Новости
08.12.2017
10:00

На Приморской ТЭС задействуют самые современные достижения мировой энергетики

На Приморской ТЭС задействуют самые современные достижения мировой энергетики
Для того чтобы понять, как будет работать угольная электростанция под городом Светлым, калининградские журналисты отправились в Красноярск.

С прицелом на будущее

Учитывая особое эксклавное положение Калининградской области, Янтарный край прямо-таки обречён на всемерное развитие столь же обособленной от окружающих держав собственной энергетической системы. Соответствующую стратегию разрабатывала специальная рабочая группа при Минэнерго РФ, а утверждало российское правительство, что наглядно демонстрирует значение вопроса. Ведь как ни крути, выход из БРЭЛЛ (эта аббревиатура обозначает доставшуюся в наследство от СССР единую энергетическую систему Белоруссия — Россия — Эстония — Латвия — Литва) вместе со всеми остальными странами Балтии соседней с нами Литвы неизбежен. После чего наш регион практически становится своего рода энергетическим островом.
Российское руководство, похоже, иллюзий на сей счёт никаких не питает. А потому на территории самой западной области страны строятся сразу четыре новых электростанции суммарной мощностью около одного гигаватта. Три из них: Прегольская в Калининграде, Маяковская в Гусеве и Талаховская в Советске — будут работать на природном газе. Топливом для Приморской ТЭС, которая расположится в Светловском городском округе, станет уголь. Три паросиловых блока в сумме будут вырабатывать 195 мегаватт электроэнергии. Но как раз этот показатель сегодня волнует калининградцев меньше всего. Куда больше интересует (особенно население непосредственно прилегающих местностей), что произойдёт с экологией в окрестностях будущего энергетического объекта.

Экология во главе угла

Чтобы увидеть всё своими глазами, журналисты отправились в далёкий Красноярск. Именно там вот уже шестой год функционирует новый угольный блок местной ТЭЦ-3. Официально её ввели в эксплуатацию ещё в 1992-м, предполагая, что станция будет вырабатывать одновременно тепловую и электрическую энергию. Но поскольку вскоре настали лихие времена, строительство энергоблока пришлось отложить, и следующие два десятилетия предприятие работало исключительно в режиме котельной.
Чтобы воплотить проект в полном объёме, после принятого в 2007-м решения потребовалось ещё пять лет. И вот в марте 2012 года ТЭЦ-3 наконец начала вырабатывать и электричество. Оборудование на станции установили по тем временам самое современное — впрочем, и сегодня оно не устарело.
"Это первый угольный энергоблок в нашей стране, который строился в рамках проектов ДПМ, то есть договора на предоставление мощности, — объясняет замдиректора Сибирской генерирующей компании — собственника ТЭЦ-3 — Николай Сидоров. — Особенно важно то, что в процессе проектирования делалась ставка не только на энергоэффективность, но и на экологичность проекта".
Скорее всего, сибирские энергетики чётко предвидели будущие неизбежные вопросы экологов. В Красноярске — более чем миллионном городе с мощной промышленностью — вопросы экологии по своему значению опережают даже такие традиционные социальные аспекты, как проблемы ЖКХ и зарплаты населения. В своих прогнозах представители СГК не ошиблись: ТЭЦ-3 почти сразу же заняла постоянное место в повестке всех общественных дискуссий.
"Нам удалось доказать, что к настоящему времени наука шагнула так далеко вперёд, что угольная генерация вполне способна быть экологически абсолютно безопасной, — говорит Анастасия Дьякова, замдиректора Красноярского филиала СГК по стратегическим коммуникациям. — Тем не менее до сих пор эту тему периодически пытаются представить в качестве проблемной".

