12:26

Такое впечатление, что карточка МПП выдаётся комплексу "Искандер", а не гражданину

Архив Клопс.Ru
Архив Клопс.Ru
Недавно журналисты старейшего французского еженедельника "Экспресс" Ромен Россо и Алла Шевелкина взяли интервью у врио губернатора Калининградской области Антона Алиханова. Глава региона рассказал, как позиционируют себя калининградцы, боятся ли туристы и бизнесмены "Искандеров" и почему у него в кабинете висит портрет Петра Первого.
 
— Россия сегодня находится в конфронтации с Евросоюзом. Как переживает этот процесс Калининградская область?
 
— Если посмотреть на основные вехи развития отношений с Польшей и странами Прибалтики, можно отметить, что количество трудностей и барьеров, которые создавали для нас наши соседи, начало расти задолго до того, как мы оказались в ситуации конфронтации. Это касается и передвижения граждан через границу, и дополнительных визовых ограничений. Это и отличие железнодорожных тарифов для грузов, следующих в порты Прибалтики и в Калининград: если ты едешь в сторону Клайпеды — у тебя один тариф, а если в сторону Калининграда — более высокий.
 
Калининград всегда был территорией, где пересекались интересы ЕС и России, здесь могли быть воплощены в жизнь принципы той самой интеграции, о которой говорил президент РФ Владимир Путин. Он предложил сделать зону свободной торговли от Лиссабона до Владивостока, и как только наши соседи перейдут к более конструктивному диалогу, мы готовы стать площадкой для налаживания взаимодействия.
 
— Всегда ли Калининградская область была территорией диалога?
 
— Она таковой и остаётся. Мы готовим поправки в региональное и федеральное законодательство, на территории области будут введены электронные визы, что, как я надеюсь, станет заметным шагом навстречу европейским гражданам. Многие предприниматели из стран, которые традиционно сотрудничали с Калининградской областью, не уходили с нашего рынка и даже наращивали своё присутствие. Это и литовцы, и поляки, и немцы. У нас есть ассоциация иностранных инвесторов. И что приятно, многие из них — это малый и средний бизнес, а не мегакорпорации.
 
— Если регион милитаризован, для инвестора это минус?
 
— Один пример. В прошлом году было подписано соглашение с компанией "Арк". Это производитель стеклянной посуды, известной у нас под брендом "Люминарк". Совладельцами компании являются американцы. Они с нуля построят завод в Черняховске. Инвесторы готовы вкладывать средства в производство на территории области, потому что, помимо большого количества налоговых льгот, мы предоставляем также инженерную инфраструктуру.
 
Никто ведь не боится вкладывать в Калифорнию или Неваду, хотя там находятся шахты с ядерными боеголовками. Если кому-то в голову и приходит мысль о реальной конфронтации, то, как сказал Эйнштейн, четвёртую мировую войну мы будем вести палками и камнями. Эти страхи искусственные и слишком сильно нагнетаются.
 
По материалам британских журналистов складывается ощущение, что я король Мордора. Но есть места с гораздо большим количеством политических рисков, и это не мешает приходу инвесторов. Вопрос вложения инвестиций лежит в экономической плоскости, политические риски здесь уходят на второй план.
 
Что касается милитаризации Калининградской области, то речь идёт не о миллионах солдат, а о нескольких высокотехнологичных оборонительных комплексах. Они физически занимают гораздо меньше пространства, чем может понадобиться инвестору (улыбается — Прим. ред.).
 
— Но само государство акцентирует внимание на том, что в Калининградской области установлены ракеты с ядерным боевым зарядом. Людей это беспокоит, может быть, они ошибаются.
 
— Калининградская область стала объектом психологической эксплуатации со стороны стран Прибалтики. Не думаю, будто мои слова о том, что прибалтийские государства являются самым первым и главным источником нагнетания истерии, как-то изменят ситуацию. Там это политический мейнстрим. Мой пример не очень показателен, но меня не заботят новости о десяти дополнительных танках в Польше и ещё нескольких комплексах "Искандер" на границе области. Я не вижу повода для конфликта. Мне непонятно, кто и почему должен сделать первый выстрел. Что нам делить с Европой — совершенно непонятно, мы нацелены на строительство мира и сотрудничества в Европе.
 
— Относительно визовой политики — у вас же проходил эксперимент, когда в приграничном пространстве можно было находиться без визы 72 часа?
 
— Это не совсем так. Речь идёт о режиме малого приграничного передвижения с Польшей. Это был позитивный опыт, но Польша приостановила МПП за несколько месяцев до визита Папы Римского, и российский МИД в ответ тоже приостановил этот режим. Мы готовы были его восстановить, как только это сделает Польша, но под разными предлогами поляки отказались. Такое впечатление, что карточка на МПП выдаётся комплексу "Искандер", а не гражданину. Аргументация польской стороны, честно говоря, несостоятельна.
 
