Авторские колонки
Автор: Антон Самоха
10.12.2015
16:11

Залезли в долги? Не надейтесь на милость суда

Россияне по уши в долгах. По данным коллекторских агентств, 65% ипотечных заёмщиков взяли один или несколько потребительских кредитов, чтобы выплачивать основной долг. Почти половина из них не может вылезти из долговой ямы.
Люди, как всегда, надеются на то, что при таких обстоятельствах государство протянет руку помощи и поможет справиться с ипотечным гнётом. Но этого не происходит. К примеру, недавно Верховный суд дал разъяснения, касающиеся исполнительного производства. И там нет ничего, что бы порадовало должников, — напротив, гайки закручивают ещё сильнее.
По закону, заёмщик должен добросовестно выполнять свои обязательства. Да и как иначе? Ведь заключая договор, будь то ипотечное, потребительское кредитование либо договор поставки товара, вы  намереваетесь исполнить обещанное: по кредитному договору — вернуть кредит с процентами, указанными банком, по любому другому договору — исполнить перечисленные в нём обязательства.
Ситуация, когда вы намеренно заключаете договор, зная, что не будете ему следовать, квалифицируется как мошенничество, предусмотренное ст. 159 УК РФ. Как правило, у преступника одна цель — завладеть деньгами или имуществом. Такие ситуации единичны. Ведь влезая в долги, вы осознаёте все риски этого мероприятия: ваши данные есть в договоре и органам следствия не составит особого труда вас разыскать.
Почему человек прекращает выплачивать кредит? Как правило, причина  одна — изменились финансовые или жизненные обстоятельства. Это касается и бизнесменов, и обычных людей.
Человек берёт ипотеку, а потом теряет работу или часть заработка. Ему кажется, что ситуация стабилизируется через месяц или два, но этого не происходит, а долг растёт. Растут и проценты. Проходит ещё полгода, и человек уже вовсе не считает нужным отдавать банку огромные суммы денег, которые он уже и не потянет ни на какой работе.
С бизнесом — то же самое. Сначала партнёр хочет поставить ту или иную продукцию или расплатиться за материал. А когда что-то не складывается, у большинства почему-то промелькивает одна единственная мысль: "Не буду платить, и всё…" И плевать на репутацию, доброе имя…
В таких случаях суды практически всегда занимают сторону "кинутых" людей или организаций. Они взыскивают всё причитающееся по договору, а также понесённые убытки и проценты. Плюс расходы на адвоката, госпошлина за подачу иска и т. д.
Если у ответчика единственная квартира, он надеется, что банк не заберёт её через суд. В ход идут любые аргументы: маленькие дети, старенькая мама, болезни и внезапная бедность. Но суд неумолим. Сначала он арестовывает квартиру, а затем — реализует её через торги, если жильё находится в залоге у банка. При этом часто по цене намного меньше её реальной стоимости. Человек, потеряв единственное жильё, остаётся должен банку определённую сумму.
Если у вас это единственная квартира, то её не продадут, но вы не будете её полноценным хозяином и не сможете ни продать, ни сдать в аренду.
29 сентября Верховный суд немного облегчил положение заемщика, чья квартира оставалась в залоге у банка по ипотеке, а после банк оставил её у себя за долги. Если стоимость квартиры была на момент оформления ипотеки равна стоимости самой ипотеки, то банк больше не может требовать "доплаты".
Многие должники надеются на работу хорошего юриста, мол, он вытащит из любой ситуации. Это заблуждение. Конечно, дело делу рознь, но, как правило, работа адвоката сведётся к поиску ошибок судебных приставов или суда и отмене тех или иных незаконных актов. Это лишь немного оттянет время продажи квартиры и позволит человеку найти деньги на покрытие долгов.
Многие рассчитывают на реструктуризацию долга, не очень понимая смысла этого слова. Реструктуризация подразумевает взятие кредита на ещё большую сумму, чтобы покрыть старый долг. Да, банки идут на это в некоторых случаях, но, на мой взгляд, это загонит вас в более глубокую долговую яму.
Какой же выход? Если начал копиться долг — нужно найти способ начать его гасить. Или смириться с тем, что переубедить суд будет практически невозможно.