17:00
Автор:

Прах Канта: как старик Иммануил стал жертвой политических интриг

Прах Канта: как старик Иммануил стал жертвой политических интриг - Новости Калининграда | Фото из книги Юрия Костяшова "Секретная история Калининградской области"

Ну наконец-то! Наконец-то у калининградцев есть о чём поговорить. Нет, не о пенсионной реформе, не о фиг знает что творящей экономике и не о падающих раньше срока военных спутниках и прочей мелочёвке. Эти второстепенные новости уступили место настоящей теме: во всенародном голосовании о том, как нам назвать аэропорт (уже названный Храброво), философа Иммануила Канта опередила императрица Елизавета Петровна. К этому добавились последние известия об испорченных памятнике и могиле.

Как гадят русские?

Начну с того, чем планировал закончить. То, как будет называться наш аэропорт, для меня лично вторично. Для меня первично, чтобы этот аэропорт работал без аварий, чтобы он был удобен для авиапассажиров, провожающих и встречающих, чтобы у него не текли на головы людей потолки, чтобы пропитанные криминалом таксисты-бомбилы не ломили цены и чтобы при строительстве аэропорта не воровали деньги налогоплательщиков.

Но я понимаю, что русская культура вербальна: была колыбель революции Ленинград, а стала культурная столица Санкт-Петербург. В августе 1914 года, когда началась Первая мировая, этот город переименовали в Петроград. Потому что Санкт-Петербург — это по-немецки. После переименования петроградские почтальоны из патриотических чувств отказывались доставлять корреспонденцию, если в адресе значилось немецкое "Санкт-Петербург". А ещё в это время в России распространялась переведённая с французского брошюра, научно доказывающая, что из-за национальных особенностей питания немцы пахнут и гадят (простите) чаще, чем другие нации. Вот такой патриотизм.

Уже было

Такой же психиатрический патриотизм бушевал и в послевоенном Советском Союзе в пятидесятые. Это называлось "борьба с безродным космополитизмом". В Калининграде с его красными черепичными крышами борьба с западным влиянием проходила просто прекрасно.

Об этом рассказывает один из документов, хранящихся сегодня в Государственном архиве Калининградской области. Он датирован 26 июня 1950 года. Это протокол совещания руководителей областных танцевальных коллективов. Серьёзное мероприятие — выступил сам начальник управления по культурно-просветительской работе товарищ Блоха. Он поставил конкретную задачу:

"В кратчайший срок изжить западные танцы. Танцы должны быть идейными, а не низкопробными. Необходимо в народных танцах выбросить терминологию иностранных языков. В классическом балете это вопрос (решить) гораздо сложнее, но постепенно и здесь (её) надо изживать".

А какие прекрасные "рецензии" на спектакли калининградских театров оставила приехавшая в Калининградскую область в 1950 году уполномоченная Главреперткома (была такая организация) гражданка Савик-Сакс. В её задачу входило разрешать или не разрешать постановки. Товарищ Савик-Сакс подходила к работе сверхответственно. Например, в 1950 году она запретила спектакль Калининградского драматического театра "Аленький цветочек". По мнению товарища Савик-Сакс, Чудище безобразное — "это создание по русскому образцу и подобию, однако этот образ не вскрыт совершенно". И ещё один серьёзный косяк, допущенный театральной труппой: "Действия происходят среди непонятных столбов, не свойственных русской архитектуре, мебель во дворце Чудища не соответствует русскому стилю (например, современная немецкая кушетка)". Дальнейшая "реализация спектакля" была запрещена.

В спектакле "Аршин Мал Алан" товарищ уполномоченная потребовала "садовую скамейку немецкого образца заменить другим видом сиденья". Без этого спектакль к зрителю не пошёл.

В 1949 году правильные советские патриоты разгромили поклоняющихся буржуазному искусству космополитов, окопавшихся в калининградском концертно-эстрадном бюро (КЭБ).

В специальной справке обкома ВКП(б) говорится, что деятельность КЭБа есть не что иное, как "гнусное преклонение перед западноевропейским искусством". У обкомовских товарищей были все основания это утверждать. Во время проверки выяснилось, что репертуар КЭБ "насыщен заграничными опереттами", а артисты-чечёточники копируют "образчики, заимствованные в американском кабаке". Проверяющие приводят следующую статистику: в 1948 году артисты штатной эстрадной бригады "исполнили неаполитанских песен и песен западных композиторов — 76, музыкальных произведений западных композиторов — 8". В результате директора концертно-эстрадного бюро сняли с работы, а дело на него было направлено в прокуратуру.

Борьба с "западным идолопоклончеством" прокатилась по судьбам конкретных людей. В 1948 году из калининградской коллегии адвокатов с позором изгнали адвоката Леонида Саца, окончившего юридический факультет Санкт-Петербургского университета ещё в 1903 году. Адвокат совершил серьёзный проступок. Выступая перед молодыми коллегами, старый юрист не затронул имена "корифеев коммунистической науки Маркса, Ленина и Сталина". Также Сац "с таким же успехом обошёл имя мирового судебного оратора, патриота советской родины академика Вышинского". Зато вспомнил "дореволюционного судебного оратора Плевако", который писал десять речей и одиннадцатую произносил...

Это, конечно, ни в какие ворота. Выступающий на "суде чести" председатель областной коллегии адвокатов сказал:

"Мы должны понять, товарищи, что космополитизм — это идеологическая диверсия, появление этой идеи в рядах адвокатуры является особо опасным... Адвокат — работник идеологического фронта, поэтому к рассматриваемому вопросу мы должны отнестись со всей политической резкостью, подняв этот вопрос на надлежащую высоту". Вопрос подняли: адвоката выгнали из коллегии. Ибо, как сказал один очень умный человек: "В те времена мало было любить Родину. И любить правильно. А любит ли любящий Родину правильно или нет, решал не он, а специальные люди".

То же самое происходит и сейчас. Эти люди умеют правильно креститься, говорить о том, что мы, русские, со своей духовностью — совсем не то, что все остальные со своей бездуховностью. Эти люди, соблюдающие посты и обращающиеся к Богу, делают очень много. Много для дискредитации всего русского. И православия в том числе.

А был ли Кант?

Не факт, что гроб с прахом Канта до сих пор стоит в портике, пристроенном к стене Кафедрального собора. Другими словами, могила Канта у нас есть, а вот есть ли в ней сам Кант — это большой вопрос. В начале девяностых, когда Кафедральный собор ещё стоял в руинах, известный любитель приключений и просто хороший парень Серёга "Дёма" слазил по моей просьбе в саму могилу к великому философу. Серёга был категоричен: никакого Канта там нет.

Когда я поделился этой информацией в Калининградском краеведческом музее, его сотрудница посмотрела на меня, как на идиота: все знают, что... его там нет. Мне рассказали историю, как в послевоенном Калининграде в специальные приёмные пункты сдавали цветной металл — страна в нём очень нуждалась. В том числе и цинковые гробы профессоров Кёнигсбергского университета. Гроб Канта якобы лично отнёс в металлолом вполне себе конкретный рабочий завода "Янтарь". И приёмщик поругался с рабочим, потому что металл принимали по весу, а рабочий забыл выкинуть из сдаваемого гроба то, что там было. То есть Канта.

Я не знаю, насколько эта история правдива. Хорошо бы, чтобы нет, но скорей всего, да. То есть Канта в его могиле нет.

Поэтому давайте хоть аэропорт его именем назовём. Чтобы мы сами могли себе сказать: мы здесь далеко не все моральные уроды...

4 654