А тот безвизовый режим, про который вы говорите, был инициирован российской стороной. Он действовал для всех иностранцев, в первую очередь — для инвесторов. Эксперимент приостановлен, но, несмотря на все эти перипетии, у нас подготовлен проект закона, согласно которому можно будет получить электронную визу, зайдя на сайт МИД.
 
 
Ромен Россо и Алла Шевелкина в кабинете Антона Алиханова. Фото: пресс-служба областного правительства 
 
— Скажите, а граждане Калининграда чувствуют угрозу со стороны Евросоюза?
 
— Социологических опросов я не проводил, но мне кажется, это занимает последнее место в списке того, что беспокоит калининградцев, если вообще беспокоит.
 
— С экономической точки зрения насколько большой интерес представляет Калининград для России?
 
— Нас всего миллион человек, и у нас есть свои компетенции: сельское хозяйство, переработка сельхозпродукции. У нас есть уникальные производства, в том числе и космической продукции. Кстати, с нами работают многие французские компании, Европейское космическое агентство. Орбиты практически всех европейских спутников корректируются двигателями, которые производятся в Калининграде.
 
И конечно, наша область — это родина янтаря, несмотря на то что многие наши соседи пытаются этот бренд у нас позаимствовать. В этой отрасли было много проблем, она была сильно криминальной, но не так давно Янтарный комбинат перешёл в собственность корпорации "Ростех", и теперь идёт большая работа, чтобы эта отрасль стала одной из ключевых точек роста калининградской экономики.
 
У нас есть предприятия, которые производят квадроциклы, мотонарты, прицепы для тяжёлой техники. Последние экспортируются в США, Канаду, Данию. Несколько шведских компаний собирают здесь электронику и экспортируют в Европу.
 
Ввиду того что здесь довольно комфортная среда для проживания, приезжает работать много IT-специалистов. Стандартные для нас вещи — судостроение, судоремонт, сборка автомобилей, производство мебели и несколько других небольших специализаций. Мы будем делать и акцент на развитие туристических возможностей.
 
— Для кого?
 
— Порядка 85% — это российские туристы. Мы будем концентрировать бюджетные деньги в туристическом секторе и восстанавливать старинные замки, кирхи, а благодаря безвизовому режиму мы сможем увеличить число иностранных гостей. Мы выбираем несколько опорных проектов. У нас есть что показать: Светлогорск, Зеленоградск, пляж в Янтарном (единственный в России отмеченный "Голубым флагом").
 
— Но то, что здесь размещается оружие, может разрушить ваши попытки?
 
— Я думаю, нет. Ничего страшного мы в этом не видим, в любом случае число иностранных туристов будет увеличиваться.
 
История про милитаризацию региона раздувается для получения большего финансирования стран, где размещаются базы НАТО. Очень прискорбно, что нагнетание со стороны поляков и литовцев создаёт минусы для Калининградской области. Но мы готовы с этим смириться, и это, на наш взгляд, не слишком ограничивает наши возможности. Защищённость ракетами других регионов России даже выше, чем у нас, а посмотрите на число китайских и европейских туристов в Петербурге и Москве.
 
— Давайте поговорим о населении Калининградской области — это западные русские или восточные европейцы?
 
— Русские являются частью европейской цивилизации, но у нас своя культура, своя идентичность. Наши общие христианские корни предопределяют нашу общность. Правда, о Христе в последнее время многие забывают, поэтому, может быть, и конфронтации больше.
 
— Сильно ли ощущается в регионе немецкое влияние?
 
— Если камень может на что-то влиять, то, наверно, что-то осталось. Но за 70 с лишним лет, которые Россия владеет этой землёй, здесь построено много того, что создало другой контекст. Конечно, это имеет связь с историей. Этот город — трофей, к трофею всегда относятся с особой любовью и сдувают с него пылинки. Но мы вдохнули свою душу в этот трофей.
 
— Я читал, что Немецко-русский дом был объявлен иностранным агентом.
 
— Это требование федерального законодательства — если ты получаешь иностранное финансирование и занимаешься политической деятельностью, ты приобретаешь этот статус. В Калининграде открылся Культурно-деловой центр российских немцев. Новый центр уже осенью готов провести большой форум российских немцев в Калининграде. Его созданием у нас занимается сам президент Федеральной национально-культурной автономии российских немцев Генрих Мартенс, доверенное лицо президента России Владимира Путина. Открытие центра в Калининградской области выведет на новый уровень проекты этнокультурного развития российских немцев.
 
— Президент приезжает сюда?
 
— Да, он был, например, в 2015 году.
 
— Я слышал, что Совет безопасности будет заседать в Калининградской области в июне.
 
— Он часто заседает в регионе. И в прошлом году был, и в позапрошлом.
 
— У нас Совет безопасности только в Париже. А почему у вас в кабинете висит портрет Петра Первого?
 
— Он достался мне в наследство. Но я недавно прочитал книгу Алексея Иванова "Тобол" про петровские времена в Сибири. Думаю, что Пётр Первый в каком-то смысле символ: он сильный государственный деятель и в то же время реформатор. Кстати, человек, который активно строил мосты с Европой.
 
233