13:35

Как же так- мужики- -Почти -Окаянные дни---

  1. Новости

Еще за несколько часов до встречи губернатора Георгия Бооса и представителей оппозиции мы в редакции спорили, где же все-таки пройдет митинг. Главный оппозиционер, лидер общественной организации "Справедливость" Константин Дорошок в одном интервью заикнулся: "Придем на ярмарку, купим продуктов и двинем на стадион".
Представила себе многотысячную толпу, которая разольется по двум крупным центральным проспектам – и вспомнила Бунина, "Окаянные дни", те самые, написанные в 1918-м, а изданные в России только во времена перестройки: "Город чувствует себя завоеванным, и завоеванным как будто каким-то особым народом, который кажется гораздо более страшным, чем, я думаю, казались нашим предкам печенеги…" Да ты что, Костя, подумалось, на что ты толкаешь народ, который хоть и бахвалится "растущим самосознанием", но пиво с водкой еще никто не отменял. Ты, Костя, понимаешь, что на твой митинг придут подростки, студенты – народ молодой и горячий. И любая потасовка, любая мальчишеская выходка может послужить условным сигналом для толпы, для милиции, для зевак?

Чисто женское стремление к покою и миру, желание защитить, прикрыть, уберечь детей – все это так и подмывало спросить у властей и организаторов митинга: "Парни, когда же каждый из вас произнесет хоть какие-то слова о личной ответственности?" В интернете бесконечные интервью местных "буревестников революции", полные самолюбования и неприкрытого пиара, вызывали дикие склоки, народ с остервенением рубил друг на друга на колбасу. Но оппозиция хранила молчание, когда требовалось выйти и сказать: "Ребята, мы заварили эту дикую кашу, и теперь отвечаем перед вами. Мы не дадим вас в обиду и не бросим, что бы ни случилось".
Они не говорили этого, потому что это было бы ложью.

Судьбоносная встреча губернатора и оппозиционеров в пятницу 12 марта, по рассказам журналистов, походила на тщательно отрепетированный спектакль, где каждый назубок знал свои реплики и время выхода "на сцену". Слова, понятно, произносились красивые. Про личное мужество, усиление репрессий, водометы и резиновые пули. Этими фразами соратники по коалиции общественно-политических сил области буквально вколачивали Дорошка в пол. Константин не силен в риторике. Ему ничего не оставалось как объявить: "Митинга не будет…"

У меня сразу противно заныло под ложечкой: ну вот и все... Были парни, которым поверил город. Может, и зря поверил, но разве обычный человек разбирается в тонкостях момента? Разве может он знать, в чем бизнес Арсения Махлова, кто стоит за спиной Гинзбурга и Чесалина? Разве, по большому счету, ему это интересно?
Обычный человек получает счет за квартиру и от отчаяния сжимает кулаки. Он идет в поликлинику и полдня терпеливо стоит в очереди. А ней дай бог ему попасть по "скорой" в больницу, не имея блата и денег, - и он имеет все шансы загнуться от обычного аппендицита. Обычный человек пьет пиво и материт нашу олимпийскую сборную. В страшной давке везет ребенка в садик, ломает ноги на нечищеных тротуарах в кромешной тьме. И вот эти люди, которые устали головой пробивать стену, увидели в лице Дорошка и прочих оппозиционеров своих защитников. А защитники-то оказались липовые…

…потому что и теперь, когда город охватило ощущение какой-то вселенской подлости, пожирающей этот мир, они лишь украшают свои блоги красивостями, не имеющими абсолютно никакой практической ценности. И я хочу спросить у того же Арсения Махлова, с которым мы когда-то работали в одной газете: ты ведь не можешь не понимать, какую махину вы сдвинули с места. Если люди все же придут к Дому Советов – пусть не в эту субботу, и если там, не дай Бог прольется кровь, - ответишь ли лично ты за это? И что ты делаешь для того, чтобы этого не случилось?

…Все выходные я читала комментарии к пятничному событию. Читала и ужасалась: через один звучал призыв "Все на ярмарку 20 марта!" И я снова вспомнила Бунина, описывавшего свой приезд в революционный Петербург: "Невский был затоплен серой толпой, солдатней в шинелях внакидку, неработающими рабочими, гулящей прислугой и всякими ярыгами, торговавшими с лотков и папиросами, и красными бантами, и похабными карточками, и сластями, и всем, чего просишь. А на тротуарах был сор, шелуха подсолнухов, а на мостовой лежал навозный лед, были горбы и ухабы. И на полпути извозчик неожиданно сказал мне то, что тогда говорили уже многие мужики с бородами:
- Теперь народ, как скотина без пастуха, все перегадит и самого себя погубит".

…Редакционная почта полна писем с неизвестных адресов, смысл которых сводится к одному "А мы все равно выйдем на улицы. Не на митинг, так на пикет". Что за люди? К чему они призывают? Что еще за оппозиция зреет в самых недрах калининградского общества? В любом случае за грядущих монстров должны будут ответить нынешние, "легальные", оппозиционеры. Поэтому сейчас они – вместе с губернатором, которого рвали в клочья, - обязаны пахать днем и ночью. И выкладывать в своих блогах отчеты: сделано то-то. Чтобы люди наконец почувствовали себя под защитой. Чтобы их не повели за собой неожиданно нарисовавшиеся на политическом горизонте "беспредельщики".

+242
Смотреть
график