Зачем нам местечковый волейбол

Калининградцы считают себя особенными. В силу причин, от них в основном не зависящих, — вроде географического положения. А если по сути, то местечковый менталитет у нас такой же, как в любой российской глубинке. Но ведь были проекты, которые выводили Калининград на другой, более высокий, уровень — и жизни, и самоидентификации, и в стране, и в мире.

Одним из таких проектов был калининградский хаб. Другим — волейбольный клуб "Динамо". Были и культурные прорывы — приглашение Евгения Марчелли художественным руководителем театра, калининградский биг-бенд. И что? "КД авиа" — банкрот, Марчелли ушел, а новый худрук даже не пустил жюри "Золотой маски" в театр. Исчезновение биг-бенда вообще никто не заметил. В середине декабря отправлен в отставку главный тренер "Динамо-Янтаря" и разбежался по другим командам основной состав клуба. Понятно, что из-за финансовых причин.

Но давайте задумаемся: что мы теряем вместе с волейболистами?

В мире известны два сильнейших чемпионата по волейболу — итальянский и российский. И, заполучив себе команду "Динамо", мы сразу поднялись до высшей мировой планки в этом виде спорта. Если "Балтика" в футболе — это двадцать ступеней вниз от высшего мирового уровня, то "Динамо-Янтарь" — в одной лиге с волейбольными "Барселоной" и "Челси". В команде играли звезды мирового волейбола — Яковлев, Нилссон, де Чекко. Шон Руни, выступавший за "Динамо-Янтарь", — чемпион Олимпиады в Пекине.

Известно, что профессиональный спорт в России финансируется спонсорами, в нем заинтересованы чиновники и крупные предприниматели. У нас "Динамо-Янтарь" спонсировали "Лукойл-Калининградморнефть", "ВАД" и "Автотор". Клуб поддерживал и бывший губернатор Боос, который взял "к себе" команду с одобрения президента волейбольной федерации Патрушева (сейчас он возглавляет наблюдательный совет, куда и Боос, кстати, тоже входит). То есть были и политическая воля, и финансовая поддержка. Сейчас, похоже, свои обязательства по отношению к клубу выполняет только "Лукойл-Калининградморнефть". А ведь у нас были все шансы гордиться и своей командой, и своим клубом, и тем, что он принадлежит к спортивной элите. У нас прошел финал кубка России — одно из самых значимых спортивных событий, когда-либо проводившихся в нашем регионе.

Я могу ответить на вопрос, зачем нам волейбол, когда традиционно мы имели сильные позиции, например, в теннисе, имели хорошую теннисную школу, дававшую нам чемпионов. Понятен даже футбол… Но волейбол?! Во-первых, волейбол — не менее массовый вид спорта, чем футбол, может быть, даже более массовый. Во-вторых, при "Динамо-Янтаре" создан спортивный колледж с волейбольной специализацией. И вы знаете, что в число 12 игроков юношеской сборной страны, то есть лучших 17-летних игроков, уже попал калининградский воспитанник. Можно сказать, волейбол пустил корни: ребята подрастают, видят перспективу, которая должна принести Калининграду чемпионские медали.

Есть и еще одно заблуждение по отношению к волейболу. Мол, волейбол — это зрелище для бедных. Я бы поспорил. Но у нас в этом заблуждении пошли дальше, ради популяризации спорта, объявив вход на игры бесплатным. Это ошибка: болельщики должны участвовать в финансовой поддержке клуба. А кроме того, продажа билетов позволила бы привлечь на матчи более солидную публику, которая должна почувствовать вкус к этому прекрасному виду спорта и принять на себя в дальнейшем груз финансирования. Халява еще никогда и никому не помогла, никто не ценит то, что дается даром. Престижность у спортивного зрелища, создаваемая и ценой на билеты в том числе, тоже должна быть. Содержание дворца спорта — колоссальное, и его надо переводить на реальные коммерческие рельсы. Если это еще возможно, и при распаде волейбольного клуба "Динамо-Янтарь" в том числе.

Вот и выходит, что ничего особенного скоро в Калининграде не останется. Оставшуюся брусчатку выкопают и продадут, новоделы залепят исторические фасады Кенигсберга, — уже и сейчас не больно-то разберешь, где исторический памятник, а где — его подделка. Останутся нам только могила Канта, аисты да янтарь на песке. Не маловато?!

31