Новости
Автор: Екатерина Медведева
24.09.2015
20:12

Железобетонная леди: калининградка 24 года учит школьников "мужскому делу"

Уже 24 года Оксана Петровна Арчакова преподает "технологию" (в народе – "труды") у мальчиков.  Клопс.Ru выяснил, почему калининградка выбрала эту профессию и как она справляется с, казалось бы, мужской работой.  
 
Последние  несколько лет Оксана Петровна трудится в общеобразовательной школе №29 на улице Судостроительной. Стала школьным учителем практически сразу после окончания индустриально-педагогического факультета КГУ (сейчас БФУ имени Канта). Попала на факультет случайно – просто только там надо было сдавать предметы, в которых она была на тот момент сильна. После окончания ВУЗа год поработала на кафедре, как молодой специалист, но поняла, что это "не ее".
 
 
"Мне с детьми интереснее работать. Они непосредственные, открытые… С ними весело! Я от них как будто заряжаюсь энергией, - поясняет учитель. – Когда только пришла в школу, мне достались старшие классы. Мне один ученик заявил: "А я думал, что у нас будет трудовик - мужчина, который пьет и ругается матом". Вот такой стереотип! Так мальчишки сначала "проверяли" на что я способна: вопросы задавали разные, интересовались, могу ли я сама все это сделать. Когда они поняли, что я действительно все это умею, то смирились, с тем, что труды у них вести будет женщина". 
 
Если в школе что-то ломается, то и тут Оксана Петровна вполне может заменить частенько болеющего пожилого завхоза:
 
"Я тут и замки вскрываю, если надо, и парты чиню…", - с улыбкой вздыхает учительница.
 

Я  устала быть "железной"

 
"Ну, потише там! ", - зычно командует Оксана Петровна мальчишкам из 7-го класса, которые расшалились, видя, что учитель отвлеклась. Ребята оборачиваются и делают виноватые лица.
 
"Вообще, они меня, конечно, побаиваются. Как я разговариваю, так некоторые кричат: голос у меня громкий, низкий…, - уже почти шепотом делится педагог. – Есть у них какой-то такой трепет и уважение, хотя я никогда дисциплинарных мер не применяла. Я всегда стараюсь с ними найти общий язык, не быть слишком "далекой" – и похвалить могу, и пошутить, и над их шутками посмеяться. Уроки в старших классах у меня в форме дискуссии всегда проходят". 
 
"Училка" - так, по мнению Оксаны Петровны, ее окрестили подопечные. "Трудовик" (именно так, а не в женском роде - "трудовичка") на самом деле называют ее за глаза школьники. 
 
 
"Железобетонная леди – частенько именуют меня домашние и друзья. Я с детства пацанкой росла. У меня немного мужской склад характера, поэтому меня не так-то легко довести до слез. Я соблюдаю "рoker face", как это сейчас говорят. Зато могу разреветься, когда смотрю мелодрамы – вот тут я бываю сентиментальна. А такой слабой, белой и пушистой иногда хочется побыть… Иногда говорю: "Так, я устала быть железной!", но меня обычно надолго не хватает. Наверное, это и не правильно, может, и надо иногда побыть мягкой, но я так не умею".
 
Оксана Петровна категорически не согласна с мнением, что для того, чтобы учить мальчиков хозяйственным премудростям нужна "твердая мужская рука":
 
"Наоборот! Со мной они ведут себя гораздо сдержаннее, сосредоточеннее и интеллигентнее. Сейчас многие школьники, сами знаете, матерятся не по-детски. У меня уроках это недопустимо. И даже если проскочило что-то, то они сразу "Ой, извините, я больше не буду!". Их как-то дисциплинирует присутствие женщины".
 

Ножовка и стусло

 
"Солнце мое, ты размеры-то поставил, а линии размерные не вынес…" - наклонившись, говорит Оксана Петровна мальчику, грызущему карандаш.
 
Оксана Петровна (дама совсем не хрупкая) ловко пробирается по узким рядам между партами-верстаками, за которыми ее ученики чертят в тетрадках "схему" ручки напильника. 
 
Мальчишки стараются скорее закончить скучную теоретическую часть работы, чтобы приступить наконец к практическим упражнениям с деревянными заготовками. 
 
 
Внимательно, морща от напряжения лоб, слушают педагога.
 
"Берешь заготовочку, отмечаешь на ней длину - ровно 20 сантиметров, и отпиливаешь", - разрешает начать первому справившемуся с чертежным заданием школьнику Оксана Петровна. 
 
Вопреки ожиданиям, ничего противоестественного в том, как женщина ловко хватает деревянный брус, помогает его закрепить в тисках и выбирает для ученика пилу поудобней, нет.
 
"Почему не пилится у нас тут, а? – задает вопрос учитель шмыгающему носом подопечному. – Сучок у нас тут! Давай, буду помогать", - она за несколько секунд ловко справляется с отпиливанием заготовки для будущего изделия, в то время, как юный горе-столяр стоит рядом и чешет шею.
 
Когнитивного диссонанса не случается даже в тот момент, когда Оксана Петровна, прищурившись и поднеся рубанок к лицу, выясняет, что у инструмента, которым двое мальчишек безуспешно пытаются орудовать по деревяшке, лезвие закреплено неправильно:
 
"Таким только если ковырять… Выдвиг резца может быть не больше 2-х миллиметров", - напоминает она и тут же исправляет недочет, закрепив лезвие заново.
 
