Интервью
Автор: Анастасия Кондратьева
16.12.2015
16:24

Тротуары в центре города надо быстрее приводить в порядок, иначе мы себе ноги переломаем

Тротуары в центре города надо быстрее приводить в порядок, иначе мы себе ноги переломаем
Председатель Калининградского городского совета депутатов Андрей Кропоткин рассказал о том, на что город потратит деньги в следующем году, как можно договориться с соседями и почему он не появляется в соцсетях.

О бюджете

- Расскажите, как мы прожили этот год с бездефицитным бюджетом и как будем жить дальше?
- Жизнь заставила нас не брать деньги в долг, потому что у нас нет такой возможности. Поэтому бюджет города бездефицитный уже два года подряд. Мы не имеем права брать дополнительные кредиты, пока не погасим предыдущие. Не более 6,2 миллиарда — таков наш кредитный портфель.
– На что мы потратим в 2016 году основную часть бюджетных денег и где мы их возьмём?
– У нас 10,33 миллиарда, 55% мы выделяем на социалку. Все преференции, льготы мы сохранили и на этот год, даже на 5% проиндексировали их. Что касается доходной части, то  неналоговые доходы уменьшились за счёт того, что продаётся меньше муниципальной недвижимости и земли. Налоговая составляющая — это, в основном, НДФЛ, по нему идёт прирост. В этом году мы неожиданно получили намного больше сельхозналога.
К сожалению, миллиардом, который у нас всегда был на развитие, мы не можем воспользоваться из-за того, что у нас были взяты ранее гарантии по долгам "Теплосети". Был кредит на 400 миллионов плюс кредит ЕБРР — всего 523 миллиона мы должны.
326 миллионов должны подрядным организациям, которые строили Вторую эстакаду.
428 миллионов идут на содержание кредитных средств, хотя ещё два года назад было 320 миллионов.
А  есть ещё дотации Гортрансу, как я их называю, — 228 млн рублей, электрический транспорт, который тянет нас всё время вниз, но отказываться от него мы не хотим, потому что он очень востребован нашими горожанами.

Про транспорт

- Сколько уже  осталось этого электрического транспорта…
- Вам так кажется. Троллейбусов много, но недостаточно, нужно закупить ещё около 20. Трамваи тоже на рейде, более 20 каждый день. Конечно, нужны новые вагоны, пути, потому что сейчас на дорогах бардак. Но я надеюсь, в следующем году мы запустим новую транспортную схему, маршрутную сеть приведём в порядок. Начали покупать новые автобусы. Губернатор обещал нам ещё 150 миллионов на тротуары, на те же автобусы, нам их нужно 377 и 56 троллейбусов.
Я считаю, как и многие, что перевозчик должен быть муниципальным. Кто-то должен нести ответственность, потому что перевозки — это предприятие жизнеобеспечения, это как вода, как уборка мусора. Попробуйте два дня не убирать — и мы утонем.
- Разве сейчас реально такой огромный кусок частного бизнеса подвинуть, я имею в виду перевозки?
- Мы не собираемся никого отодвигать. Хотите цивилизованно работать — пожалуйста, покупайте новый транспорт.
- А что вы думаете про маршрутки, нужны они или нет?
- Они необходимы, потому что есть такие микрорайоны, где автобусы, даже среднего класса, не смогут пройти. Но для нас важно, чтобы соблюдался график. К сожалению, частные перевозчики не соблюдают его, вечером, если им невыгодно, не выходят вообще.
- К тому же это такие таратайки. А некоторые даже сняли часть сидений, люди стоят, валятся друг на друга.
- Согласен. Просто издевательство. А что они творят в центре города, когда они в одном месте собираются в три ряда. Шанхай! А мы хотим быть цивилизованными. Наверно, будут споры, транспортное лобби будет сопротивляться.
- Ну а главный перевозчик и депутат Сергей Донских, он какую идею отстаивает в горсовете?
- Я надеюсь, что он уже стал государственником и понимает, что транспорт должен работать на людей.

