06.10.2015
10:44

В многомиллионном Токио воздух чище, чем в Калининграде

В многомиллионном Токио воздух чище, чем в Калининграде - Новости Калининграда
В 2004 году 25-летний Евгений Славгородский из небольшой школы Правдинского района Калининградской области стал победителем ежегодного всероссийского конкурса среди учителей. Тогда это посчитали подвигом — в столь молодом возрасте это звание еще никто не получал. Побить рекорд еще никому не удалось. В 2010 году талантливого учителя пригласили работать в школу при Посольстве России в Испании, а сейчас он преподаёт в Токио. Журналист АиФ-Калининград побеседовал с педагогом.

Подарок судьбы

— Евгений Игоревич, вы стали "Учителем года России" в 2004 году. Как сегодня воспринимаете события тех лет?
— Это был фантастический, яркий всплеск судьбы, перевернувший всю мою жизнь. Как будто увеличился угол обзора, а мир стал в разы больше.
— Сегодня в нашем образовании как никогда сильны контрасты: есть суперсовременные школы с лабораториями и стадионами. И есть школы в глубинке, которые не могут позволить себе самое необходимое. Где скорее "расцветёт" талант учителя?
— Там, где в нём есть потребность. Учитель должен вырасти, а период роста — самый опасный для молодого педагога. Только там, где есть доверие коллег, руководства, ответственность и помощь, состоится профессионал.
Сельская школа хороша цельностью коллектива. Это особая жизнь, напоминающая семейную. По мере роста школы всё труднее сохранять эту камерность, доверительность между педагогом и ребёнком, коллегами по цеху. Я бы не стал противопоставлять крупные школы сельским. Преимущества одной не отрицают бесценности другой.
На мой взгляд, сельская школа — уникальный феномен в российской системе образования, утрата этих "оазисов" культуры в отдалённых уголках огромной страны была бы ошибкой, но, к сожалению, деньги "идут" вслед за ребёнком, а значит, количество детей в школе будет иметь решающее значение.
— Почему вы решили, пусть ненадолго, уехать из России? Что ищете?

— Для меня, кроме педагогики, в жизни не менее значима другая страсть — движение, не люблю сидеть долго на одном месте, причём направление не имеет решающего значения, главное — ощущение нового, смена обстоятельств. Так что когда представился случай совместить работу и главное увлечение жизни, трудно было отказаться. Но это всего лишь командировка, я обязательно вернусь в Калининград, который искренне люблю.
— Кто приглашал вас работать в Испанию? Какими были первые впечатления?
— Пригласил директор школы при Посольстве России в Испании. Впечатления от этой страны описать в двух словах трудно, меня не оставляет ощущение вечного золотого дня. Испания — это праздник беспечности и солнца.  При этом здесь буквально все дышит историей.
Что касается образования, то многие родители из смешанных браков мечтают отдать ребёнка в российскую школу. Либерализм в испанских школах  дошёл до некоторого предела, в результате чего учитель уже не в состоянии сделать ребёнку элементарного дисциплинарного внушения. Нам остаётся лишь роль пассивного наблюдателя, а воспитательная функция сведена к минимуму.

К заботе привыкаешь быстро

— Сейчас вы трудитесь в Токио. Именно оттуда приходят последние новости: в июне министр Японии направил в 86 госуниверситетов письмо, в котором призвал их сократить или отменить учебные программы по гуманитарным и социальным дисциплинам. Знаковое событие. Наш утилитарный мир может обойтись без лириков?
— Это вопрос, который человечество задаёт себе веками, на который, быть может, и ответа нет. Такие вопросы - верный признак человека ищущего, страдающего, живого. Ответы на них - в жизненном пути самого человека. Лирика - жизнь души и духа. Временами она затухает, но неизбежно воскресает вновь. Я верю в то, что век утилитаризма не будет долог.
— Что бы вы посоветовали абитуриентам, которые выбирают между тем, к чему лежит сердце, и что требует рынок?
— Искать золотую середину.
— В чём особенности системы образования Японии?
— Я работаю в русской школе. В Японии — всего месяц, ознакомиться с деталями местного образования пока ещё не успел. Страна поражает с первых минут безупречной чистотой. Это одна из самых безопасных стран мира по количеству преступлений на душу населения. Полицейские здесь едва ли не на каждом углу, однако, трудно представить, чтобы они воспринимались хотя бы с отдалённой тревожностью.
В первую очередь, это помощь в любой, даже незначительной ситуации. Если где-то на улице ведутся ремонтные работы, будьте уверены, что рядом дежурят два-три человека, чтобы показать, где нужно обойти опасный участок. Это ощущение заботы о человеке вызывает быстрое привыкание.
— Какие ещё особенности менталитета вы отметили?
— Постоянная готовность к экстремальным ситуациям. Последнее серьёзное землетрясение было в 2011 году, но каждый японец имеет дома всё необходимое, чтобы пережить очередное. Ещё заметил, в силу ограниченности островного пространства  японцы большую часть времени проводят на улице, в кафе, закусочных, парках. Квартира же предназначена не столько для досуга, сколько для сна.
А воздух — это что-то невероятное! Я ожидал от мегаполиса смога, запаха бензина, удушья, но за всё это время не почувствовал ничего подобного. Свежий океанский бриз. Ты идёшь по тротуару вдоль четырёхполосной магистрали и не чувствуешь до боли знакомого запаха дизельного топлива. Вспоминая Ленинский проспект в Калининграде, я так и не постиг этого парадокса многомиллионного Токио, буквально пронизанного сверху донизу путепроводами. Стараюсь выкроить на выходных свободное время. Если удаётся взобраться на очередную гору в окрестностях Токио, день прошёл не зря.
— Ваш пример показывает, что и филолог может быть успешным в современном обществе.

— Понятие успешности довольно двусмысленное. Успешен человек тогда, когда он сам удовлетворён, в этом, пожалуй, и состоит его суть. Личное удовлетворение человека на своём месте и в тех условиях, которые для него органичны. Как только к успешности прибавляется имидж, статус, как только ты ищешь не себя в жизни, а себя в глазах и оценках других, начинается погоня за признанием, карьеризм и страх перед неудачей. Такой успех мимолётен и наполнен постоянной тревогой за своё будущее. Да и успех ли это?
— Работодатели жалуются, что выпускники разучились грамотно писать, убедительно говорить, анализировать информацию. Что не так в современных программах?
— С современными программами как раз всё в порядке, мы склонны винить образование в том, что на самом деле происходит в общественном сознании. Мы изменились, а молодое поколение уже выросло в этом изменившемся мире, где визуальный образ преобладает над абстрактным мышлением.

Мы удивляемся, почему ребёнок не читает, не задавая себе вопроса, почему мы сами перестали читать, почему предоставили детей электронному шуму сети Интернет, которая выполняет функцию педагога. Мы должны заново учиться читать, понимать прочитанное, делать выводы, излагать их в устной речи, и новый образовательный стандарт предлагает пути решения этой проблемы.