"Надо мне что-то дома забить, так я сама все делаю. В глобальных вопросах муж мне, конечно, помогает, но руководство процессом все равно на моих плечах. Ремонты все я сама делаю – муж сказал, что лучше подсобным рабочим будет. Скалки и разделочные доски у меня в доме сделаны моими руками. Ну, а уж постирать или приготовить – так это вообще святое!", - смеется женщина.
 
С супругом Оксана Петровна знакома с детства, поэтому для него не стала новостью "не женская" специализация педагога. Кстати, муж учительницы сам имеет рабочую профессию – он сварщик. Зато другие люди, конечно, с удивлением реагируют на сообщение о том, что Оксана Петровна – "трудовых дел мастер" у мальчиков. 
 
"Я говорю, что я учитель, и всегда предлагаю угадать, какой предмет преподаю – и еще ни разу никто не дал верного ответа! Когда сообщаю, все охают: "Да ладно! Да не может быть!".
 
 
Постоянное замешательство Оксана Петровна наблюдает в специализированных строительных торговых центрах, где продавцы-консультанты обнаруживают у посетительницы совсем не свойственные женщине познания:
 
"Однажды я прихожу в магазин, чтобы купить полотна для ножовок по металлу. Молодой парнишка мне что-то приносит, а я говорю: вы мне не то принесли - это из закаленной стали, оно быстро сломается. У мальчика надо было видеть лицо: Откуда вы знаете?. Я ему: Ну, здесь же видно…. вот синее. И начинаю ему объяснять... Он сразу "сдулся" и дал то, что нужно. Подобные случаи очень часто бывают. Говоришь: У вас есть стусло?. Он "завис", – Оксана Петровна изображает глупо-вытянутое выражение лица.


"Дамские романы не люблю, а Ремарка читаю"

 
"У нас перемена, господа! Отложили инструменты, и пошли отдыхать", - все тем же тоном командира констатирует Оксана Петровна.
 
"Мы переодеться. Можно? ", - в кабинет заглядывает девочка в очках. Получив утвердительный ответ, пролезает в дверной проем целиком. За ней идут еще несколько школьниц с пакетами. Вся процессия скрывается за дверь подсобки.
 
"Это мои девчонки, - ласково говорит Оксана Петровна. – Я у них…(как это сказать?) – "классная дама". У меня там дочка учится, и я их с первого класса "веду". А классного руководства у меня нет. Предлагали, но у меня времени не хватает – слишком много часов, а это большая нагрузка".  
 
Оксана Петровна признается, что хоть и не ведет у дочки ни одного предмета, но они все равно очень близки. Девочка, в отличие от матери, интересуется по большей части чисто "дамскими штучками" - модой и визажом. Она мечтает стать дизайнером. Однако то, что дочь не пошла по ее стопам, Оксану Петровну совсем не смущает. Гораздо больше  она удивлена тем, что старшему сыну, который сейчас учится на медика в Москве, так и не удалось привить любовь к ручному труду:
 
"Я все время с сыном боролась – у него руки "не оттуда растут". Не позорь, говорю ему, у тебя мать трудовик! А он мне: "Я ученый, а не практик! ". 
 
 
Педагог хоть и настаивала, чтобы отпрыск учился работать не только головой, но и руками, уверяет, что сама не лишена обычных интеллектуальных радостей:
"Я в театр люблю ходить, на концерты… Романы дамские не читаю, а предпочитаю что-то посерьезнее – Ремарка, например. Детективы люблю читать".


"Я – счастливый человек! "

 
"Смотрите, где вот эта линия заканчивается на торце – продлеваем ее сюда. Вот такие маленькие черточки делаем", - окруженная со всех сторон учениками, Оксана Петровна делает разметку на деревянной чурке, сверкая при этом ярко-красными ногтями. 
 
К хитростям для стимулирования подростков к мастеровому предмету, вроде "девочки белоручек не любят", Оксана Петровна не прибегает. А вот ученики частенько пытаются воспользоваться приемами, которые обычно срабатывают на женщинах. 
 
"Они всегда замечают, когда у меня прическа новая, наряд или маникюр. Начинают подлизываться, комплименты говорить: "Ой, а что у вас сегодня за праздник? Вы так хорошо выглядите. Какие у вас ногти красивые, как вам эта блузка идет… Я им сразу говорю, что со мной такие вещи не проходят", - смеется Оксана Петровна. 
 
 
Урок продолжается. Мальчишки уже настрогали каждый по кучке опилок и гордо разглядывают свои заготовки, пока все еще похожие на маленькие поленья.
 
"Вот видите, балуются охламоны! – Оксана Петровна указывает на группу ребят в дальнем углу класса, крутящихся на телескопических табуретках. – Это мы себя так тихонечко ведем, да? – обращается к забывшимся ученикам педагог. Потом уже на полтона ниже заявляет: Все равно, я сними даже как-то моложе становлюсь, что ли. Вот придешь невыспавшейся, в плохом настроении, посмотришь на такого вот Диму, - она взглядом рисует траекторию на улегшегося на стулья мальчугана. - И мобилизуешься сразу. За все эти годы я ни разу не пожалела о своем выборе. Никогда! Я чувствую себя на своем месте. Это, наверное, провидение какое-то меня подтолкнуло поступить именно на тот факультет – ведь теперь я занимаюсь тем, что мне нравится. Если брать в целом, то я счастливый человек!"