О депутатском корпусе

- Кстати, про государственников. Вспомните 2006 год. Одно из первых решений горсовета касалось зелёных зон. Часть их перевели в общественно-деловую зону и застроили. И теперь мы имеем много судов, которые проигрывает городская власть, но это же всё на совести депутатов.
- Существует генплан, и на нём были выделены участки, которые давали в аренду под строительство. Только суд может отменить договор аренды. Поэтому мы своим решением привели в соответствие генплан и реальную ситуацию, как того требовал закон.
Многое было роздано в конце 90-х — начале 2000-х, и мы сейчас пожинаем эти плоды. Многое удалось вернуть обратно через суды, сохранить скверы в обмен на другие участки.
- Как вы думаете, было решение 2006 года связано с тем, что горсовет в основном состоял из строителей?
- Нет.  Сейчас те же депутаты принимают совсем не популярные для строительства решения и по этажности, и по местам. Просто тогда нужно было принимать генплан, и он основывался на подаче администрации, публичных слушаниях, где были споры. Но в тот период участки под застройку уже были выделены и не было официальных оснований для отказа.
- Строительная тема часто поднимается именно в связи с деятельностью горсовета.
- А будет ещё жёстче, ведь грядут выборы.
- И вы говорили, что кто-то пиарится на этой теме. Вы действительно думаете, что существует такое лобби блогеров, журналистов?
- Я не думаю, я знаю.
- А почему вас нет в соцсетях до сих пор?
- Семь лет назад я был зарегистрирован, но не пользовался, пока не уверен, нужно ли это. Ведь блог надо вести каждый день. Хотя есть что сказать и показать, много интересных проектов. Я, кстати, два с половиной года работаю над книгой, она выйдет в марте. "Калининград 70" называется. Это все исследования за 70 лет, никто их раньше не делал. Будет интересно, вы полностью проследите историю городского совета и развития города начиная с 1945 года.
– Многие ваши коллеги по горсовету стали депутатами почти 10 лет назад. Как изменился с тех пор депутатский корпус?
– Я сам депутат с 2006 года. Тогда пришли молодые ребята, которые, наверно, не знали до конца, кто такой депутат. Но время шло, я стал председателем совета в 2013 году, за это время почти в три раза увеличилось доверие к депутатскому корпусу.
- А как вы это замеряете?
- Есть исследования, тысяча респондентов. У нас ни одно обращение граждан не остаётся неотвеченным, ни одно. В 2013 году было 923 обращения, а в этом уже 1150, а вместе с обращениями от юрлиц всего их около 5 тысяч. Это говорит о том, что люди видят в депутате своего помощника. Приблизительно по половине обращений принимаются положительные решения уже на этапе рассмотрения. Остальные, в зависимости от сложности, или решаются поэтапно, или переносятся на следующий год.
- Ну вот если мы сейчас с вами спустимся на площадь Победы и спросим у 10 человек, знают ли они своего депутата, как вы думаете, какие будут ответы?
- Думаю, 3-4 скажут, что знают, а 6 — что нет. В 2013 году из 10 максимум знал один. Сегодня многих депутатов в округах знает более половины населения, а в среднем по Калининграду более 30%, в России этот показатель от 5 до 10%.
- Но многие депутаты и работают вот уже почти 10 лет.
- Причина в другом. Почему сегодня все обращаются к депутатам? Потому что он модератор, в отношениях жителей с управляющей компанией, например, или муниципальной властью. И он знает, до кого достучаться, как помочь. Как попасть в ту или иную программу, как подготовить юридические документы. Депутат сегодня — реальный помощник.
- А как это происходит? Допустим, к вам, судя по вашему отчёту, в 2014 году обратились 116 человек, которым вы оказали материальную помощь. Эти люди каким образом вас находят?
- Приходят на приём ко мне или моим помощникам. В основном это пенсионеры.
Есть документы, регламентирующие такую помощь, я не могу дать каждому столько, сколько он просит, — это ведь деньги муниципалитета, налогоплательщиков.
Сегодня мы делам упор на помощь малоимущим, но люди должны собрать определённые справки. Часто депутаты помогают личными средствами, но это немножечко другое — благотворительность, скорее.
- Решение помочь кому-то принимается коллегиально или это ваш фонд, которым вы можете распоряжаться самостоятельно?
- Да, около миллиона рублей выделяется в фонд каждого депутата. Средний размер разовой  помощи — 5-10 тысяч  рублей, 3326 человек в этом году получили такую помощь. В прошлом  мы помогли 3336  людям, которые оказались в сложной жизненной ситуации, потратили на это более 27 миллионов рублей.
- Как расходование этих средств контролируется?
-  Мы собираем документы и сдаём их в администрацию, и у нас есть целый отдел, который всё контролирует.
- Вот объясните ещё такую вещь. Допустим, Олег Шкиль добился, чтобы отремонтировали улицу, Максименков тоже, и речь идёт о больших суммах — 15 миллионов, 17 миллионов. Получается, что у кого-то из депутатов больше административный ресурс, больше влияния? Как депутат может отстоять проблему своего округа?
- Каждый депутат отстаивает. Бюджет у нас один раз принимается, но в течение года мы постоянно делаем изменения, бюджет — это живой организм. Где-то что-то потекло, сломалось — как в семье, возникают непредвиденные ситуации.
Я горжусь тем, что у нас сильный городской совет, который сделал акцент на эффективное использование бюджетных средств. Сегодня начали исчезать предприятия-однодневки, которые осваивали бюджетные деньги, даже те, что обанкротились, знают, что мы их всё равно достанем. Мы несколько десятков миллионов вернули в бюджет благодаря работе депутатских комиссий. Все подрядчики знают, что не смогут сдать дом, если акт приёмки не подпишет старший дома, совет дома. Три года назад этого не было в 90% домов, а сегодня всё меняется. Я проводил исследование: 75% жильцов уважают и поддерживают своих старших домов. Смотрите: у меня на стене карта города, вот мой округ, вот старшие домов,  у меня контакт со всеми.

