Новости
Автор: Оксана Сазонова
06.08.2015
14:41

Первые переселенцы попадали в Калининградскую область по конкурсу

Первая массовая волна переселения началась в 1946 году и продолжалась восемь лет. О том, на каких условиях люди переезжали в далекую отвоеванную у немцев землю, как жили здесь в послевоенные годы, и о том, сколько было массовых волн переселения в нашу область, рассказала "Стране Калининград" Марина Клемешева, кандидат исторических наук, доцент.

Переселенцам обещали настоящий рай

– Первый эшелон с переселенцами прибыл в августе 1946 года из Брянской области на станцию Гумбиннен (сейчас Гусев). А потом они стали приезжать чуть ли не каждый день, передышка была только зимой и летом. Ехали со всей России, но особенно из тех областей, что сильно пострадали во время войны, где людям элементарно негде было жить (Брянской, Смоленской, Волгоградской и т. д.), а также из Белоруссии, национальных автономных округов и республик, куда людей эвакуировали и где было перенаселение. Под руководством д. и. н. профессора Юрия Костяшова в БФУ им. И. Канта мы выпустили книгу "Восточная Пруссия глазами советских переселенцев": для сбора информации опросили около 350 человек, а вообще я вместе со студентами собирала подобную информацию 14 лет во время краеведческих практик.
 
По рассказам самих переселенцев, ехали сюда люди с разными судьбами: те, кто потерял дом и у кого ничего не осталось; те, кто потерял семьи и хотел начать все сначала; кто-то хотел сменить климат и польстился на предлагаемые условия. Но не все ехали "в один конец": были и те, кто не продавал свой дом, а переезжал в Калининградскую область попробовать. Были случаи, когда переезжали ради наживы, только чтобы получить льготы и уехать обратно. Приезжали из сел и городов как просто рабочие, так и специалисты с высшим образованием, интеллигенция. 
 
– А что предлагали и много ли было желающих переехать?
 
– Условия были выгодными, агитация мощной, желающих оказалось в разы больше, чем область могла принять (к началу 1950-х годов переехало около 400 тысяч человек). Область расписывали как цветущий сад с великолепным климатом, морем, с уцелевшими домами и предприятиями. Так что вскоре тех, кто готов был сюда приехать, стало так много, что им устраивали конкурсный отбор. Было несколько необходимых условий: в семье должно было быть минимум два работоспособных члена (люди иногда хитрили и объединяли разные семьи в одну), предпочтение отдавалось активистам и тем, кто еще никогда не переезжал.

Теперь о том, на каких условиях люди ехали. Им обещали хорошие дома с при-усадебным участком в селах, полностью оплачивали переезд, причем можно было взять с собой все, включая скотину — для животных и крупных вещей выделяли целые вагоны. В дороге платили суточные (эшелоны нередко шли по две-три недели, останавливаясь на каждом полустанке), кормили. По приезде давали вещи, обувь, ткань — все то, что купить после войны было сложно. Кроме того, первые колхозы три года не платили налоги, а людям предлагали беспроцентные гигантские по тем временам ссуды в 10 тысяч рублей в рассрочку на 10 лет на обустройство. 
 
– И люди действительно получали все эти льготы?
 
– Сначала – да. Первые эшелоны встречали торжественно: с оркестром, горячими обедами и машинами, чтобы перевезти вещи. По стране на человека выделяли 6 кв. м, а у нас в области — минимум по 10, в городах строили общежития, временные дома. Самые первые переселенцы, особенно в селах, могли выбрать любой дом из двух-трех на выбор, которые уже были подготовлены (убраны, протоплены, с заготовленной на несколько дней едой). К слову, семьи часто меняли дома, когда тот, в который въехали, приходил в упадок. Дело в том, что ехали сюда из сел, и что делать с каменными особняками, толком не знали. А потом в ваннах солили огурцы, а не купались, туалеты в доме ломали и строили привычные "будочки" на улице. Нередко сама семья жила на втором этаже, а на первом размещали скотину, а для растопки печей использовали оконные рамы, паркет, мебель. 

Селились люди землячествами — это и сейчас легко заметить по названиям поселков в разных районах. 

У немцев и русских рождались дети

– В послевоенные годы в области оставалось много немцев. Как уживались?

–После войны на нынешней территории Калининградской области оставалось 139 тысяч немцев: довольно большая цифра, и это при том, что она в 9 раз меньше довоенной (здесь проживало 1 300 тыс. жителей). Оставляли прежде всего самых работоспособных, ведь рук для восстановления области не хватало. Но по факту в основном это были все же дети и старики. Шесть лет они жили бок о бок с русскими переселенцами: в 1947 году в приказном порядке их начали вывозить, и это продолжалось до 1951 года, а ценных специалистов, необходимых для восстановления сельского хозяйства, предприятий, держали до последнего.

– Знаю, что не все немцы хотели уезжать, пытались остаться — прятались в лесах, скрывались…
 
– Люди думали, что останутся тут с русскими навсегда, а потому многие с этим смирились и стали заново выстраивать свою жизнь: довольно быстро выучили русский, между русскими и немцами даже образовывались семьи (хотя отношения, конечно, нельзя было зарегистрировать), рождались дети. Переселенцы вспоминают, что в большинстве своем к немцам относились спокойно: если жили с ними в одном доме, то ходили друг к другу на чай. А когда в поселках устраивали танцы, то сначала на одном конце поселка плясали под русскую гармонь, на другом – под немецкую гармошку, но потом объединялись. 

