Интервью
17.11.2017
18:49

У нас будет лучшая в стране ОЭЗ

Архив Клопс.Ru Архив Клопс.Ru
Архив Клопс.Ru
Министр по промышленной политике, развитию предпринимательства и торговли Дмитрий Кусков ответил на вопросы ведущей программы "Авторитет с Еленой Воловой" на радио "Комсомольская правда — Калининград". 

Об ожиданиях и реалиях 

— Вы окончили Московский авиационный институт. Почему такой выбор был?
 
— Я учился в школе при этом институте. В десятых-одиннадцатых классах у меня были углублённые математика, физика. Поэтому и пошёл на факультет прикладной механики. 
 
— А потом работали по специальности?
 
— Нет, по специальности мне не удалось поработать потому, что я сразу получил второе образование в этом же университете по специальности "Экономика", и первый мой опыт работы был в госслужбах. 
 
— Вы жили в Москве, всё у вас хорошо, и тут "бах — вторая смена". Почему вы приняли решение переехать в Калининград? Антон Андреевич (Алиханов — Прим. ред.) сделал вам такое предложение? 
 
— Да. Мы с Антоном Андреевичем достаточно долго работали вместе в Министерстве промышленности. И конечно, когда меня сюда пригласили, меня эта возможность заинтересовала потому, что Антон Андреевич очень хороший руководитель и мне с ним интересно работать. 
 
— Сколько времени вы уже в Калининграде?
 
— Впервые я приехал в Калининград на майские праздники в 2016 году, а второй раз — в конце января. Получается, десять месяцев. 
 
— Скучаете по Москве?
 
— Калининград отстаёт по ритму жизни от Москвы. И, конечно, скучаю. Всё-таки коренной москвич, мне привычнее то движение. 
 
— А здесь нравится?
 
— Да, нравится. Очень красивый город, очень интересный, есть куда съездить, что посмотреть. Даже уже один раз выбрался в Польшу.
 
— Чему-то были удивлены, когда приехали?
 
— На самом деле был очень удивлён. На прошлой работе много времени уделялось тому, как ограничить Калининградскую область в её льготах. А когда я приехал сюда, я понял, что эти льготы просто жизненно необходимы.
 
— По-вашему, это успешный регион?
 
— Думаю, да. Огромные возможности, близость к Европе, интересное территориальное расположение, конечно, бренд нашего региона — янтарь — очень интересный. Я общаюсь с другими регионами, туда с меньшей охотой едут люди федерального уровня. А сюда многие с большой радостью едут на любые мероприятия.

О промышленности

— Поговорим про дело. А есть ли вообще промышленность в регионе?
 
— В структуре ВРП больше трети занимает промышленное производство, обрабатывающее, группа компаний "Автотор", "Содружество", "Янтарь", военные заводы, "Преголь", Тарный комбинат, "Балткран". Процентов пятнадцать занимает торговля. Большая часть доходов идёт от промышленного производства.
 
— На ваш взгляд, какие отрасли перспективны?
 
— Я сейчас формирую приоритеты своей стратегии из шести основных отраслей. Первое — наука и инженерия. Это взаимодействие с БФУ им. И.Канта, инженерные центры и т.д. Второе — IT-индустрия. Третье, естественно, янтарь. Предприятия автомобильной индустрии, мы хотим, конечно, развивать не только "Автотор". Судостроение: создание кластера судостроения и развитие компонентной базы. Попробуем привлечь сюда кого-то, может, из двигателестроения. Шестое — это фармацевтика и медицинское оборудование. Одно из самых прибыльных производств — производство "Мирамистина". У "Инфамед К" много стратегических планов по развитию этого производства, и возможно, в ближайшее время будут громкие заявления о том, кого мы туда привлечём. 
 
— Сейчас объявлен конкурс на субсидии для промышленных предприятий. Что это за субсидии, на что они даются?
 
— 30 миллионов будут распределены на две субсидии. Первая — субсидирование пилотных партий, 15 млн. Если компания выпускает пилотную партию какой-то такой продукции, мы можем субсидировать пятьдесят процентов. Это в основном, мы думаем, будут судостроение, вагоностроение. Вторая — это компенсация на модернизацию. Если компания с 2016 года приобрела какое-то оборудование, мы можем компенсировать пятьдесят процентов от его стоимости.
 
— Вы считаете достаточным такой объём финансирования или планируете в будущем увеличивать его?
 
— Конечно, 30 миллионов — это ничто для калининградской промышленности. На следующий год мы по этой программе ничего не заложили: софинансирования не будет. Мы решили пойти по другому пути пока.
 
В 2018-м Фонд развития промышленности будет докапитализирован на 150 млн. Конечно, мы сможем использовать софинансирование, мы даём 30%, а федеральный Фонд развития промышленности — 70%. Что интересно в программе ФРП — так это коммерческий кредит под 5% годовых со сроком на пять лет. Первые три года один процент платишь. В этом году мы этот фонд открыли, у нас достаточно много заявок. Две заявки уже прошли нашу систему отбора, сейчас они проходят экспертизу в федеральном фонде.

