Новости
25.04.2018
09:35

Чтобы помнили: зачем Польша изменила закон об Институте национальной памяти

С 1 марта вступили в силу нашумевшие поправки, вызвавшие новую волну споров не только в Европе.
 
Поправки в закон об Институте национальной памяти стали скандальными ещё до их принятия. За те полтора года, что велось публичное обсуждение, Варшаве досталось сразу с нескольких сторон. Верховная рада Украины потребовала от соседей вовсе отказаться от обновлённого закона, с резкими заявлениями выступили некоторые высокопоставленные чиновники Израиля и США. Польские власти демонстрируют, что намерены стоять на своём, но не оставляют попыток объяснить основную цель нашумевших изменений.
 

Буквы закона

Все принятые поправки, напомним, касаются трагических событий Второй мировой войны. В частности, теперь в СМИ (и где бы то ни было вообще) строжайше запрещено использовать словосочетание "польские концлагеря" в отношении нацистских лагерей, которые располагались на территории оккупированной Польши. Сюда же относится запрет публично обвинять поляков (как народ и государство) в причастности к холокосту, пособничестве нацистской Германии и преступлениях, совершённых Третьим рейхом. Нарушителям грозят штрафы или тюремное заключение на срок до трёх лет. Отдельно вводится уголовная ответственность и за отрицание Волынской трагедии и пропаганду "бандеровской идеологии".
 
"Закон об Институте национальной памяти — это многосоставная вещь, поэтому в разных странах его называют по-разному, — отмечает калининградский политолог-международник Александр Носович. — Для одних это отрицание участия поляков в холокосте. Для других, для Украины в первую очередь, а также для России этот закон принято называть антибандеровским. Из-за этой многосоставности документ очень противоречивый. Запрет словосочетания "польские лагеря смерти" — дань старой исторической травме поляков, которых оскорбляет то, что их считают соучастниками преступлений нацизма. Поляки в своей исторической мифологии борются с евреями за звание народа, больше всех пострадавшего во время Второй мировой войны. Правда, поляки, в отличие от евреев, всегда добавляют, что они пострадали и от нацистов, и от коммунистов. Надо сказать, что когда Аушвиц, Треблинку и другие лагеря смерти на территории Польской Республики называют польскими лагерями, для польского народа это является оскорблением. И с моей точки зрения, поляков можно понять. Это, в принципе, то же самое, если бы нацистские лагеря на территории сегодняшней России или Белоруссии называли российскими или белорусскими".
 
Что касается запрета бандеровской идеологии, то, по мнению Александра Носовича, эти поправки в первую очередь связаны с миграцией украинцев в Польшу. По прогнозам польских экспертов, в ближайшие годы соседняя республика может принять до пяти миллионов жителей Украины.
 
"В основном украинцы едут туда из западных регионов своей страны, в которых действовала украинская повстанческая армия (запрещённая в РФ — прим. ред.), — обращает внимание политолог. — В наши дни для поляков идеология "бандеризма" представляет большую опасность, потому что украинцы в основном переезжают в крупные города, а также в южную и западную Польшу, которые до войны были частью Германии и где сейчас живут потомки жертв и даже сами жертвы волынской резни. Такая ситуация чревата межнациональным конфликтом".
 

Сложный диалог

Обсуждение поправок польские власти изначально постарались проводить в максимально открытом режиме. И небезуспешно. Ещё в ноябре 2016 года Польша и Израиль сделали совместное заявление, осуждающее использование фальшивых формулировок. В поддержку выступил и бывший посол Израиля в Польше Шевах Вайс.
 
"Я бы хотел, чтобы молодым евреям рассказали правду о том, что во многих европейских государствах были правительства-коллаборационисты (...), но не было польского государства, сотрудничающего с Гитлером! Никогда не было польских лагерей смерти, никаких!" — сказал Вайс в одном из интервью.
 
Отвечая на возражения критиков, президент Польши Анджей Дуда подчеркнул, что закон не защищает отдельных преступников независимо от их национальности, но запрещает обвинять в холокосте всю польскую нацию.
 
"Во время Второй мировой войны были убиты шесть миллионов польских граждан, включая около трёх миллионов польских граждан еврейской национальности", — напомнил Дуда во время специального обращения в президентском дворце.
 
Генеральный консул Республики Польша в Калининграде Анна Новаковска отметила, что упоминание "польских концлагерей" не встречается в российских СМИ, но в Западной Европе это явление наблюдается регулярно.
 
"И в последние годы, к сожалению, всё чаще, — сетует дипломат. — Получилась калька. Один журналист написал, очевидно, не задумываясь, про "польские концлагеря", другой повторил, и вот мы уже имеем устойчивое выражение, которое переходит из одного СМИ в другое. Наши дипучреждения каждый раз обращались с просьбой исправить неточность. И каждый раз мы напоминали: нацистские концентрационные лагеря только находились на польской земле, но не были ни организованы, ни построены поляками! Да, можно считать принятие поправок жёсткой мерой, но у нас не оставалось другого выхода. Мы надеемся, что это остановит журналистов от распространения непроверенной информации".
 
Ещё на стадии обсуждения польские законодатели учли часть прозвучавших пожеланий. 15 июля 2016 года прошла встреча представителей управления Министерства юстиции Польши с послом Израиля Анной Азари, высказавшей отдельные замечания. В результате в итоговый вариант был включён пункт 3 статьи 55а, который гарантирует свободу научной и творческой деятельности.
 
 

Что дальше?

Правительство Польши уже пообещало принимать меры для улучшения диалога по принятым поправкам. Прежде всего — с Израилем. Для этого в начале марта представительная польская делегация побывала в институте "Яд ва-Шем" — крупнейшем в мире центре изучения истории холокоста и сохранения памяти. Открытое обсуждение обязательно будет продолжаться и дальше.
 
Некоторые эксперты не исключают, что поправка о запрете пропаганды "бандеровской идеологии" может сблизить позиции Польши и России.
 
"Не хотелось бы, чтобы были какие-либо разногласия вообще, — говорит Анна Новаковска. — Мы соседи и должны сотрудничать, а не спорить. На мой личный взгляд, чем больше есть общих векторов, тем лучше".
 
Генеральный консул не исключает, что закон об Институте национальной памяти с течением времени может быть уточнён, но не стоит ждать, что он изменится фундаментально.
 
"Поляки свою историю знают, — говорит Анна Новаковска. — Во многих семьях есть родственники, которые в годы войны попали в концлагеря. Но пройдёт ещё 20 лет — и в европейском обществе может сложиться твёрдое убеждение, что поляки действительно тогда построили эти лагеря смерти. Вот чего мы опасаемся и чего не хотим допустить!"
 
Кстати
С 2007 года официальное название лагеря Аушвиц-Биркенау в списке Всемирного наследия ЮНЕСКО звучит как "Аушвиц-Биркенау. Немецкий нацистский концентрационный лагерь и лагерь смерти (1940–1945)". Прежнее название — "Концентрационный лагерь Аушвиц". Новую формулировку, которую выдвинули Польша и Израиль, единогласно поддержали более чем 150 стран, включая Германию.
 
 
Материал подготовлен при поддержке генерального консульства Республики Польша в Калининграде