Вторая буржуазная… ещё идёт

8 декабря привычно и противно дринькнул мобильный. Знаешь, такой винтажно-дребезжащий Old Ring. Дринькал мобильный на мою больную голову (7-го вечером замечательно отметили девятилетие Давида). Голова жила своей сложной жизнью и не очень-то хотела внешних сигналов из мира. Кстати, лучшее сочинение о мире бодуна спел покойный Владимир Высоцкий:

"Я — на гору впопыхах,
Чтоб чего не вышло.
А на горе стоит ольха,
А под горою — вишня.
Хоть бы склон увить плющом,
Мне б и то отрада,
Хоть бы что-нибудь еще...
Все не так, как надо!"

Так вот, невзирая на протесты Головы, Тело без лишней рефлексии нажало на кнопку "Yes". Звонила Люба Антонова.

— Миша, мне нужны новые колумнисты!

— Ну, — ответил я.

— Так напиши что-нибудь!

— Ой! — подумал. — Где я, а где напиши?! Последнее из путного, что я написал, было дипломное сочинение по истории НЭПа без малого лет двадцать тому назад.

— И что ты хочешь, чтобы я накрапал?

— Помнишь, ты что-то говорил о теории революции, о том, что по этой теории сейчас в России период Реставрации…

Я действительно окончил исторический факультет в начале 90-х, хотя думаю, что мой факультет тогда должен был бы называться идеологическим. Это не плохо и не хорошо, так как в мире всего пяток серьезных социальных теорий, и одна из них —  марксистская, на основе коей нас и учили. Так вот, марксистская школа все время размышляла о социальном переустройстве мира, а так как на эволюционное движение времени не хватало, то марксистские классики в муках и перебранках скроили теорию революции. Всем ведь хочется "порулить" царством "освобожденного труда" еще при жизни.

Теперь о серьезном. Людям хочется знать о будущем, и здорово бы в подробностях. Для предпринимателя это желание — еще и вопрос стратегии развития бизнеса. Как-то на семинаре при выполнении задания футурологического характера об экономических перспективах России до 2025 года, вспомнилось, что я все-таки историк, хотя и деградировавший. Набросал тогда периодизацию нынешней социальной революции. С ней вас и познакомлю. Под термином "революция" будем понимать процесс коренной трансформации политического режима и экономической модели в отдельно взятой стране (империи).

1-й этап: 1985-1989 годы. Сформировалась революционная ситуация.

2-й этап: 1989-1993 годы. Период революционной демократии. Самый острый этап, когда массы советского народа, выйдя из-за кухонных столов, перешли от обсуждения к делу. Казалось, весь привычный мир перестал существовать. Рушилась вторая российская империя, увлекая своими обломками не только кодекс строителя коммунизма, но и всю парадигму экономических взаимоотношений.  Кстати, надо отдать должное Борису Ельцину. Я думаю, что его формула "берите суверенитета, сколько сможете" предотвратила гражданскую войну, ну,  или череду национально-освободительных войнушек.

3-й этап: 1993-2000 годы. Революционная диктатура. Вершина революционного процесса и конец восходящей линии революции. В России это был тяжелейший период поиска контуров новой политической системы и формирования собственно рыночной системы в экономической модели. Дикие 90-е запомнились первоначальным накоплением капиталов, перераспределением собственности, свободой прессы, малиновыми пиджаками и пальбой на улицах. Формировались новые политические партии, пламенные революционеры искали собственное место в новой системе координат. Народ российский традиционно страдал, устав от времени беззакония и перемен.

4-й этап: 2000-… Контрреволюционная диктатура. Начало нисходящей линии в новейшей российской революции. К двухтысячному году основные задачи революции были решены. Сформировалась капиталистическая, по сути, экономическая модель, в политической системе господствовала молодая разгуляй-демократия, все имперские колонии, жаждущие свалить, растворились в дымке суверенитета. В традиции исторической науки периоды контрреволюционной диктатуры принято называть термидорианскими (термин ввел Троцкий, описывая приход к власти Сталина). Политической задачей Термидора является подавление революционных сил, уничтожение тех, кто желал бы или был бы заинтересован в продолжении или углублении революции. Начиная с двухтысячного люди, делавшие революцию, постепенно исчезли из политического процесса, количество партий застремилось к одной. Для контрреволюционной диктатуры характерно углубление влияния государства в политике, экономике, социальной сфере.  Справедливости ради, необходимо подчеркнуть, что уставший от перемен народ требовал окончания потрясений и жаждал пары лет сытой стабильности.

Это интереснейшее время мы с вами и наблюдаем. Этап контрреволюционной диктатуры еще не закончен. Именно сейчас Россия находится перед закрывающимся окном возможностей. Куда нас вынесет, сказать сложно, хотя, несомненно, следующим — пятым и завершающим — будет этап.  контрреволюционной демократии с характерными для него закреплением достижений революции, ослаблением государственного давления и, возможно,  некоторыми косметическими картинками из предреволюционного прошлого. 

37