О промзонах и парках

— Вы курируете развитие промзоны и промпарков. Что сейчас с ними происходит и что они для людей дают? 
 
— Мы занимаемся строительством двух индустриальных парков — "Храброво" и "Черняховск". "Храброво" — более реализованный проект. В нём уже есть почти всё, кроме электричества. Заканчивается строительство подстанции на 39 мегаватт. Сейчас у нас уже есть три контракта с инвесторами, два намечаются в декабре. Парк будет полностью готов в 2019 году, но в 2018-м инвесторы уже смогут строиться. Планируются инвестиции в размере 1,4 млрд. Это порядка 400 рабочих мест новых.
 
— Что будет в этом промпарке?
 
— Небольшие производства — например, полотенец. Ещё будет металлургия и производство лифтов.
 
— А "Черняховск"?
 
— Там подстанция будет строиться два года, идёт строительство инфраструктуры. Сейчас пока ещё нечего презентовать.

О янтаре и "Янтаре"

— Конечно, янтарь — это наше всё. Сможем ли мы вернуть себе янтарный бренд и насколько новая политика Янтарного комбината соответствует реалиям?
 
— Янтарь — это всегда приоритет номер один. Мы очень надеемся и будем прилагать все силы, чтобы Калининградская область была лидером не только в части добычи, но и в части переработки.
 
— Когда?
 
— Стратегию мы недавно приняли, она запланирована до 2025 года. Первые два года — это, так сказать, сохранение того, что есть, а последующие пять лет — развитие.
 
— Вы считаете, это реально, что у нас будут оставаться 70% обработки?
 
— Мы на это очень настроены, как и Янтарный комбинат. В ближайшее время они будут создавать переработку. Также у них есть обязательства по китайскому контракту, что пятьдесят процентов должно быть переработано в области. Янтарный комбинат настроен на наших переработчиков, запланировано строительство янтарного кластера. 
 
— Завод "Янтарь" — старейшее наше предприятие, и когда-то оно было градообразующим. Какие его проекты сегодня перспективны?
 
— Большая часть — военные заказы. Но мы спустили на воду первый рыболовецкий траулер для Камчатки. Будут построены ещё два. Сейчас на заводе идёт активная модернизация. Надеемся, что и себестоимость судна уменьшится, и количество гражданских судов, которые будут выпускаться, увеличится. Также мы прорабатываем возможность создания судостроительного кластера.
 
— Дмитрий, в целом сегодня промышленность стоит или сокращается?
 
— Мы считаем, что развивается. За девять месяцев на 1,6% обрабатывающее производство увеличилось.

О законе об ОЭЗ

— Как вы оцениваете закон об ОЭЗ в том виде, в котором он сегодня принят?
 
— Работа не закончена, но самое важное было принято. Во-первых, это новая льгота с 1 января 2018 года — пониженные соцвзносы для новых рабочих мест, 7,6% вместо 30%. 
 
Также будет понижен инвестиционный порог для входа в резидентство для IT-проектов и для медицины: 1 млн рублей и 10 млн соответственно.
 
Будет новый формат льгот по налогу на прибыль. Ранее в первые шесть лет было 0%, следующие шесть лет — половина налога на прибыль. Сейчас будет три года или до первого дохода 0%, потом шесть лет 0% и шесть лет — 50%.
 
— Чем наша зона отличается от других? В чём её преимущество или в чём-то мы отстаём?
 
— У нас, наверно, будет лучшая зона из всех. Льготы по соцвзносам останутся только у нас и Дальнего Востока, но оттуда в Центральную Россию доставить гораздо сложнее, чем от нас. И, конечно, возможность компенсации таможенной пошлины. Такого больше в стране нигде нет.
 
— Вы говорили, что резиденты ОЭЗ заплатили около 30 млрд налогов. Область получила что-то от этого? 
 
— Самое основное — это НДС. Это 1–2 млрд.

О бизнесе

— Какова сегодня динамика развития предпринимательства? Сокращается бизнес-активность или, наоборот, увеличивается?
 
— В 2017 году открылось 6118 новых предприятий малого и среднего бизнеса. Всего их в области тысячи, это очень хорошие показатели. По итогам 2016 года мы были третьими в России по количеству предприятий на 100 тысяч человек. 
 
— Много ли закрывается?
 
— Налоговая закрыла две тысячи "хвостов", так что показатель даже немножечко снизился по сравнению с предыдущим годом. А так у нас всегда прогнозировался прирост предпринимателей.
 
— Как сегодня вы помогаете малому и среднему бизнесу? В думе недавно рассказывали, что корова последняя в Славске сдохнет потому, что региональные налоги максимальны. Предприятия закрываются: невыгодно налогами обложены. Почему так происходит?
 
— У нас есть целая инфраструктура поддержки малого и среднего бизнеса, которая состоит из трёх фондов, ну и Фонд развития промышленности можно назвать четвёртым. Первый — это Фонд микрофинансирования. Мы даём дешёвые микрокредиты на срок до трёх лет под процентную ставку от 1 до 10% и в сумме до трёх миллионов. 
 
