04.09.2015
10:34

Я за ужесточение мер к пьяным нарушителям. Пусть отбирают права совсем, продают машины

 Я за ужесточение мер к пьяным нарушителям. Пусть отбирают права совсем, продают машины  - Новости Калининграда
Начмед наркологического диспансера Сергей Фролов рассказал о том, сколько алкоголиков в регионе и эффективно ли принудительное лечение от алкоголизма.  
– Сергей Семенович, хотят ввести закон о принудительном лечении водителей, задержанных пьяными за рулем. Это правильно?
– Алкоголизм — это диагноз, который сначала нужно установить, и только потом переходить к лечению — оно проводится только добровольно, а принудительное лечение противоречит законодательству. А вообще, я за ужесточение мер по отношению к пьяным нарушителям. Пусть отбирают права совсем, продают машины. Должны быть репрессивные строгие меры.
– В сентябре отмечают Всемирный день трезвости. В Калининграде много алкозависимых?
– На учет становится только десятая часть от реального количества. Сейчас в области официально зарегистрированы 12 000 алкоголиков.
– А какой средний возраст зависимых?
– Средний возраст больных алкоголизмом на 10–15 лет ниже здоровых — 40–45 лет. Как правило, больше они не живут. Участь наркозависимых еще печальней: 30–35 лет — это предел.
– Раньше были ЛТП, многие считали это полезным. Какая реабилитация существует в данный момент?
– Трудовая профилактика была малоэффективна, более того — не вызывала ничего, кроме раздражения. Я сам работал в данной системе и никогда бы не хотел к ней возвращаться. Сейчас разработана другая система помощи.
– Как она организована?
– Она основана на согласии пациента. В диспансере создано социально-психологическое отделение, работающее с населением. Его задача выявить заболевание как можно раньше и провести амбулаторное лечение, если больной социально адаптирован. В тяжелых случаях нужен стационар с круглосуточным наблюдением больного. Туда же поступают неотложные больные. Последний этап — реабилитация — призван помочь человеку не только медикаментозно, но ещё психологически и социально вернуться к нормальной жизни. Срок реабилитации – 1–2 месяца. Без реабилитации лечение не возымеет должного эффекта.
– Как к вам обратиться за помощью? Нужно направление из поликлиники или достаточно того, что человек хочет, но не может бросить пить?
– Можно обращаться и так и так. Главное — желание человека избавиться от зависимости, пройти всю программу до конца. Курс лечения — бесплатный, если только человек не обращается за анонимной помощью либо в коммерческое учреждение. Анонимное лечение подразумевает заключение договора и оплату — на него не выделяются деньги из средств ОМС. К анонимной помощи прибегают около пяти человек в неделю. Как правило, это люди, имеющие серьезную работу, которую они могут потерять, если официально встанут на учет.
– Часто бывают рецидивы?
– К сожалению, да. Большинство пациентов к нам возвращаются. У многих возникают систематические срывы, требуется более продолжительная реабилитация. Наша система лечения направлена на сокращение рецидивов — к человеку должно вернуться желание жить нормальной и полноценной жизнью.
– Проводят ли наркологические тесты в школах?
– Тотальные проверки никто не проводит. Они не отработаны с финансовой и организационной точки зрения, да и физически на все школы города нас бы не хватило. К тому же руководство школ к таким проверкам относится безынициативно. В основном мы взаимодействуем со школьными психологами, инспекторами по делам несовершеннолетних и детскими домами.