Новости
Автор: Екатерина Медведева
10.08.2015
15:11

"Я влюбилась": фестиваль-невидимка ANABUK довел калининградцев до слез

В воскресенье в калининградском Дворце спорта "Янтарный" прошёл ANABUK. Первый в истории "фестиваль-невидимка", как позиционировали его организаторы, стал отголоском так и не состоявшегося в регионе open-air-мероприятия. С самого начала стало понятно, что фестиваль, несмотря на приглашённых на него именитых музыкантов, очень демократичен, — видимо, памятуя о том, что ANABUK — "дочерний" проект пляжной "Кубаны", зрители, в большинстве своём, в качестве основной форменной экипировки выбрали футболки и шорты.
 
Ощупывая мужские бока и заглядывая даже в самые потаённые уголки дамских сумок, сотрудники службы охраны, стоящие на входе, в итоге "поживились" парой перцовых баллончиков, несколькими отвёртками, щипчиками для ногтей, одним дезодорантом-аэрозолем, металлической флягой, электрозажигалкой и… резиновой маской какого-то зубастого чудища. Все опасные для жизни и здоровья предметы сложили в коробку и обещали вернуть владельцам на выходе.
 
— Это стереотипы дурацкие: если у тебя длинные волосы и ты рокер, то обязательно наркоман! Что за фейс-контроль! — возмущался участник калининградского рок-движения, которому бдительные полицейские решили посветить в глаза фонариком, дабы убедиться, что он не употребил ничего противозаконного.
 
Молодёжь в кедах потихоньку наполняла коридоры Дворца спорта и дивилась ценам на атрибутику с логотипами хэдлайнеров и самого фестиваля: резиновый браслетик — 200 рублей, холщёвая сумка — 300, футболка — от 600 до 1000. При этом всё перечисленное всё-таки пользовалось спросом, как и питьевая вода (80 рублей за 0,5 л).
 
— На ней очень удобно ставить автографы, — рекламировал мне матерчатую торбу продавец.
— Прикин, подписал: "Кристине", но меня же не так зовут! — тыча в лицо подружке исписанную маркером сумку, говорила после автограф-сессии одна из поклонниц. — Это для подружки, а для себя ещё сейчас пойду и возьму. Там народа много стоит в очереди, поэтому сразу несколько автографов брать неудобно как-то было, — сидя на диванчике, девушка бережно упаковывает в пакетик листок с подписями музыкантов из группы Trubetskoy.
 
Прямо на входе в закуток для личной аудиенции с кумирами стоит мужчина и предлагает всем забыть на сегодняшний день о желании выпить чего-нибудь горячительного. Как выяснилось, этот активист — президент фонда "Здоровая страна" Александр Савицкий, совместно с которым промоутеры фестиваля разработали проект "Чистая территория".
 
— Вы обязуетесь на протяжении всего фестиваля не употреблять алкоголь? — вопрошает общественник и уже протягивает к моему запястью белый бумажный браслет, который, между прочим, даёт право на бесплатный доступ к занятиям йогой, настольным играм, сёрф-подготовке и сессии в фотобоксе.
— Так у меня же выбора нет: здесь всё равно спиртное не продают и с собой приносить нельзя, — я добровольно соглашаюсь на "окольцовку".
— Кто захочет, тот всегда найдёт… — печально улыбаясь вздыхает Савицкий.
 
Собственно концерт начался ровно по расписанию в 14:30 (кстати, такая пунктуальность графика удивляла на протяжении всего феста) с истошного крика "Привет!", который, неожиданно раздавшись в кромешной темноте, заставил вздрогнуть не готовых к сюрпризу зрителей. Тут же включился свет и стало ясно, что вопил субтильный солист группы Helloday, которая выступала первой. Так как калининградские поп-панкеры местной публике давно знакомы (концерты проходят в городе не реже, чем раз в полгода), их выступление собрало только добрую одну шестую зала.
 
"Трубецкой", которые уже не Ляпис" ещё больше разогрели трезвую, а потому немного тяжёлую на подъём публику.
 
"Ты кинула" заставила ёкнуть сердце даже тех, кто не воспитывался на музыкальных сборниках "Нашествие". Однако, как признали многие присутствовавшие, группа лишилась доли своего прежнего шарма после того, как в их прежнем коллективе произошёл раскол и его покинул Михалок. Зато когда на сцену вышла группа "Элизиум", зал наполовину заполнился бородатыми молодыми людьми, которые тут же принялись скакать "пого". Пританцовывали как могли и все остальные — энергичный солист, хоть и не снимал солнцезащитных очков, умудрился довести публику до состояния, когда сидеть на месте совсем не хотелось.
 
— Это Элизиум, Стас! — решил сообщить своему товарищу парень, несмотря на то, что тот уже давно отплясывал с усердием, свойственным обычно самым преданным поклонникам группы.
 
С приходом питерских Animal Джаz в партере тут же воцарилась романтичная обстановка. Влюблённые парочки, как будто заранее зная, что репертуар коллектива будет состоять наполовину из баллад, пододвинулись поближе, чтобы посвятить себя медленным танцам. А всепроникающий вокал Красовицкого заставил вслушиваться в звуки его голоса даже тех, кто предпочитал ожидать выступления других групп в кожаных креслах холла.
 