— Много желающих на эти кредиты?
 
— Огромное количество. У нас, к сожалению, очереди. На предстоящий год докапитализация фонда планируется.
 
Второй фонд — Гарантийный фонд. Мы даём поручительство до 70% по цене от 0,25 до 1,3%. И третий, один из самых важных, это Фонд поддержки предпринимательства. Проводим бесплатное обучение, программу поддержки предпринимательства совместно со Сбербанком "Бизнес 3.0", кучу программ по пожарной безопасности и т.д. И всё абсолютно бесплатно для предпринимателей. 
 
В следующем году хотим интересную новую вещь внедрить — это электронное бизнес-инкубирование. Некоторое время это будет субсидироваться за счёт фонда, потом идёт либо постепенная оплата от 20%, либо заводите своего бухгалтера, экономиста или юриста.
 
— В соцсетях обсуждалось, что региональные налоги максимальны. Не планируете ли их сокращать?
 
— Планируем. Министерству финансов было дано поручение, и в ближайшее время они должны внести закон о снижении налога для отдельных отраслей. Вполне возможно, что это будет янтарь, IT. 
 
— Акцизы, справки, лицензии, разрешения — всё это приходится собирать. Административный барьер сегодня велик, что с этим делать?
 
— На алкоголь получить несложно. Это можно сделать через МФЦ, получить в течение 30 дней. 
 
— Вы встречаетесь часто с бизнес-сообществами, какие проблемы сегодня, на ваш взгляд, их интересуют?
 
— Первую вы озвучили — снижение налогов. Очень был сложный вопрос о налоге на движимое имущество, с 2018 года он должен был повыситься. В Госдуме, скорее всего, отложат до 2019-го. Жалуются на различные барьеры административного плана.

О торговле

— Перейдём к торговле. Как сильно подорожали продукты за последний год и с чем это связано?
 
— Инфляция у нас ниже среднероссийской. За 2016 год она составляла 4,4%, а по России — 5,6%. Подросли цены на масло сливочное на 16,4%, на хлебобулочные изделия — на 8,4%, есть продукты, на которые цены снизились: например, на гречневую крупу на 18,6%. В целом мы считаем, что у нас не хуже, чем в других регионах. В Москве цены выше.
 
— Как сказался уход "Вестера" на ситуации?
 
— Мы этого боялись, но всё очень даже хорошо сложилось: большую часть помещений, которые арендовал "Вестер", заняли либо "Виктория", либо Spar. Сотрудники в основном перешли в те же сети. Потребитель не пострадал.
 
— Недавно представители "Пятёрочки" приезжали, чем всё закончилось? Я так понимаю, что цель была такая: чтобы наши продукты появились в федеральных торговых сетях. Пока у нас не получается. Как будете с этим бороться?
 
— Более десяти наименований калининградской продукции есть на федеральных полках. В Москве я встречал и шпроты, и молочку. Но в чём суть проблемы? Это, конечно, логистика. Так как это скоропорт, есть иногда проблемы со сроками доставки. Необходимо держать склады на территории РФ. Мы активно работаем с федеральными сетями. 
 
— А какие-то торговые сети планируют в регион войти? Например, IKEA?
 
— Пока конкретных переговоров с IKEA не было. "Леруа Мерлен" приходит. 
 
— Несанкционированная торговля — это тоже ваши полномочия? 
 
— Раньше этим занималась АТИ, там было 26 человек. Сейчас мы бьёмся, в отделе торговли четыре человека.
 
— Много у нас несанкционированной торговли?
 
— Огромное количество. Особенно в Калининграде и Советске. Боремся, количество протоколов просто огромное, уже чуть ли не опережаем АТИ. Судьи выписывают предупреждения, честно сказать, копеечные. Мы планируем вносить в облдуму проект закона, чтобы вместо предупреждений были штрафы до пяти тысяч рублей.
 
— Обратите внимание на женщину на Северном вокзале, у которой павильон снесли. Я её жалобы часто читаю, а реакции властей не вижу
 
— Она действительно занимается несанкционированной торговлей. Ей было предложено перенести торговую точку в другие места, но она категорически не согласилась.
 
— Сегодня ярмарки перенесены на новые места. Оправдывают ли они себя, цены там ниже, чем в торговых сетях?
 
— Было громкое событие — закрытие ярмарки у Дома Советов. При этом открыли три новых ярмарки на Калинина, Портовой и Тимирязевской, там огромное количество посетителей.
 
— Парковки просят дополнительные, негде парковаться.
 
— Будем над этим работать, но это частные ярмарки, арендатор сам должен сделать, мы будем помогать. 
 
— Говорят, что санкции помогли нашему сельскому хозяйству, а цены всё равно не снижаются на местную продукцию. Почему?
 
— Если бы вы посмотрели цены в Москве на ту же самую продукцию, вы бы сказали, что тут они достаточно низкие. 
 
— А как вы оцениваете качество местной продукции?
 
— После московской молочки, я считаю, в Калининграде просто шикарнейшая.
13