Договориться с уродом- Или с собой- Или с собой- уродом-

Итак, Закопане, первые дни нового, 2012 года. Небольшая трехэтажная гостиница, в которой группа калининградцев (15 человек) заранее забронировала себе первый этаж.

Расположились. Довольны и взрослые, и дети. Снег вроде даже пошел. Красота! И тут приезжает другая компания. Такие же калининградцы, такие же тетки и дядьки. И с места начинают звереть: "Вы заняли наше место! Мы здесь каждый год отдыхаем!"

Выметайтесь, короче.

"С чего это вдруг?" - недоумевают первые.

"Панове, у меня ж еще два этажа свободные", - оправдывается хозяин гостиницы.

Нет, и все. Мы хотим тут. А если сами не уберетесь – будем вас выживать.

Заселившись на второй этаж, бабы нанесли боевую окраску, мужики тяпнули по первой…

И началось!

Музыка наверху и пьяные крики – круглую ночь. "Нижние" дети и их мамы в истерике.

Потом "нижним" отрезали свет.

Мелкие пакости – не в счет.

Напоследок гостиница проснулась от душераздирающего крика "верхней" дамы: "Гляньте, они нам машину попортили!"

На капоте отчетливо красовалась надпись: "Козел!"

Хозяин гостиницы вздохнул и отвалил постояльцам тысчонку баксов за причиненный ущерб.

Отдохнули, в общем на славу. Просто пир духа, а не каникулы! Именины сердца…

Недавно рассказываю эту историю одному умному и много повидавшему в жизни человеку. "Вот почему, - подытоживаю свой спич, - лично я не люблю отдыхать там, где полно наших соотечественников". "М-да,.. – задумчиво тянет тот. – А договориться-то они не пробовали? Ведь все проблемы в жизни от того, что люди не могут договориться".

Я, по вздорной женской натуре, некоторое время еще препиралась. Дескать, что теперь – полотпуска потратить на то, чтобы с "уродами" договориться?

Но мой собеседник, сам того не ведая, посеял во мне зерно сомнений. И я задумалась: может, если бы мы научились уходить "с тропы войны", наша жизнь стала бы гармоничнее и счастливей? Настоящих "уродов"-то, с которыми стоит биться не на жизнь, а насмерть, в общем, совсем немного.

Сколько времени мужья и жены тратят на то, чтобы договориться, кто круче? Год, два, семь? А, может, быть всю жизнь?

Соседи ведут скрытые и явные войны друг с другом. Он у тебя под окном машину греет, зараза, а ты кота приучил ему на коврик гадить. А? Война так война, пленных не берем!  

Мы мордуем наших детей, чтобы они стали такими же, как мы. Старушка-мать без тени сомнения капает на темечко сорокалетнему сыну: "Опять связался с какой-то хабалкой…" Они, мать и сын, вынуждены, как те закопанские соседи, сосуществовать рядом друг с другом не неделю, а всю жизнь. И всю жизнь не могут договориться об элементарных правилах этого общежития…

Мы постоянно начеку, мы готовы к бою. Мы не отступимся, не заткнемся, не угомонимся. Мы бескомпромиссны. Нас научила этому жизнь. Мы закалились в очередях за едой и спиртным. Хлебнули свое в девяностых, когда вся страна зубами и когтями выколупывалась из прежней оболочки. Зазвенели деньги в кармане - и мы рванули за рубеж, по-прежнему голодные, лютые, зубастые. И встретили там себе подобных: "Здрасьте, уроды! – И вам не хворать, придурки…"

Боже, неужели это мы?!..