12:38

Как я с Путиным по магазинам ходил

  1. Новости

Через 10 минут раздался звонок Б. Титова. Его, как руководителя общественной организации «Деловая Рос­сия», тоже пригласили на это совещание, и он хотел обсу­дить детали выступлений. Я сказал, что отказался. Но он меня убедил, что лучше поехать, а то там расстроятся: «Ты же не хочешь, чтобы российская власть расстраивалась, ей и так не сладко».

Через 3 часа я сидел в самолете на Рим, еще через 2 часа в самолете на Москву и в 4 утра встречал рассвет в столи­це нашей Родины. Москва встретила дождем и сообщени­ем о том, что совещание переносится на 17.00.

В 16.30 помытый, опрятно одетый, — строгий костюм, еще более строгий галстук, белая рубашка, — скромный доброжелательный взгляд, слегка приподнятое настрое­ние. 5-й этаж Дома правительства. Медленно накаплива­емся. Подтягивается министр сельского хозяйства Скрынник, прошел руководитель антимонопольной службы Артемьев, руководитель думского комитета по экономи­ке, он же депутат от Калининградской области Федоров, давно уже здесь. Еще несколько депутатов, членов Совета Федерации, бизнесменов, — итого человек около соро­ка. Стоим, ждем.

Подошла красивая женщина средних лет в глухом чер­ном платье, но длиной выше колен: «Это вы из отпуска?» Да, говорю, да ну его, к черту, этот отпуск, неинтересно. Постоянно жарко 25 – 28°, во да 22 – 24°, ну кто выдержит? Поэтому, говорю, спасибо, что позвали, а то пришлось бы еще две недели мучиться.

«Ну и правильно, что приеха­ли, — отвечает. — Совещание переносится еще на час. Но сначала у вас и еще пяти человек будет другое совещание, с первым вице-премьером Зубковым. Так что вы со всеми в зал не ходите».

Через 30 минут быстро вошел Зубков. Пожал руки, внимательно всех оглядел, выслушал фамилии и назва­ния компаний, которые они представляли. И коротко ска­зал: «За мной». Мы двинулись в приемную премьера. Зуб­ков, заглянув в кабинет и, видимо, получив новое указание, скомандовал: «Лифт, первый этаж!»

«Э-э-э, — подумал я, — а портфель и телефон, которые наверху заставили сдать...» Украсть-то, конечно, не укра­дут, но получи потом попробуй, когда я еще раз сюда попаду? Имущество, конечно, было жалко, но времени на раз­мышления не дали.

Спустившись вниз и увидев журналистов, я подумал, что, наверное, интервью будем давать об успешном окончании работы над законом. Правда, она еще не закончена. Да какая разница, если, так сказать, в государственном масштабе мыслить!

Нет. Мимо журналистов мы просвистели и выскочили на улицу. К подъезду уже подъезжали черный «Мерседес» и два микроавтобуса неизвестной мне марки, но я почувствовал, что бронированные. Уж больно двери массивные. Нас даже как-то подравняли, или мы сами, автоматичес­ки, подравнялись, уже и не помню, но только стояли мы плотной шеренгой. И если б кто-то крикнул: «За Родину, за Сталина или там за кого-нибудь еще, УРА!!!», ей Богу, рванули бы, не разбирая дороги. Уж больно торжествен­но стояли. Я даже подумал: «Это что у них, перед каждым совещанием так В. В. встречают?»

Опять нет. Дверь одного из автобусов распахнулась и нам сказали: «Присаживайтесь». Ну, думаю, ведь еще ничего не успел сказать, а уже «присаживайтесь», при­летел, называется, на совещание! Я сел первым, впереди. Мне сказали: «Извините, не могли бы вы пересесть, здесь Владимир Вла­димирович сядет». Я, конечно, смог и забился в угол.

Впереди сели В. В. c Зубковым, поздоровались с нами и сказали: «Едем в магазин, посмотрим на месте, что у нас с торговлей»…

Остальное показывали по телеви­зору и рассказывали в прессе, зачас­тую сильно исказив суть высказываний премьера. А мне бы хотелось отметить вот какую особенность. Ведь взять и поехать, так сказать, к «мартену», в магазин, причем взяв себе в компаньоны для этой поездки пару производителей и четырех пред­ставителей торговли, — это заведомо устроить себе непростую жизнь. Так как Закон о торговле разрабатывается уже третий год, и срок работы над ним показывает сложность проблемы.

Де Голль в свое время сказал: «Сложные проблемы подчас прово­цируют простые решения». И очень многие горячие головы, не разбира­ясь в тонкостях отрасли, пытаются

предлагать очевидные, на их взгляд, регулирующие механизмы. В Госдуме уже сейчас находится аж пять оригинальных вариантов Закона о торговле. Хотя сегодня эту отрасль уже регулируют более 600 законодательных актов РФ.

В торговле и в футболе разбираются все. Как в том анекдоте: «Вы гинеколог? — Нет, но посмотреть могу». И вот желающих «посмотреть», порегулировать находит­ся великое множество. Кстати, первым из известных жела­ющих порегулировать торговлей был римский император Деоклетиан. Это известная история о том, как удалив­шись от дел, он стал выращивать капусту. Так вот, имен­но этот будущий сельхоздеятель издал указ, ограничива­ющий наценки на 200 наименований продукции, нужной на роду (у него, правда, не народ, а солдаты были в ука­зе). Указ так и не заработал, а когда Деоклетиан умер, его и вовсе отменили.

С тех пор прошло 1 700 лет. Но до сих пор по разным странам и континентам бродит его дух и требует отмще­ния. Ограничить торговлю! Хоть наценками, хоть режима­ми работы, хоть ограничением площадей. Есть объективные законы экономики. Их надо знать. Конечно, государство обязано устанавливать правила игры, которые способствуют развитию конкуренции и разнооб­разию форм предпринимательской деятельности. Слабое регулирование кредитного рынка в Америке (когда кредит можно было получить даже безработному по телефонно­му звонку) привел к сегодняшнему экономическому кризису в масштабах всего мира. Но и лишняя зарегулированность, а яркий пример тому — советский потребительский сектор, приводила к дефициту и просто отсутствию нуж­ных населению товаров. Во времена НЭПа первое, что подверглось либерализации, — розничная торговля. И в стра­не появились товары. Пускай дорогие, но они были. Этот период очень хорошо описан у М. Булгакова в книге «Мос­ква Краснокаменная». Когда за полгода появились товары, которых, казалось, уже нет в природе. А чтобы они стоили недорого, очень важно, чтобы количество участников рын­ка было большим, и среди них была конкуренция. И это, пожалуй, важнейшая роль государства не только в торгов­ле — развитие конкуренции.

О чем, собственно, премьеру мы с моими коллегами и говорили по дороге в магазин и после, на совещании. Соот­ветственно, закон нужен не об ограничении торговли, а о ее развитии. И, на мой взгляд, он принял к сведению наши раз­говоры, была создана согласительная комиссия под руко­водством Зубкова. Куда и вошел ваш покорный слуга.

А Владимиру Владимировичу большое спасибо и за вни­мание, и за понимание. А еще за менеджерскую науку. Если собрался что-то изменять, делай это осторожно, спустись вниз, поговори с людьми, что каждый день здесь работают. Ведь известно: лучшее — враг хорошего! Лучшее еще неиз­вестно, получится ли, а хорошее поломаешь.

"Королевские ворота", № 7 (июль) 2009 год.

+309
Смотреть
график