинтересные материалы, использование единственного ресурса – газеты «Дворник», издателем которой является Арсений Махлов, руководивший калининградским штабом Прохорова. У газеты 100-тысячный тираж, но он оказался недостаточным. Если говорить образно, у Махлова была пуля, но не нашлось патрона, чтобы выстрелить.

Разница между голосованием в Советске (65 процентов за Путина. -"Клопс.Ru") и Калининграде (47, 2 процента за Путина. – "Клопс.Ru") объясняется тем, что жители области более реальны в своих запросах, они сторонятся модных политических тенденций, не поддерживают коренных ломок в жизни.

Кстати, на этих выборах явка на избирательные участки в Калининграде была выше, чем за его пределами. Голосовать вышли как раз убежденные путинцы. До сих пор они не считали важным за него голосовать, полагая, что реальной угрозы Путину не существует. Но поскольку всю зиму правили бал митингующие в столице, они решили, что должны исполнить свой долг и проголосовать за Путина. Они показали, что их поболе будет, чем многие думают, да и отмобилизованы они лучше.  

Поэтому разговоры о том, кому что будет, кто и как будет наказан, какие последуют оргвыводы в Калининграде, идут от растерянности проигравших, упустивших свой шанс, плохо реализовавших хорошие идеи. Думаю, проигравшие в этой кампании – это штаб Прохорова, который реально мог получить около 25 процентов голосов калининградцев.