Первые признаки самого безудержного веселья стали появляться, когда перед толпой возник одетый в клетчатый костюм и отдалённо напоминающий леприкона из ленты "Трасса 66" лидер группы "Наив". Чача, по всей видимости, был изрядно "измучен" застольями, поэтому даже больше обычно не стеснялся в выражениях (особенно когда решил вдруг "задвинуть" речь о войне), а иногда даже не попадал в ноты (делая вид, что так задумано). Все выступления Иванов сопровождал своим коронным жестом — поднятым вверх средним пальцем, на что в ответ получал с десяток таких же из зрительного зала.
 
После знаменитых "Наив–рок" и "Когда я перестану пить" уже можно было наблюдать группу парней, задорно отплясывающих "слэм".
 
— Я никогда не видел такого упоротого Чачу! — восхищённо констатировал потный мужчина средних лет.
 
Почему-то именно к выступлению "Наив" на концерт подтянулись представители старшего поколения. До самого выступления группы HIM, перед которым был значительный перерыв, часть публики предпочитала не покидать зал, чтобы "зарезервировать" место в первых от сцены рядах.  Каждый раз, когда на сцену выносили аппаратуру с фирменной символикой группы, в толпе восхищённо вздыхали. Когда же кто-то брал пару аккордов на гитаре, вздохи переходили в ликование и аплодисменты. Несколько раз такой фальстарт заставлял девушек в чёрных майках бросать на столиках коробки с недоеденной лапшой. Фанатки стремглав мчались к концертной площадке, а потом разочарованно брели обратно.
 
Наконец, весь в чёрном, со своей неизменной шапочкой на голове на сцену вышел Вилле Вало и, сказав несколько неразборчивых слов на английском, тут же принялся петь. Женская половина собравшихся, не обращая внимание на плохо настроенный звук, заворожённо взирала на изящного и голосистого "Джима Моррисона финского разлива".. Вилле, который, стоя на фоне специально привезённого баннера с репродукцией гравюры Питера Брейгеля, самозабвенно пел практически все свои хиты (в основном, с принёсшего группе мировую известность альбома Razorblade romance), заслоняли поднятые вверх мобильники, планшетники, фотоаппараты и прочая техника. Когда весь зал вместе с HIM затянул айзековскую Wiked game, то ли сам солист, то ли звукорежиссёры всё-таки сориентировались, и вытянули вокал до нужного уровня.
 
Отыграв напоследок "более свежую" десятилетней давности More more more, Вилле скудно поблагодарил присутствующих за внимание, а барабанщик кинул в толпу палочки, и музыканты исчезли. Зато ещё долго в коридорах ДС поклонники группы продолжали хором исполнять знакомые композиции, а в женском туалете не умолкали разговоры о красавчике-солисте. И все в один голос уверяли, что всё-таки HIM в Калининграде — это действительно достойное событие.
 
— HIM — мажоры, а эти настоящие! — поведал мне своё экспертное мнение знакомый музыкант, указав на появившихся Enter Shikari.
 
Вокалист и клавишник коллектива по прозвищу Rou в качестве сценического костюма выбрал истинно британский прикид: серые брюки, белую рубашку и кеды. Это не очень удобная для акробатики одежда совершенно не помешала ему впоследствии выполнять на сцене что-то невообразимое: начиная с танцев, напоминающих эпилептические припадки, и заканчивая полушпагатами. Остальные участники группы от лидера не отставали. Гитаристы проворно карабкались по металлическим конструкциям, на которых установлен свет, прыгали на руки к своим поклонникам и оттуда продолжали выдавать партии, а ударник то и дело вскакивал и изображал руками то ли птицу, то ли пловца. Вся эта феерия вкупе с отличным звуком и оригинальной (частенько отклоняющейся от хардкоровых рамок) музыкой заставили толпу зрителей в прямом смысле слова выть и носиться по кругу в бешенном "хороводе". Музыканты играли настолько профессионально и выкладывались с таким остервенением, что иногда возникало ощущение, как будто происходит всё это не в Калининграде, а в лондонском Альберт-холле. То, что вытворяли Enter Shikari, которые к тому же выучили название нашего областного центра и несколько слов по-русски, привело зрителей в такой восторг, что некоторые даже плакали. Руки фанатов с соединенными в виде треугольника (часть логотипа группы) указательными и большими пальцами не опускались.
 
— Это вообще… Это что-то… — охрипшим голосом бормотала блондинка, выходя из зала.
— Я влюбилась, — отвечала ей другая девушка.
 
Молодой человек явно впал в некий транс: он не двигался с места, вперив глаза в уже опустевшую сцену, и только изредка прикладывал ладони к щекам, чтобы хоть как-то привести себя в чувства. После всего увиденного и услышанного стало ясно, что организаторы отвергнутого калининградскими властями фестиваля "Кубана" доказали возможность существования и "безболезненность" подобного мероприятия для общества: на территории ДС не произошло ни одного неприятного инцидента. Жаль, что ANABUK стал прощальным, а не приветственным подарком нашей области. Однако есть надежда, что хотя бы новый фестиваль-невидимка у нас всё-таки приживётся.