О капремонте

-  Я знаю, что к вам очень часто обращаются с вопросами капремонта, это ваш конёк, можно сказать.  
- Да, люди видят, что рядом дом отремонтировали, где-то двор появился, и тоже хотят. Езжу по всему городу, рассказываю, как лучше это сделать. Сначала собрать всех жителей и поговорить о том, нужен ли вам, товарищи жильцы, новый двор. И если нужен, тогда второй вопрос: будете ли вы участвовать в софинансировании в размере 5%? Потом собираются мнения, что бы вы хотели видеть в этом дворе. Кто-то парковку, кто-то зелёную зону, кто-то детскую площадку, должно быть общее решение.
-  Вы знаете примеры, когда люди смогли договориться между собой?
- Сотни уже примеров знаю. Три года назад практически никто не мог договориться. Но ментальность меняется. Например, были выделены деньги на два двора на Артиллерийской, но жильцы не договорились о софинансировании, они решили, что и так всё бесплатно должны сделать. Депутат пошёл в соседний двор, там всё сделали, теперь в первом локти кусают.
Время социализма прошло. Если есть активный старший дома — мы всегда поможем.
В прошлом сделали 16 дворов, в этом 15, а в следующем нашли деньги на более полусотни. 177 миллионов изыскали на тротуары. Они ужасные. Я живу в районе Красной, прилегающие улицы — Комсомольская, Леонова — это кошмар какой-то. Центр города надо быстрее приводить в порядок, иначе мы себе ноги переломаем.
- Я посмотрела другие отчёты, они все очень разные. Допустим, Александр Колодяжный отмечает, что людям трудно выстроить отношения с управляющими компаниями, это же действительно целая мафия.
-  Поверьте — воюю со всеми, всех знаю, всех их собирал и говорил: будет лицензирование, одно-два замечания — и у вас могут изъять лицензию, прекращайте заниматься ерундой, повернитесь к людям и давайте вместе работать.  Сегодня на рынке есть честные компании, а есть и такие, которые живут так, как в последний день. Это бедствие для жителей. Мы постоянно говорим, что есть альтернативные варианты — ТСЖ, или подсказываем собственникам, как сменить управляющую компанию, если назрел конфликт.
Но можно требовать с управляющей компании только в том случае, если дом платит и у него нет долгов. А вот есть такие места, я их называю огненными, где жильцы и управляющая компания уже видеть друг друга не могут. При этом долгов у дома уже 250 тысяч, и никто больше их не возьмёт с такими долгами.
– Но ведь я не виновата, что мой сосед не платит, как тут быть?
- Надо учиться жить вместе. Должен быть совет дома, который обратится в управляющую компанию, там дадут выписки по должникам — и вперёд, чтобы соседям стыдно было. А управляющие компании должны подавать в суд.
Меняются люди, серьёзно меняются. Взять тот же вандализм, озеро, возле которого две лавки вырвали. Уже несколько месяцев ничего подобного не происходит. Или, помните, на Карла Маркса в сквере выкопали растения? Мы с Олегом Мигуновым пошли и заново посадили. Стоят все до одного, а ведь больше полугода прошло. К сожалению, пришлось делать двойную работу, но если мы махнём рукой, то из этой ямы не вылезем, а очень хочется вылезти.
- Вы много ездите по городу. Что происходит у нас с капитальным ремонтом? Недавно соседей ваших на Черняховского залило.
- Да, угловой дом залило, ещё несколько домов, всё это подрядные организации будут ремонтировать, как прописано в контракте.
