12.03.2018
17:16
Автор: Александр Адерихин

"Первый раз мне налили родители": в Калининграде открылся православный центр для женщин-алкоголиков

Фото: Александр Подгорчук
Фото: Александр Подгорчук

"Вот! — отец Сергий с гордостью показывает видавшую виды стиральную машину. — На "Авито" за две тысячи купил... Работает!"

Стиральную машину батюшка купил для православного реабилитационного центра, где живут женщины, страдающие алкоголизмом. Центр расположен в самом конце Аллеи Смелых, в Южном посёлке. Городские власти предоставили под это богоугодное дело немецкой постройки особнячок — бывший молодёжный центр на городской окраине. Всё остальное финансирование — пожертвования и гранты.

Отец Сергий. Фото: Александр Подгорчук

Почему отец Сергий этим занимается, не скрывается ли за этим какая-то личная история? Личной истории нет, но алкоголизм в той или иной степени затронул если не все, то подавляющее большинство российских семей. Практически в каждой есть или был родственник, близкий или дальний, страдающий этой болезнью. А с женщинами вообще беда. Как говорят калининградские наркологи, женский алкоголизм лечить намного труднее, чем мужской. Виновата в этом... наша российская культура. Нет, не та культура, которая Пушкин с Достоевским, а общепринятые в быту представления, что плохо, что хорошо, что правильно, а что нет. Другими словами, сильно пьющий мужчина — это менее "неправильно", чем сильно пьющая женщина.

Пьющая женщина в нашей, сильно пропитанной мужскими представлениями о месте женщин в жизни, культуре получает значительно больше позора от окружающих, чем пьющий мужчина. То есть валяющийся в канаве пьяный мужчина — явление более "нормальное" с точки зрения общества, чем валяющаяся в канаве пьяная женщина.

Как правило, и сама страдающая алкоголизмом, и её близкие, чтобы избежать позора, до последнего не выносят сор из избы. В результате женщина на приём к врачу-наркологу приходит слишком поздно.

Отцу Сергию, служащему в посёлке Рыбачьем на Куршской косе, дали послушание — так в церковной среде называют распоряжения начальства — опекать и помогать в избавлении от зависимости алкоголикам и наркоманам. Занимаясь этим, он решил организовать православный реабилитационный центр для женщин, страдающих от алкоголизма.

Теперь ему, в мирском прошлом музыканту Калининградского симфонического оркестра, приходится изучать основы клинической психологии зависимостей, а заодно заниматься починкой крыши и утеплением фасада, формировать библиотеку, строить теплицы, писать заявки на получение грантов, организовывать курсы английского языка и арт-терапии и делать ещё миллион дел.

Фото: Александр Подгорчук

Центр рассчитан на девять женщин, которых здесь называют воспитанницами. Сегодня в центре проходят реабилитацию две. "Было три, — рассказывает отец Сергий,— но одна ушла". К уходу воспитанницы отец Сергий относится философски: "Бог создал человека по подобию себя свободным. А значит, человек должен иметь право выбора и нести ответственность за него. Мы должны воспитывать, предупреждать, просвещать, но выбирать человек должен сам".

Отец Сергий рассказывает о пилотной программе по взаимодействию церкви и официальной наркологии, в которой участвует его приют. Если в Калининграде всё получится, то такую работу будут вести в других регионах России.

Обратиться в православный реабилитационный центр может любая женщина, страдающая алкоголизмом, не обязательно православная. Но участие во всех мероприятиях в жизни центра, в том числе и духовных — например, в молитвах — обязательно.

Реабилитационный центр на Аллее Смелых — тот самый случай, когда церковь и психологи, занимающиеся лечением алкогольной зависимости, вместе решают одну задачу. У наркологов даже появился термин "православная реабилитация", её возможности высоко оценивает Юрий Скалин, главный врач областного наркологического диспансера и главный нарколог СЗФО.

С воспитанницами православного реабилитационного центра работает клинический психолог Оксана Москевич. Занятия проводят и профессиональные психологи и священники. Это помогает вытащить из самых глубин причину, заставляющую употреблять алкоголь. Такой причиной может быть, например, травма психики или гиперопека в детстве, генетическая предрасположенность, отсутствие духовности.

Светлана: Общаться с окружающими я уже не могла

Светлана приехала в реабилитационный центр из "большой России". Более десяти лет она проработала секретарём в коммерческой фирме. Фирма развалилась, Светлана пошла работать продавцом в магазин.

Светлана. Фото: Александр Подгорчук 

"Как это ни грустно, — рассказывает она, — но первый бокал мне налили родители. Чуть-чуть, буквально глоточек. Это было в выпускном классе, мне было лет 16–17. Шампанского мне налили..."

Родители хотели, чтобы их дочь попробовала алкоголь дома, а не в какой-нибудь подворотне. Она рассказывает, что сначала выпивала понемногу, для удовольствия. С подружками, знакомыми, родственниками. Могла пить, а могла не пить.

