Интервью
Автор: Анастасия Кондратьева
17.08.2015
18:19

В Европе велосипедист — царь и бог, а въезжаешь в Россию — и все норовят тебя убить

39-летний учитель из Курска Сергей Селюков объездил пол-Европы на велосипеде. В воскресенье, 16 августа, пересёк границу Калининградской области. Переночевал под Мамоново и утром уже парковал свой велосипед под окнами нашей редакции. "Страшно устал, — признался он. — За 16 дней намотал больше 2500 км, а перед финишем как будто заряд закончился". 
 
Самой весомой частью бюджета стали автобусный билет от Курска до Парижа и железнодорожный — из Калининграда до дома. Путешествуя по Европе, курянин потратил не более 150 евро. Где побывал, что видел, кого повстречал? Сергей Селюков рассказал Клопс.Ru о себе и своём путешествии.
 
— Давно путешествуете? 
 
— С детства увлекался приключениями — Дюма и особенно Жюль Верн. Всегда хотелось путешествовать — яхта, море. На байдарках ходил. Но с возрастом тесные помещения и вода меня перестали устраивать, а хороших велосипедов не было. На "Украине" далеко ездить можно, но потом год коленки болят.
 
Для начала поехал к однокурснику, он жил на другом конце области. Ну не можем же мы просто собраться, нам надо в середине области встретиться, он из своей школы поехал, я из своей — 80 км между нами. Потом я ездил к нему и возвращался домой, это километров 240, на год такого путешествия хватало.
Потом появилась  возможность  купить хороший велосипед. До этого ходил пешком по Крыму. В 2008 году появилась идея съездить в Киев — познакомился с тамошними ребятами на Эльбрусе. Приняли хорошо, набрался сил и домой доехал, хоть и дорога была не очень: март, ещё снег шёл. 
 
И потом каждый год стал по восемь походов совершать трёх-, пяти-, восьмидневных. И один большой, к которому готовишься, в марафонах участвуешь. В этом году болел  два месяца, не тренировался, поэтому силы у меня закончились на финише. А раньше мог и по городу покататься. Большой город можно объездить за два часа, не всё, конечно, но самое важное. Вот сейчас я был в Трептов-парке, расстояние до него от центра Берлина — 5 км. Пешком — час по жаре, на транспорте — большие расходы. А тут своим трудом добрался. В Тиргартене поцеловал танк с красными звёздами — они дошли и я дошёл!
 
 
Испания, 2014 год
 
— Как планировали этот поход?
 
— Хотел посмотреть северо-западную часть Франции — Монт-Сент-Мишель, Канны, Руан, Амьен. Особенно Амьен, там находится могила Жюля Верна. Приехал туда за пять минут до закрытия кладбища, в 18:25. Что делать? Пришлось пойти на преступление — перелез через ограду. Потом оказалось, что вход рядом был ещё открыт. Бросился к охраннику: "Где Жюль Верн? "  Он мне объясняет, но мой английский и его английский — два разных языка. Он достал планшет и всё показал. Цель была достигнута.
 
В этом году я не поехал в Испанию и Португалию, где уже путешествовал на велосипеде. Хотелось посмотреть Севилью, Гранаду, но 150 км по жаре каждый день — для этого надо быть очень тренированным.
 
Из Франции повернул к Бельгии. Бельгию я люблю, там пиво хорошее. Всю страну прошёл за день, переночевал и наутро въехал в Германию. Быстро проехал через Аахен и Кёльн, я там тоже бывал. А дальше начались горочки до Магдебурга. Хотелось и другие местах посмотреть, но договор с женой был на 14 дней похода, а я уже 16 катаюсь. Не смертельно, но за каждый день жене надо 8 Марта обеспечить. Да и домой тянет. Когда сидишь дома — хочется в дорогу, когда в дороге — невыносимо скучаешь по дому. Я голоса сына и жены услышу — и всё.
 
 
— Как передвигаться велосипедисту по Европе?
 
— Велосипедист в Европе может  передвигаться где угодно. Там он царь и бог. А как только въехал в Россию — богом быть перестал, каждый хочет тебя убить. Там учат их в автошколе, что ли, — перегазовывать, отставать и заранее объезжать велосипедиста на дороге.
 
Во Франции велосипедисту лучше всего. Навигатор ведёт по мелким дорожкам, а там все они такие. Меня поразило: стоит дом, а от него в разные стороны дороги, трафика практически нет.
 
В Германии едешь по велодорожкам. Они хуже качеством, чем шоссе: мусор, пыль.  Грубо говоря, это тротуар, где разогнаться ты не можешь. А навигатор по таким горкам вёл — красиво, не спорю, но тяжело.  Вот в Германии, наверное, я и потерял время, не уложился в график. 
 
— Успеваете что-то посмотреть? Я когда на велосипеде еду, только вперёд смотрю, чтобы не грохнуться на плохой дороге.
 
— Да, у нас  не насмотришься, надо ухо востро держать, а за границей ничего, успеваешь. Хотя и там всякое может быть. Несколько лет назад меня сбили на выезде из Рима. Спасли перчатки, баул сзади, а вот шлем я снял из-за жары. Теперь всегда в нём.
 
