Интервью
26.06.2017
11:36

В воскресенье мы эвакуировали 30 машин и будем продолжать в солнечные дни

Фото: Александр Подгорчук Фото: Александр Подгорчук
Фото: Александр Подгорчук
В передаче "Авторитет с Еленой Воловой" на радио "Комсомольская правда — Калининград" директор "Куршской косы" Анатолий Калина рассказал о том, как будет развиваться нацпарк, почему он начал вести канал на YouTube и какой штраф полагается за сбитого кабана.
 
—  Анатолий, какие вы задачи ставили, когда пришли на работу в нацпарк, и насколько удалось их выполнить?
 
—  Задач было очень много. Главное — что у парка появились правовые документы, осталось получить ещё один.
Раньше не было даже свидетельства на землю, поэтому нацпарк не мог участвовать ни в каких программах, не мог строить велодорожки. В течение пяти лет через суды мы добивались получения нужных документов, было около 60 судов, которые мы выиграли и стали полноправным нацпарком.
 
— А в каких программах вы принимаете участие?
 
— Основная — это восстановление авандюны. Её разрушают ветер и туристы, которые любят прокатиться на попе.
 
Фото: Александр Подгорчук
 
— И квадроциклы?
 
— С квадроциклами мы закрыли тему в 2010 году. Закон запрещает съезд с дороги. Всех квадроциклистов, которые заезжали со стороны Зеленоградска, мы переловили, все, кто живёт на косе и имеет квадроцикл, знаем наперечёт.
Программа предполагает восстановление трёх километров авандюны. Мы уже проходим строительную экспертизу, на это уйдёт порядка трёх месяцев.
 
— А сколько вы на это получите?
 
— Сумма не велика — порядка 35 млн. Если деньги поступят, в течение следующего сезона мы восстановим эти три километра.
В этом году нас включили также в программу развития туризма. Будет прописана концепция, как мы видим наш парк. Например, материалы для дорожек, которые сейчас мы делаем из сосны, чтобы не каждые три года их восстанавливать, а через 15–20 лет. Поменяем всю инфраструктуру и вид нацпарка.
 
— А каким вы видите свой нацпарк?
 
— Есть много идей. Я бы сделал тропу над деревьями. Был в командировке в Германии, видел такую. Можно подняться на высоту 41 метр, вид потрясающий.
 
— Сколько нацпарк заработал в 2016 году?
 
— Порядка 47 миллионов.
 
— Это больше или меньше, чем раньше?
 
— Вся наша Калининградская область зависит от погоды. Есть погода — есть заработок. Бывало, и 23 млн, и 30. 47 — это хорошо, мы стали больше вкладывать в развитие.
 
— Туристов больше с каждым годом?
 
— Показатели растут. В прошлом году было на 20% больше туристов.
 
— Это сколько человек?
 
— Турфирмы привозили около 80 тысяч в год, самостоятельных туристов порядка 200 тысяч.
 
— А каково предельное число, чтобы не было ущерба природе?
 
— 7 400 человек в день, так что запас есть. Зависит не от количества, а от того, что они делают на территории. Если ходят по маршрутам, ничего нарушают — проблем нет.
 
— Какое место на косе лучшее для вас?
 
— Королевский бор. Мне нравится этот маршрут, воздух, питомник, туи гигантские. Подойдёшь к дереву, обнимешь и понимаешь, ради чего живёшь.
 
— Когда всё-таки будет велодорожка?
 
— В этом году сдаём первые три километра — от Зеленоградска до КПП. Это делается силами нацпарка и правительства области. Сначала "Янтарьэнерго" проложит там кабель: как вы знаете, Морское и Рыбачий запитаны из Литвы. По проекту сначала укладка кабеля, потом будет утрамбована верхняя часть почвы. Наши туристы смогут ездить в 15 метрах от шоссе.
 
— Когда это произойдёт?
 
— Постараемся в сентябре — октябре. И потом поедем до Литвы вместе с "Янтарьэнерго". Они работы уже ведут и на следующей неделе начнут корчевание пней и прокладку кабеля.

Фото: Александр Подгорчук
 
— В СМИ недавно было обращение нацпарка с просьбой помочь бороться с мусором, вандалами.
 
— Помощи мы не просим, это пресс-служба пошутила. С 2010 года его стало меньше, но люди продолжают писать: мол, вы только деньги собираете, не работаете, ничего не убираете. Рабочий день лесников начинается с уборки мусора, 25–40 тонн вывозим за неделю.
 
— А сколько лесников?
 
— 45, и уборка мусора, в принципе, не входит в обязанности. Мы убираем туалеты три раза в неделю, мусор — каждый день. Мы стали фотографировать: парк с утра чистый, а посмотрите, что произошло вечером.
 
— Мусора стало меньше?
 
