15:22

Меня ощущали чуть ли не классиком

Меня ощущали чуть ли не классиком - Новости Калининграда
17 февраля одному из самых знаменитых калининградцев и крупнейшему российскому драматургу, режиссёру и актёру Евгению Гришковцу исполнилось 50. Незадолго до этого Михаил Мирошников поговорил с ним о нашем времени как эпохе ремейков, утрате искренности и спектакле "Как я съел собаку", который Евгений Валерьевич после большого перерыва покажет в Драмтеатре 10 апреля.
 
— Я вчера взял книгу — сборник с "Как я съел собаку", розовенькую, квадратненькую, с вашим автографом, кстати, перечитал ее и понял, что она вообще не воспринимается как устаревшая. То есть если почитать "Как я съел собаку", она написана вполне в контексте сегодняшнего дня. Как так получилось?
 
— Вот интересно, да. Я изначально формулировал следующую вещь, сейчас я не так остро думаю, но когда я начинал, мне было едва за 30, со спектаклем "Как я съел собаку" я не то что сомневался, я был уверен, что через сто лет вот этот текст никто не станет читать, не будет никаких причин. Я писал и обращался к своему современнику и своему соотечественнику. Пусть у этого текста не будет шансов прожить долго, зато я хочу, чтобы он был остро сегодняшним. А выясняется, что остро сегодняшнее живет дольше, чем с намерением прожить как можно подольше.
 
— При этом я думаю, что вы согласитесь, что мы сейчас живем в эпоху ремейков. Начиная от новых "Звездных войн", которые такие же, как старые, заканчивая новой версией фильма "Бен Гур". Вы как-то говорили про перемены, про дополнения, которые вы делаете в "Как я съел собаку". Вы не боитесь, что со временем и со всеми этими дополнениями она станет ремейком оригинальной?
 
— Нет. Она меняется постоянно, как организм человека. И она может вместе с организмом человека, как мой организм, дряхлеть, и тогда нужно остановиться. Тем не менее, это просто взросление.

Если делать ремейк, то мне, наверно, надо будет красить седину и изображать более молодого человека, чтобы быть похожим на того героя, который вышел почти 20 лет назад на сцену в этом спектакле. Нет, если этот спектакль будет, то на сцене будет человек того возраста, который это исполняет, то есть моего возраста, и он будет говорить, он не будет сюсюкаться со зрителями. Мы живем не во времена ремейков даже. Просто история ускоряется, известны высказывания, что история идет по спирали, мы совершили круг. Мы в школе боялись войны, а потом ощущали, что тема войны — это демагогия и идеология, войны можно не бояться вообще. А сейчас опять ее боимся. Это ремейк? Ну, такой исторический ремейк.
 

Читайте дальше на сайте "Твой Бро".
39