Дым над водой

Расположенную на окраине Красноярска теплоэлектростанцию видно издалека благодаря столбу густого белого дыма из высоченной, в 275 метров, трубы. Но это только морозной сибирской зимой, объясняют нам.
"На нашем предприятии действует трёхступенчатая система сжигания топлива в котлах, — рассказывает заместитель главного инженера по эксплуатации ТЭЦ-3 Пётр Посаженников. — Она обеспечивает снижение выбросов — например, оксидов азота — на 40 процентов. То, что вы сейчас видите в небе, — это, по сути, горячий пар".
С особой гордостью специалист повествует о модерновейшем электрофильтре, который очищает дымовые газы, образующиеся в топке котла. Частички золы заряжаются положительными ионами и осаждаются на электродах. Затем специальный механизм эти электроды встряхивает, наэлектризованная зола осыпается в бункер, оттуда выдувается через систему гидрозолоудаления и поступает в отвал. Как результат — в трубу вылетает лишь три десятых процента от общего количества выбросов. Летом можно заметить разве что дрожание воздуха над трубой, да и то если как следует приглядеться.
Приморская ТЭС в Калининградской области будет оснащена такими же электрофильтрами, то есть показатели очистки будут соответствовать красноярским значениям. И уж в любом случае экологические параметры будущей станции обеспечат полное соответствие современным европейским экологическим требованиям.
Одним из пунктов посещения калининградскими журналистами стал химический цех ТЭЦ-3. Он состоит из трёх объектов водоподготовки разной функциональности, хлораторной установки (поступающая в город горячая вода по всем санитарно-экологическим нормам считается питьевой) и двух очистных установок — для масло- и мазутосодержащих и ливневых (с крыш, с дорог, с промплощадки) стоков.
"Оборудование, конечно, затратное, — признаётся начальник цеха Татьяна Телешева. — Зато все процессы полностью автоматизированы и обеспечивают отличный результат. Сколько нас ни проверяли экологи и химслужбы, ни одного штрафа пока не выписали".
Необходимо добавить, что водоснабжение Приморской ТЭС вообще намерены сделать бессточным. Всю задействованную в производстве воду даже после её полной очистки не будут сливать в близлежащую речушку, Калининградский залив или открытое море, а вернут в технологический цикл.

Чёрных вихрей не будет

Пожалуй, наиболее любимым вопросом (конечно, после дымовых выбросов) экологов к любой угольной электростанции является способ хранения запасов топлива. На красноярской ТЭЦ-3 поступающий по железной дороге с Бородинского разреза бурый уголь складируется на открытых площадках.
"Строительство огромного "саркофага" — дело весьма затратное и непременно отразится на стоимости электроэнергии, — замечает Николай Сидоров. — А россияне, культура потребления которых и впрямь за последние годы существенно выросла, доплачивать за это удовольствие по-прежнему не хотят. Даже в Европе уголь лежит на открытом воздухе, специальных хранилищ — по пальцам пересчитать. Это же неспроста!"
Конечно, неспроста. Помимо дороговизны строительства, закрытый склад требует постоянной системы контроля. Ибо в этих условиях уголь обладает склонностью к самовозгоранию. Причём даже самые что ни на есть современные (и весьма дорогостоящие) средства защиты не могут дать стопроцентной гарантии от техногенной катастрофы. И если произойдёт возгорание, придётся спешно опорожнять весь склад, а не только ту его часть, где полыхнуло. Плюсуйте дополнительные расходы на форс-мажор...
Так что угольный склад на Приморской ТЭС сделают открытым. Зато снабдят приспособлениями, которые позволят минимизировать воздействие на окружающую среду. Скажем, противоветровым барьером высотой в 25 метров по всему периметру. Или сетью телескопических труб, по которым топливо будет поступать на склад, и закрытыми конвейерами, которые обеспечат подачу угля в котельное отделение. Не даст подняться чёрным вихрям и постоянное разбрызгивание мелкодисперсной воды. Не говоря уже о фильтрах очистки воздуха в местах перегрузки угля — аналогов систем, доказавших свою эффективность на зарубежных предприятиях.

Резерв на всякий случай

Но что самое интересное — ещё неизвестно, понадобятся ли вообще все эти многочисленные ухищрения. Дело в том, что Приморская ТЭС планируется в качестве резервного источника энергии. То есть на полную нагрузку будет работать лишь в случае аварий на газопроводе или перебоев с поставками голубого топлива. Всё остальное время объект будет находиться в дежурном режиме: ни тебе сжигания сотен тонн угля, ни десятков тонн золы после этого.
Впрочем, последнее обстоятельство вовсе не гарантирует, что противники строительства Приморской ТЭС поспешат снять все свои возражения. Ведь, как считают многие компетентные люди, дело тут не только и даже не столько в экологии. Просто бизнес-войн за сугубо коммерческие (и зачастую частные) интересы ещё никто не отменял.
На правах рекламы