— Чуть-чуть меньше. Со следующей недели мы вводим программу "Личный контроль". Я буду показывать работу лесников, инспекторов на YouTube.
 
— В Литве мы можем вкусно поесть, поселиться в отели. А где у нас можно пообедать или поужинать?
 
— Все знают, что наша часть косы — это рыбколхоз "Труженик моря". В Литве развивался туризм, всё наше советское наследство досталось им. Мы хотим, чтобы развивались наши посёлки. Договорились об этом с Зеленоградской администрацией. В Лесном будут пляж, шезлонги, спасательная станция, кафе.
 
— А вся остальная часть останется для экологического, познавательного туризма?
 
— Да. Например, в этом году пройдёт очередной фестиваль планеров, приедут планеристы из Москвы, Германии. Мы покажем, как запускали планеры с помощью резинки, а потом будут полёты.
 
— Где на косе самое грязное место?
 
— Первые три километра. Там полностью разрушена авандюна, есть угроза для краснокнижных растений, калининградцы оставляют машины на обочине. В прошлом году мы добились, чтобы нам согласовали установку знаков. В воскресенье было эвакуировано порядка 30 машин. Будем продолжать в солнечные дни. Кстати, там купаться запрещено: как пояснили в "Балтберегозащите", в море есть железные немецкие волнорезы, люди там получали травмы. Там вы отдыхаете на свой страх и риск.
 
Фото: Александр Подгорчук
 
— Недавно на встрече с врио губернатора поднимался вопрос о водном туризме…
 
— Три года назад мы тоже этим вопросом занялись и сделали маршрут по заливу до белых дюн, получали лицензию на перевозки. От музейного комплекса до места идти час по воде.
 
— Много людей покаталось?
 
— Маршрут больше востребован среди приезжих, калининградцев немного. Всего было порядка 500 человек.
 
— А сколько стоит это удовольствие?
 
— Семь тысяч рублей за восемь человек.
 
— Литовцы подняли в четыре раза стоимость проезда по косе. Вы не собираетесь?
 
— Нет.
 
— А сказалось ли это на число въезжающих на косу?
 
— В тёплую погоду народу много с обеих сторон. В Литве чуть что — пробка на паром. На литовской стороне парковки вдоль дороги, по всей территории идут два маршрута: по белой дюне и в лес, который сгорел в 2005 году. За это берут один-два евро. У посёлков есть пляжи. За незаконное нахождение на остальной территории берут штраф порядка 500 евро, поэтому в Литве нет такого количества нарушителей. Я за развитие посёлков, за то, чтобы была пляжная зона. Это ответственность Зеленоградского района, мы начали с его администрацией совместный проект.
 
— Литовцы предлагают добираться до косы по воде. Есть такой шанс у нас?
 
— Когда будет яхт-клуб в районе Зеленоградска, можно запустить эту программу. Мы открыли водный путь в Ниду, но оформление бумаг занимает три дня, а сама дорога из Рыбачьего — полтора часа.
 
В сторону Немана, Полесска можно сделать изумительный водный путь, работаем на эту тему с полесской администрацией. Но такие поездки возможны только в полный штиль.
 
Фото: Александр Подгорчук
 
— Вы стали развивать событийный туризм. Популярен ли он?
 
— В это должны быть вовлечены местные жители, они должны понимать, где могут заработать, а сейчас основная масса населения не работает. Это программа не быстрая, начнёт работать в течение трёх лет. Вот недавно мы проводили пленэр для художников, они написали картины, выставили их на продажу.
 
— На косе есть экологические лагеря для школьников, насколько они популярны?
 
— Второй год проводим их. В прошлом году было 212 человек, в этом — порядка 200. Уже есть дети из Москвы, Питера.
 
— Что вы можете сказать о состоянии животного мира? Стало ли больше каких-то животных или, наоборот, меньше?
 
— С одной стороны, уменьшилось число браконьеров, с другой — они стали изобретательнее, перешли на арбалеты. Ездят и на дорогих машинах, и на простых. Заводятся уголовные дела.
Просьба ко всем не превышать скоростной режим, это опасно и для зверей, и для вас. Кроме того, когда вы сбиваете кабана, косулю или оленя, вам придётся возместить ущерб: за оленя — порядка 35 тысяч, за кабана — в районе 20. Некоторые пытаются оспорить в суде, но суды нами уже выиграны, штрафы собираются.
 
Количество лосей увеличилось. Раньше сбивали два-три лося в год, в этом — ни одного. А вот пару оленей.
 
— Появилась информация, что знаменитое дерево в танцующем лесу на грани исчезновения. Это действительно так?
 
— Кривое дерево уже два года в опасности — как говорится, оно держится, но перспектив у него нет. И кому-то, кто попытается пролезть в кольцо, может однажды не повезти. Может быть, мы его уберём и сделаем ему памятник с табличкой: "Это вы его убили". 
2