А потом без алкоголя Светлана начала чувствовать физический дискомфорт. "Словно бензин заканчивается, — рассказывает она, — и обязательно нужно принять, чтобы появилась работоспособность. Даже с утра надо было выпить не чашку кофе или чая, а кое-что покрепче. Если я не выпью, я не могла не то что работать — общаться с окружающими нормально не могла".

Пытаясь устроиться на работу, она искала такое место, где могла бы употреблять алкоголь.

У неё появилась физическая зависимость. Она выпивала даже тогда, когда пить не хотела. Она начала выпивать каждый день — когда много, когда мало.

При этом Светлана отчётливо понимала, что алкоголь сжирает её жизнь. Были потеряны отношения с семьёй, доверие семьи. Она начала выносить из дома вещи и драгоценности: сдавала, чтобы купить себе алкоголь. "Я понимала, — говорит Светлана, — что или погибну, или окажусь где-то вместе с бомжами".

Напуганные родственники пытались намекнуть на её проблемы с алкоголем. Эти беседы Светлана воспринимала как оскорбление: "Я что, пьяница, что ли?". Когда поняла, что проблемы у неё есть, и серьёзные, Светлана начала гуглить информацию о реабилитационных центрах. "Эта была какая-то дикость, — рассказывает она, — я никак не могла осознать то, что у меня проблема". Признать, что она алкоголик, было тяжело, как и учиться заново общаться с окружающими.

Несколько раз она принимала решение бросить реабилитацию и уйти. Такие настроения появлялись, когда психологи приближались к её больному месту, полученной ещё в детстве психологической травме, загнанной в самые дальние уголки её души. В такие моменты искорёженная алкоголем психика начинала сопротивляться, требуя оставить всё как есть. И здесь уже Светлане приходилось бороться не с внешними обстоятельствами, а с самой собой. До сих пор у неё получалось. Она продолжила реабилитацию.

Тамара: Я начала спиваться вместе с ним

Тамара, учительница младших классов из Москвы, осознала, что у неё острые проблемы с алкоголем, лет шесть назад. Её родители это видели, но принять не могли. Отец, предприниматель, сам употребляет алкоголь, но ему это не мешает. Был уверен, что дочь пошла в него и её отношения с алкоголем также не будут мешать ей жить.

Тамара. Фото: Александр Подгорчук 

Тамара ушла из школы и стала работать частной няней. У неё появилось свободное время и деньги. И возможность употреблять. Она быстро нашла себе оправдание: у меня на работе стресс, мне надо его снимать. Она начала снимать стресс на работе. Как-то она решила выпить за обедом немного вина. Тамара была уверена, что родители ребёнка, за которым она тогда присматривала, ничего не заметят. Но она выпила слишком много. Не заметить, что няня пьяна, было сложно. Тамару уволили, но ей удалось убедить своих работодателей, что это был единичный случай, и вернуться на работу. "Иногда, — рассказывает она, — в выходные я уходила в запой и понимала, что не могу на следующий день выйти на работу. Тогда я звонила начальству и придумывала какую-то причину. Мне верили..." Часто работодателями были знакомые знакомых, и Тамаре многое сходило с рук.

Она познакомилась со своим будущим мужем. "Нам было весело, — вспоминает она, — и в этом "весело" было много алкоголя. Просто праздник какой-то. Я начала спиваться вместе с ним..." Алкоголь и присоединившиеся к нему наркотики не помешали Тамаре родить двоих здоровых детей. Повезло.

Вскоре пришло понимание того, что у Тамары проблемы с алкоголем. Она пришла в широко рекламируемый и известный на всю страну реабилитационный центр. За 28 дней пребывания Тамаре и её родным пришлось заплатить 500 тысяч рублей. У Тамары был пакет "Лайт". "В этом центре, — рассказывает она, — был ещё пакет VIP. Он стоил примерно в три раза дороже".

Более чем дорогая реабилитация не помогла. Тамара обратилась в реабилитационный центр "Радуга" в Тверской области. Оттуда переехала в православный реабилитационный центр в Калининграде.

Она охотно рассказывает о своих детях. Сын учится в выпускном классе школы, дочь уже работает. "Они мной гордятся, — говорит Тамара, — трезвая мама для них — лучший подарок. Они меня любят, а мою болезнь — нет".

Отец Сергий: Мы сами должны решать

Александр Подгорчук 

На окнах центра нет решёток, воспитанницы всегда могут уйти. "Запрещать бесполезно, — говорит отец Сергий, — это путь неэффективный. Господь мог бы поставить ангела с огненным мечом, ангел испепелил бы грешников, и больше бы никто бы не грешил. От страха. А когда ангел ушёл бы, многие начали бы грешить с ещё большей силой. Поэтому сами должны решать, готовы мы меняться или оставим всё как есть. Только мы сами".

Телефон православного реабилитационного центра 8-911-470-55-96.