Что делать левой молод-жи-

Если «правая» молодёжь – это те, кто хочет и может развиваться в заданном социальном русле, то у «левых» проблема иная – необходимо равенство стартовых возможностей для развития. А если равенства не получилось от рождения, то оно должно быть предоставлено государством, обществом. Чтобы каждый ребёнок, вне зависимости от того, где и в какой семье он вырос, мог при наличии способностей найти себе достойное применение.

Если применения способностям молодёжи не находится, либо ему сознательно препятствуют социальные причины - появляется стремление свернуть государство, изменить общественную систему, встать на путь коммунизма, социализма и прочих «-измов», но только не той системы отношений, которая царит в государстве проживания (вспомним советскую молодёжь – ей хотелось Запада, в то время, как Европу будоражили левые идеи). Если изменение строя предлагается путём революции, такая молодёжь именуется «радикальной» и властями не приветствуется. Если не обращать внимания на требования самой активной части населения, то ситуация может закончиться беспорядками, бунтами и даже гражданской войной (вспомним Октябрьскую революцию и Гражданскую войну в России, где большую часть сражающихся составляли представители молодёжи).

Как с этим бороться? С одной стороны, можно согласиться с требованиями протестующих, но с чьими именно – непонятно. Молодёжных группировок множество, на всех не угодишь, а угодишь – захочется большего. Необходим учёт мнений молодёжи, и не официозный с Якеменко во главе, а реальный, с учётом потребностей большинства. А если присмотреться – неправильный учёт потребностей и принятие кажущихся на первый взгляд правильными решений, несёт совершенно иные результаты – противоположные задуманному.

Например, в последние годы произошла существенная доступность высшего образования – увеличение количества бюджетных мест в вузах, доступность платных форм обучения – отсюда перепроизводство специалистов прежде всего в гуманитарных отраслях, существенные проблемы с нахождением хорошо оплачиваемых мест работы даже для выпускников престижных вузов, увеличение социального недовольства. Для уменьшения социального недовольства увеличивается доступность высшего образования… Замкнутый круг получается. И общество не получает нормальных специалистов и специалисты не могут найти работу.

То есть, если мнения левых не учитывать - можно легко заполучить революционную ситуацию, если же учесть не то мнение – всё опять не слава Богу. Стабильности и спокойствия не получается.

Взять хотя бы проблему доступного жилья. Ни о какой более или менее свободной жизни нельзя говорить, когда жить негде или приходится ютиться с родителями: хочется ведь своей жизни, своих радостей, своих проблем даже хочется. Но – своего. В этом и есть самостоятельность. Насколько доступно жильё? Купить дорого (кредиты даже под высокие ставки дают не всем), снимать – всю жизнь временщиком не проживёшь. Понимание, что проблему надо решать, есть у всех, да только воз и ныне там. Но и жильё – это полпроблемы. Необходим ещё стабильный доход, чтобы семью содержать, детский садик неподалёку, школа, окончив которую можно поступить в институт. Много чего надо, за то, чтобы каждый мог это получить за свой труд, левые и борются. А им – обвинения в экстремизме.

Наиболее «эффективный» способ борьбы с левыми применяется сейчас: дискредитация символов рабочего движения. По телевидению, на радио, в прессе типичными примерами «коммунизма» объявляются режим Пол Пота в Камбодже, свергнутый, между прочим, при участии Советского Союза, пустые полки в магазинах, возникшие в годы перестройки, сталинские репрессии, подавление «Пражской весны». Типичные левые лидеры – безыдейные геронтократы брежневских времён. Даже фраза Адрианы Коллонтай про любовь и стакан воды поставлена с ног на голову. Левое движение, исходя из такого позиционирования, кажется чем-то грязным и не нацеленным на достижение идеалов свободы. А что предлагается взамен?

На смену социальному протесту приходит самоуничтожение, культ гедонизма. Та часть молодёжи, которой по карману «модные вещи», занимается их приобретением, кому нет – пьёт крепкий «Остмарк» в двухлитровых бутылках. Мало кто задумывается о том, для чего нужна самостоятельность. Стремление к самостоятельной жизни превратилось в стремление к самостоятельному прожиганию жизни. «Буду жить отдельно» для того, чтобы бесконтрольно получать удовольствия от жизни, а не для того, чтобы завести семью и продолжать себя в детях. Отсюда – кризис рождаемости. Дети превращаются либо в обузу, либо в «слишком дорогое удовольствие». Если для правых это – образец свободы выбора, то для левых – факт, доказывающий вырождение народа и необходимость решительных преобразований.

Что делать в данной ситуации представителям левых молодёжных организаций? Последовательно выражать свою позицию, так или иначе, но она будет услышана. Позицию, конструктивно отражающую проблемы, мешающие развиваться, молодёжи, становиться «на ноги», не впадать в сектанство и объединяться для решения конкретных вопросов в том случае, когда предложения по их решению совпадают. Идти вперёд, а не ныть по поводу того, что «страна развалилась, всё плохо, и ничего не добьешься». Только так. Россию строить молодым.

31
+55
Смотреть
график
Коронавирус за неделю
336
новых заражений
за последние 7 дней
3%
Коронавирус в динамике
01 фев. 2021
12 апр. 2021
Коронавирус сегодня Калининградская область, 12 апреля
за сутки
всего
Заражения
+55
30 835
Выздоровления
+67
28 623
Смерти
+3
421
Обследованы
+1 407
622 916