09.08.2017
12:03
Автор: Марина Обревко

Сегодня всё искромётное и живое в нашем кинематографе — с приставкой "было"

АиФ — Калининград / Юлия Алексеева
АиФ — Калининград / Юлия Алексеева
Александр Зацепин — автор музыки к кинофильмам "Бриллиантовая рука", "Кавказская пленница", "Иван Васильевич меняет профессию". Он также писал музыку мультфильмам, спектаклям и мюзиклам.
О трудностях работы с Леонидом Гайдаем, конфликте с Аллой Пугачевой и секретах шлягера с мэтром побеседовал журналист "АиФ-Калининград".
—  Насколько я знаю, музыку для первых картин Леонида Гайдая писал Никита Богословский, но в итоге они поссорились...
Богословский писал музыку к фильмам "Пес Барбос и необычный кросс" и "Самогонщики". Но, поскольку характеры у обоих были крутые, в конце концов, разразился скандал. Богословский поломал дирижерскую палочку и заявил, что ноги его больше не будет на съемочной площадке Гайдая. И тогда жена Гайдая Нина Гребешкова предложила ему привлечь к работе молодого композитора Зацепина, написавшего популярную тогда песню "Надо мной небо синее". Так все и началось…
—  Неужели обходилось без разногласий?
— Конечно, не обходилось. Иначе это был бы не Гайдай! Ну, например, он настаивал на том, чтобы в сцене, где закопченый Смирнов бежит за студентом, звучал галоп, а я написал самбу. Как ни странно, удалось его убедить. И с "Песенкой о медведях" была большая заварушка. Гайдаю она категорически не нравилась. Даже, невзирая на то, что Никулин, Вицин и Моргунов распевали ее во все горло на съемочной площадке. "Песня должна нравиться народу. А вы артисты, а не народ", — заявил тогда Леонид Ильич. "Пригласи Арно Бабаджаняна", — сказал я ему и написал заявление об уходе с картины. И ушел бы, если бы руководитель киностудии не порвал мое  заявление.
— Сотрудничество с Аллой Пугачевой складывалось непросто...
— До определенного момента замечательно. Она профессионал: всегда приходила вовремя на запись, очень скрупулезно относилась  к тексту. Безупречно чувствовала все нюансы мелодии. И даже, когда ошибалась, умудрялась делать это безупречно. Помню, когда мы записывали "Волшебника-недоучку", она немного раньше вступила и обронила "Ой!". А я решил, что эта случайность только украсит песню. И время показало, что я не ошибся.
— Тем не менее,  в конце 70-х у вас случился конфликт во время съемок фильма "Женщина, которая поет". Почему?
— Рассорились мы с Аллой из-за того, что она выбросила из картины часть моих песен, а свои, написанные под псевдонимом Борис Горбонос, вставила. Причем не сказала ни слова. Как выяснилось в дальнейшем, инициировал всю эту историю ее тогдашний муж Александр Стефанович.  Впрочем, мы друг другу давно простили старые обиды. Дали слово все забыть и не говорить про это.
— А вы видели сериал "Кураж"  о жизни Пугачевой, сценарий к которому написал Стефонович?
—  Я не смотрел, но из рассказов знакомых знаю, что там совершенно нет правды. Кстати, перед началом съемок Стефанович написал мне письмо с предложением сыграть в картине самого себя. Но я отказался.
— А почему современные русские комедии такие невеселые?
— Мне тоже странно, что сегодня все искрометное и живое  в нашем кинематографе  — с приставкой "было"…
Полный текст интервью читайте на сайте "АиФ — Калининград".