15.03.2017
13:23
Автор: Владимир Аксёнов

Какой смысл записывать новый альбом?

Какой смысл записывать новый альбом? - Новости Калининграда
18 марта в Калининграде выступит легендарная рок-группа "Чиж & Co". Музыканты выйдут на сцену клуба Yalta. В преддверии весеннего концерта Клопс.Ru пообщался с бессменным лидером коллектива Сергеем Чиграковым. Музыкант рассказал о том, узнают ли его в родном Дзержинске, стоит ли заниматься музыкой и почему за последние семнадцать лет коллектив не выпустил ни одного нового альбома.
— Вы снова приезжаете в Калининград — как он вам?
— На самом деле примерно одинаково ездим по всей России. А Калининград прекрасен. По области не получается поездить, но с городом уже знакомы — гуляли и всячески проводили время с пользой для себя. Раньше вот любил по вашим книжным ходить. Не настолько силён в Калининграде, поэтому сказать: "Вот моё любимое место", — не могу — везде интересно.
— На ваши концерты приходит публика самых разных возрастов — от ваших ровесников до студентов. По-разному ли они воспринимают вашу музыку?
— Судя по внешним признакам, всем нравится. Хлопают, улыбаются, веселятся — ну и ништяк. По-моему, здесь возраст вообще ни при чём. А молодёжь на концертах видеть — это всем приятно. После выступления люди приходят, берут автографы, перекидываемся парой слов — вроде бы, всё хорошо.
— Насколько я помню, последний ваш альбом вышел лет семнадцать назад. В чём причина?
— Последний альбом — да, в 2000 году вышел, семнадцать лет — идём на рекорд. Какие-то песни пишутся, мы их играем на концертах, а так, чтобы сесть в студии и записать, — нет. А смысл какой? Если честно, то особо не хочется. Раньше пошёл пластинку записал, и всё было здорово — вот она продаётся. А сейчас пошёл в студии записал песню, а вечером приходишь — она уже в интернете гуляет. До дома не доехал, а уже все всё знают. Раньше своя романтика, конечно, была, когда через весь город с бобиной тащишься... Ну, может, это пройдёт у меня — не знаю.
— А что насчёт сцены, не пропал тот драйв, как первый раз выходишь к людям?
— Сцена — это совсем другое. Задор, естественно, остался. Может быть, и не как в первый раз, но адреналина до фига и больше.
— На сцене до сих пор растягиваете свои песни неимоверно длинными блюз-партиями?
— Это наша фишка. А больше-то мы ничего не умеем, кроме как вот этого. Поэтому хочешь не хочешь — надо показывать своё мастерство. Не знаю, правда, можно ли назвать это мастерством, но умение точно.
— Есть ли у вас любимый исполнитель? Кого слушаете?
— У меня как "Битлы" были — так они и остались. Велосипед здесь я не изобретаю. Современное практически не слушаю. Альтернатива нынешняя вообще не впечатляет — на самом деле это всё уже было в 60-е, только малость жёстче сейчас играют.
— А вы не скучаете по 90-м? По тем временам, когда гремели не менее известные российские группы, как "Наутилус", "Гроб", "Кино"?..
— "Да фиг знает, лучшие это годы или нет. Откуда нам знать? Может быть, всё ещё впереди. А так — нет, не скучаю. Вообще это бессмысленное времяпрепровождение — тупо сидеть и скучать. Надо идти дальше, тем более от этого никуда не денешься — жизнь-то идёт.
— Вашему сыну скоро исполнится десять лет. Чем он хочет заниматься в жизни?
— Футболистом хочет стать. Тренируется уже года три-четыре в питерском "Авангарде". Его футбол прикалывает. Прикалывает — так пусть занимается этим.
— А дочка-то по вашим стопам решила пойти?
— Она сейчас у нас в группе поёт. Но в Калининград без неё приедем — она заболела, вышла из строя на месяц. Пусть пока подлечится, а с апреля снова с нами.
— Свою группу пока не хочет создать?
— Пусть делает, если захочет! "Хочешь — делай". Я в это вмешиваться не буду. Захочет — вперёд!
— Вообще, что посоветовали бы тем, кто решается, скажем так, стать "рок-звездой"? Стоит ли пытаться это сделать?
— Если первый вопрос, который у тебя возникает, это "Стоит ли этим заниматься и ради чего, сколько мне будут платить за это?", то тогда лучше и не браться за это дело. Если ты действительно хочешь стать музыкантом, рокером — да неважно кем, если ты без этого жить не можешь, то и возникать таких вопросов не должно в принципе. Просто бери и делай.
— Часто и фанаты не совсем понимают, для чего приходят на концерты, я имею в виду большое количество пьяниц и дебоширов...
— Да я бы сказал, что они неотъемлемая часть не только концертов, но и нашей страны и повседневной жизни. Всё ведь зависит от чувака, что у него внутри творится.
— За это, кстати, часто критикуют наш Калининград In Rock.
— Всегда найдётся тот, кто будет критиковать. Делать сам ни хрена не умеет, зато будет критиковать. Я сам воспринимаю только здоровую критику от "собратьев по цеху", которые действительно что-то умеют, всё остальное пропускаю мимо ушей. Про себя так вообще стараюсь ничего не читать. А зачем? Я и так себя знаю очень хорошо. А если кому-то кажется вот так и так, то пошёл ты на хер, если кажется.
— Наверное, популярность группы зависит от того, насколько вы хорошо поймали эмоциональную волну людей. Сейчас до сих пор звучите в унисон?

— Это были мои личные проблемы, и если до сих пор люди их слушают, просят сыграть, то они были написаны честно. И вообще всё, что честно, — оно вне времени, мне так кажется. Бах, например, до сих пор актуален. Вот как-то так и получается. Да и вообще всегда песни попадают — всегда найдётся один-два человека, которые будут идти с тобой в унисон.
— Держите ли связь со своими одноклассниками, что "в каморке за актовым залом"?
— Всякий раз, когда приезжаю в Дзержинск, то со всеми встречаюсь — благо все рядом живём. А так и в магазинах, на улицах продолжают узнавать — улыбаются, желают здоровья, благодарят за песни, автографы берут, всё здорово. Да и с ребятами из других коллективов держим контакт. Не так часто, конечно, надоедаем друг другу, но пересекаемся на концертах, в самолётах, поездах.
— В этот-то раз задержитесь в Калининграде или сразу обратно?
— Мы вчера только из Воронежа прилетели. Сейчас у меня пара дней есть, чтобы помочь одному парню записать пару песен. Затем к вам, а потом обратно — меняем трусы с носками — и дальше. А задержаться не можем — у всех семьи. И меня уже просто так из дома не отпускают — дома ведь ещё и совсем маленький сын, которому года нет. Вот это, кстати, ещё одна причина, по которой я не хочу обратно в 90-е.