14:50

Партия из катакомб-

  1. Новости


Но в чем же главная "страшилка" КПСС, по причине которой мы так боимся ее клонирования? В том, что она была «при власти»? Это как раз больше всего раздражает оппозицию, которой сладенького властного пирожка даже кусочка не досталось и которая с упоением винит в этом нынешнюю Единую Россию. Но сами вы, господа оппозиционеры, чего хотите? Разве не власти? И разве не этого – политической победы (в цивилизованных формах выборной демократии) – вы всеми фибрами души жаждете? Или, сплотив толпы маргиналов, собираетесь всю сознательную жизнь провести в демонстрациях и в камерах милицейских участков?

Пожалуй, главное, что не может быть приемлемо в единственной политической партии развалившегося Советского Союза, это то, что раз придя к власти (методами, кстати, тоже далеко не демократическими), она эту власть уже никому не отдавала. И истоки этакого захватнического отношения к Власти как таковой, наверное, в истории создания партии большевиков. Родилась она в глубоком подполье, в бескомпромиссной борьбе с существовавшим тогда политическим режимом. Если, скажем, конституционные демократы (кадеты) пользовались если не поддержкой, то благожелательностью властей, то левые социал-демократы (большевики) этого даже на дух не желали. Никаких разговоров и компромиссов – только язык револьвера!

Но разве политические партии Англии, США или, скажем, Японии, создавались в непримиримом противоборстве с существовавшими тогда в этих странах властными режимами, вопреки им? Тогда кто эти "стальные" вожди, стоявшие у истоков английских тори или американских республиканцев? И почему они, одержав победу на очередных выборах, не поспешили закрепить ее изменениями в Конституции, чтобы охранить свою власть на веки вечные?

Подавляющее большинство политических партий развитых демократий создавались, так сказать, на легитимной основе, в согласии с правящими режимами, в рамках устоявшейся государственно-политической системы. Именно это позволяет вести государственный корабль, не делая резких галсов, уверенно и спокойно – к намеченному порту.

Увы, попытки цивилизованно создать действенную многопартийную модель в России разбиваются о твердолобие зародившихся в 90-е в недрах все той же КПСС специфических русских демократов. Им, повторюсь, никакого другого пути создания и становления партии, кроме как через подпольную борьбу с Властью (неважно, с какой!) просто не представляется. А если еще эта Власть, путь даже в лице третьестепенного чиновника, выскажет благорасположение некой нарождающейся политической силе… Считайте, что на ней, еще не родившейся, можно ставить крест. Как клеймо прокаженного.

Ну отчего, скажите, столько воплей по поводу создания "Правого дела"? Что, идея плохая? Да нет, самые-самые раздемократы согласны, что правый спектр в политике очень даже необходим. Без него однобоко получается. Тогда в чем дело? Не нравится, что это все – с ведома и даже, вроде как, при поддержке Кремля? А что, лучше правых лидеров всех скопом отправить куда-нибудь в Шушенское на перевоспитание? Вот тогда, боюсь, мы и получим нечто вроде неоКПСС.

Вообще, КПСС получается не тогда, когда к созданию новой партии Власть прикладывает руку, а тогда, когда она, эта Власть, начинает душить младенца еще в процессе рождения. Вот тогда и вырастает чудовище-уродец, от которого ничего хорошего ожидать не приходится (правда, есть опасность, что и в любовных объятьях могут покалечить – тут уж надо осторожнее быть).

Проецируя на места федеральную историю с правой партией, у нас в области тоже расшумелись по поводу еще не образованного регионального отделения ПД. Драчка затеялась из-за кандидатуры лидера. По сути, в полемике схлестнулись два подхода к формированию партии, а также к перспективам ее политического существования. Персонализируя, можно сказать, что "народный проект", "снизу", так сказать, катакомбный вариант- это Миронович, а в противоположность ему – Цикель.

При всем уважении к молодому и симпатичному лично мне политику, не думаю, что ресурса, политического веса Андрея Мироновича будет достаточно, чтобы сделать из новой партии стоящий и весомый политпроект. Где у нас сегодня более десятка зарегистрированных политических объединений, кроме представленных в областном парламенте коммунистов, жириновцев и Патриотов России? Поэтому с точки зрения дела, конечного результата, Цикель, как ни крути, предпочтительнее.

По поводу согласования кандидатуры в Красном доме. Будет лучше, если новый лидер туда и дорогу не узнает? Где, с кем, в каком окружении будут обсуждаться новые идеи и новые предложения новой партии (о реализации их в таком случае говорить вообще не приходится)? Миронович, как известно, напрочь разругался с губернатором – смогут ли они нормально общаться, что для политиков вполне естественно и необходимо, услышат ли друг друга?

В пылу полемики, гипертрофировав верную мысль, один из политических лидеров новой России сказал, что любая партия – лишь машина для голосования. Очередная выборная компания не за горами – найдет ли новое в области политическое объединение достаточно ресурсов (людских и материальных), чтобы ее достойно провести и занять подобающее место в органах представительной власти? По крайней мер, думается, у Цикеля в этом плане возможностей побольше…

В конце концов, если подойти к делу сугубо прагматично, то выбор лично я сделал бы в пользу человека с политическим и хозяйственным опытом, имеющего вес в региональном сообществе, человека известного, предсказуемого. Впрочем, дебатировать на эту тему, кажется, поздно – московское руководство Правого дела с кандидатурой калининградского лидера уже определилось.

Хочется заострить внимание на другом. Пора российской демократии, пережившей период юношеской ломки, повзрослеть. И если мы не хотим «второго пришествия» КПСС, то новые партии надо создавать совершенно на иных принципах и иными методами. Как конкретно? Отработанных схем здесь нет и быть не может – по-русски говоря, как получится. Как по жизни сложится. Главное, смотреть на все открытыми глазами и не поддаваться поверхностной привлекательности стереотипов.

+309
Смотреть
график