Сначала немцы жили в своих домах, но постепенно их выселяли сначала по нескольку семей в одну комнату, потом в подвалы, на чердаки и в сараи. Они работали (мужчины – на тяжелой физической работе, женщины стирали, убирали, некоторые присматривали за детьми), но получали не деньги, а как все в стране – карточки, за которые давали элементарный набор продуктов. Им разрешали иметь огород, государство даже давало семена, но только свеклы и брюквы.
Некоторые немцы действительно пытались спрятаться, чтобы не уезжать из Калининградской области, но их все равно находили. Власти боялись, что, если здесь останется коренное население, позже на землю смогут претендовать, так что было решено вывезти всех. Но были и исключения: самым верным способом было сбежать в Литву, получить там гражданство и вернуться обратно уже с новым именем и фамилией.
 
– В 1946–1948 годах здесь был страшный голод…
 
– ...И холод, погибло много людей, особенно немецкого населения: в зимние месяцы в день умирало по 100 человек — от голода, болезней. Говорили и о случаях каннибализма, но они, конечно, не были массовыми. А вообще область тогда была похожа на кадры про блокадный Ленинград: повсюду трупы и изможденные уцелевшие люди. Делились друг с другом последним, но часто и делиться было нечем.

Приехали, посмотрели и вернулись обратно

– Все ли переселенцы остались в области?

– Как я уже говорила, им описывали рай на земле, а когда они приехали, то увидели, конечно, другую картину – разруху. Долгое время считалось, что вернулось не более 10%, но, когда рассекретили архивы, оказалось, что цифра значительно выше — обратно уехало 38% первых переселенцев. 

– Было много детей, как немецких, так и русских. Они ходили в школы?

– Первая школа для переселенцев открылась в сентябре 1945 года – нынешняя гимназия № 1 г. Калининграда. Педагогов не хватало, так что сначала брали учителями всех, кто мог хотя бы читать и писать и был в состоянии научить этому детей.
 
Для немецких детей – отдельные школы (всего 44 учебных заведения), где преподавали немецкие учителя, но вот директор обязательно русский. Были и детские дома: раньше считалось, что детей оттуда вместе со взрослыми вывезли в Германию. Но потом оказалось, что большую их часть увезли в Россию, и так они стали жителями нашей страны. 
 
Что касается предприятий, то вскоре после войны заработали почти все уцелевшие ЦБЗ, вагоностроительный завод, потом стали восстанавливать и другие предприятия. 
 
– Области помогали финансово?
 
– Первое время – нет: считалось, что она должна восстановить все собственными силами. И тогда второй секретарь обкома Петр Иванов пошел на беспрецедентный и смелый в те годы поступок – написал письмо Сталину, которое рассекретили только в 1990-х годах. В нем он описал реальную ситуацию: произвол военных, грабежи (ценные вещи вывозились из области вагонами), разруха. Была создана специальная комиссия, которая позже подтвердила эту информацию. Так что этот человек много сделал для области, но, увы, во время работы комиссии, по официальной версии, он застрелился. 
 
– Что вам еще запомнилось из разговоров с первыми переселенцами?
 
– Они делились тем, что тогда поразило: черепичные крыши, мостовые, а еще – обилие крыс, которые бегали по улицам (кошек и собак тогда не осталось, и грызунов некому было уничтожать). Рассказывали, как на субботниках сбивали с домов красивую лепнину, чтобы сделать города и села советскими даже внешне. И как область захлестнула волна кладоискательства: много ценного вывезли военные, но все же люди находили украшения, посуду, оружие, иконы, однажды откопали в огороде целую машину. Дело в том, что когда немцы уезжали, им было разрешено взять с собой все, что оставалось, но кто-то пустил слух, что лимит — лишь 10 килограммов, и они все бросали, а увозили в основном продукты. 
 
– Это первая массовая волна переселения. Были другие?
 
– После 1953-го переезжали уже не по программе, не так массово, и в основном шел естественный прирост за счет рождаемости. Следующая волна была после распада СССР в 1990-х годах — люди ехали из Прибалтики, Казахстана, с Кавказа (особых льгот не давали, но гарантировали работу), но одновременно многие уехали отсюда на Украину, в Белоруссию. То есть общее количество жителей не изменилось: вообще, примерно с 1985-го цифра у нас остается на одном уровне — 950–980 тысяч человек. 

Третья волна была в начале 2000-х по программе переселения губернатора Георгия Бооса —  тогда в область приехало около 100 тысяч человек (им гарантировали жилье и работу в сельской местности). А четвертая началась совсем недавно, в связи с событиями на Украине — точных данных пока нет, но только за один год сюда перебралось около 4,5 тысячи человек. 
 
Вообще, наша область уникальна своей историей и составом: сейчас на ее территории проживает около 150 национальностей. Так что симбиоз культур здесь интересный. 

Приглашаем к участию

Следующим летом мы отметим важную дату – 70-летие Калининградской области. Многие знают хронологию основных событий, цифры, но мы хотим показать, как начиналось становление региона через судьбы людей, рассказать их личные истории: о том, как несколько лет русские и немцы жили на одной земле, о страшнейшем голоде, о чем мечтали и как, шаг за шагом, шли к цели. Потом познакомимся и с теми калининградцами, которые переехали уже в 1990-е, 2000-е и в последние годы.
 
По итогам планируем выставку с фотографиями героев материалов. Мы обращаемся за помощью к читателям: если среди ваших родных или знакомых есть переселенцы, которые в разные годы перебрались в нашу область и готовы поделиться своей историей, архивными снимками – присылайте информацию на oksass@yandex.ru или звоните в редакцию. Напишем историю вместе! Наиболее интересные рассказы отметим призами накануне юбилея области.