Не всегда жители понимают, что именно прописано в техническом задании и говорят: "А мы хотели другое". Кто-то даже не пускает строителей, не освобождает чердаки и подвалы, где за несколько десятков лет скопилось имущество.
-  Но ведь решение о капитальном ремонте принимают жильцы?
- Есть список домов, которые вошли в программу капремонта. Например, в 2016 году это 135 домов. Есть ещё капитальный ремонт по суду, который обязал администрацию выполнить те или иные работы.
-  То есть люди знают, что у них сейчас начнётся ремонт, и тем не менее не хотят убрать вещи?
-  Да, таких много. Получается, что жители подставляют подрядную организацию. Бывает, строители по месяцу простаивают, потому что не имеют права открыть в подвале дверь, это частная собственность.
- Это одна из проблем. Какие есть ещё?
– Например, проект был сделан на ремонт фасада, сняли штукатурку, а там трещина по всему дому. Или начали делать фасад и обнаружили, что балконы уже рушатся. Надо искать где-то деньги. Я пытаюсь договариваться с администрацией, спасибо — идут навстречу.
Когда уже начался ремонт, у жителей, как правило, появляется желание ещё что-то сделать. Где это возможно, договаривались с подрядными организациями о выполнении работ без дополнительных затрат для бюджета.
- А есть проблемы с самими строителями?
- Их становится меньше. Я уже начал даже хвалить к концу лета подрядные организации, и вот тут вдруг как-то всё навалилось, сколько объектов чуть не загубили. Объект на Восточной — выгнали подрядную организацию, четыре месяца она ничего не делала, крыша была разобрана. Сегодня уже новый подрядчик, со старым будет суд. Наша задача сегодня — любым способом доделать объект до холодов. Погода позволяет, поэтому мы динамично всё делаем.
Были, например, объекты, финансирование по которым затянулось на месяц-полтора. Подрядные организации, спасибо им, терпели и выполняли работы, хотя им только аванс заплатили. Процентов 90 подрядчиков научились работать качественно, понимая, что за ними контроль. Но есть подрядные организации, за которые просто стыдно, и я надеюсь, что администрация сделает свои выводы по ним. Мы со своей стороны контролируем и будем контролировать эти объекты, привлекая Контрольно-счётную палату и экспертов, и не допустим некачественного ремонта и воровства бюджетных средств.
В 2016-м будет большой объём работ выполнен, наверное, самый большой по сравнению с предыдущими годами, хотя и в предыдущем году, в 2014-м, около 200 домов мы капитально отремонтировали.
-  А что вы думаете про закон о капремонте? Про то, что мы сейчас платим.
– Сегодня денег в бюджете не хватает. В Калининграде очень много домов довоенной постройки. Они рушатся. И не делать их — это преступление. Вы посмотрите, как многие микрорайоны изменились, когда начали появляться красивые дома. Кстати, на Западе, как только вы покупаете квартиру, сразу же подписываете договор на капитальный ремонт. В Германии, Польше, Финляндии, Норвегии — везде платят за капремонт. Только там размер платы зависит от зарплаты и взносы побольше.
Если вы думаете, что ваши деньги где-то пропадут, тогда открывайте лицевой счёт на свой дом, копите деньги. А если вам не нужен капитальный ремонт всего дома, делайте ежегодно какие-то хорошие вещи для вашего двора, подъезда.
Я бы посоветовал даже жильцам новых домов собирать деньги, пригодятся потом на новую детскую площадку или ещё что-то.

О развитии города

- С вашей точки зрения, если бы у нас завелась лишняя копеечка, на что бы вы потратили в первую очередь?
- Конечно, для меня, всех депутатов и главы города очень важна дополнительная помощь малоимущим гражданам.
Ещё я бы выделил два направления. Это капитальный ремонт по судам на 600 миллионов, а  у нас всего 45 миллионов. Хотелось бы ещё хотя бы 50-100 миллионов. Плюс переселение из аварийного жилья, хотелось бы на него по 100 миллионов ежегодно. Конечно, очень важна программа по земельным участкам многодетным семьям. Есть 200 участков, но они без сетей, подходящих всего 34 в разных районах города.
На тротуары нам в общей сложности надо более трёх миллиардов. Если мы хотя бы по 400   миллионов в год будем тратить на тротуары, сделаем все центральные улицы. С этой инициативой вышел Александр Ярошук, и все депутаты его поддержали, так как это одно из самых проблемных направлений развития города.
Парки надо обустраивать, скверы. Сужу по тому же озеру Поплавку, вы посмотрите, сколько стало людей: вы и детей на роликах увидите, и рыбаков, и пенсионеров, и молодёжь, сидящую на лавочках.
– Бизнес проявляет интерес к развитию парковых зон?
– Пока нет.
-  А на Донского часть парка заинтересовала всё же инвестора?
- Там нужно разрешить строить какие-то развлекательные, оздоровительные сооружения, он должен работать. Может быть, аквапарк или теннисные корты, красивую гостиницу. Эта территория может заиграть. Там большую работу выполнили, 20 тысяч могил перевезли, перезахоронили.
Я знаю, что инвестор сейчас ведёт переговоры с администрацией. Если он захочет вложить средства, я бы его на сто процентов поддержал, но только для того, чтобы это место было открыто для всех жителей.
- Как вы считаете, нужно закрыть центр всё-таки для личного транспорта?
- У нас не такой большой город, чтобы закрывать центр. Проще навести порядок с общественным транспортом, выделить для него полосы.
- Площадь Победы многим кажется безжизненной. Во всех европейских городах на Рождество ставят какие-то шатры, народ гуляет, это место объединения людей. Почему же мы никак к этому прийти не можем? И ёлка наша никого не греет, не радует… Почему всё так? Нет идеи, человека, который пришёл бы и сказал: "Я вам сейчас сделаю Новый год"?
- Да, в любом случае должна быть концепция праздника. Но есть ещё и соображения безопасности.
- Но люди ведь всё равно собираются.
- У нас в этом году будет две ёлки — на площади и у Дома Советов. Но вы правы, атмосферы не хватает. Я бы тоже ставил только живую ёлку. Можно сделать праздник на площади, может быть, не в Новый год, а на Рождество. Пусть это будет яркая праздничная ярмарка, как в День города.