На выезде из Рима какая-то девушка или бабушка на "Фиатике" на пустой дороге меня не заметила. Сбила и не остановилась. Я полетел, стёр бедро, ладони отбил. Смотрю — велосипед посреди дороги валяется, оттащил его. Сижу горюю. Кто-то остановился начал что-то спрашивать, а я в шоке — и русский-то забыл. Осмотрелся: вроде ничего не болит, кровь не течёт. Зашился, замазался, заклеился и дальше поехал. И два дня ещё, когда слышал сзади приближение машины, голову втягивал в плечи.Хорошо, что не стёр ладони: ехать нельзя, и что делать?
 
— А страховка?
 
— Страховка была, но не спортивная, и в случае чего я должен был доказать, что просто стоял с велосипедом.
 
— Чтобы ездить на велосипеде за границей, нужна спортивная страховка?
 
— Да. Читайте договоры до последней страницы и особенно маленькие буквы. На месяц спортивная страховка стоит тысяч пять.
 
В этот раз тоже чуть не случилось ЧП, но тут уж сам виноват. В Германии стоял на светофоре на красный свет, машин нет — думаю, дай поеду. А тут и все остальные тронулись. От жары, от усталости ошибки случаются. Выжил, успокоился, дал себе ориентировку.  В Германии, Франции есть светофоры для велосипедистов, расположены удобно — на уровне глаз, и кнопочные есть, но нужно следить за ними внимательно.
 
— Где ночевали, как питались? Жена ваша писала ВКонтакте, что однажды чуть ли не под окнами жилых домов пришлось ставить палатку.
 
— Было такое в Бельгии. Вечер, дождь пошёл. Гляжу — огородик подзапущенный за домами, я и встал там. Я не мусорю, поэтому никаких претензий не было. Опустилась ночь, утром туман, никто меня не замечал. А с нормальными людьми всегда можно договориться.
 
В Польшу я просто влюбился, там мои любимые сосновые леса. Три дня подряд в них ночевал. Один раз на таком мягком мху, что выключился в девять вечера и проснулся в четыре утра. Свежесть, простор! У меня одноместная палатка, газовая горелка, спальник. Стараюсь облегчить всё — постепенно иду к профессиональному снаряжению. 
 
Вечером покупал вермишель быстрого приготовления, чтобы газа не много тратить, сосиски, в Германии — суп-гуляш. Вообще, ем всё время. В начале как-то укладывался в трёхразовое питание, но на второй неделе стал кушать чаще, покупал несколько раз готовую еду. Вчера надо было тратить злотые, на бензоколонках брал багеты с кофе. Одного багета хватает километров на 50. Вода — как придётся, иногда и в туалете набирал. Утром кашку горячую ел, чтобы разогреть желудок. Потом сникерсами закидывался. Много сахара мне нельзя, а велосипедист едет практически на углеводах, жевал сухарики, печеньки. Каждые два часа могу перекусывать, привал либо каждый час, либо через каждые 10-20 километров. В четыре утра встаю, в 5:30 выезжаю, к 18-19 заканчиваю, это около 150 км в день в среднем. Вчера проехал 193 км, потому что впервые за всё путешествие не мешали ни встречный ветер, ни сложная дорога.
 
— Удаётся пообщаться с кем-то по дороге?
 
— В этом году не очень вышло общение. Разговариваешь обычно в кемпингах, а на этот раз я там не останавливался, торопился. Купаться было страшновато — горло ещё не прошло после болезни. Умывался в озёрах.
 
— А сегодня где ночевали? 
 
— Отель под липами! Шикарная лесополоса недалеко от польской границы.
 
— Не тяготит одиночество в пути?
 
— Тяжко бывает без общения. Беру с собой электронную книжку, плеер.
 
— Вы в наушниках ездите?
 
— Нет. Главное — безопасность!
 
 
— Расскажите о вашей работе. Вы ведь в маленькой школе под Курском преподаёте? Какие предметы?
 
— Живу в Курске, в 10 км от города, в Букреевке, есть сельская основная школа, там дети учатся до девятого класса. Я веду химию, английский. Биологию вёл, труды. В общем, всё, кроме русского языка и алгебры, могу преподавать.
 
— Не хватает учителей?
 
— Оптимизация!
 
— А сколько детей у вас?
 
— Около 50. В каждом классе от одного до 14  человек.
 
— Учительство — это ваш личный выбор или так сложились обстоятельства? 
 
— Судьба, наверно. Когда я решил уйти из школы после 9-го класса, у нас открылся учебно-производственный комбинат, где готовили столяров, маляров, плотников. Я решил пойти туда, хотел руками работать. Потом комбинат закрыли, а открыли профильный класс в 11-летке.
 
После школы мне дали направление на любой факультет пединститута. Я выбрал  биологию и химию. Сдал экзамены, хоть пришлось поднапрячься. Честно говоря, не предполагал, что стану учителем. Когда оканчивал пятый курс, мой отец ездил в деревню к родственникам, кто-то сказал, что в местную школу нужен химик. Так, случайно, не прилагая усилий, я попал в школу. Через месяц меня спросили: "А можешь вести английский?" Почему нет? В институте я был, наверное, единственный, кто ходил на занятия по этому предмету. Потом перевёлся в Курск на место учителя английского языка. Года два назад была аттестация, наконец-то получил официальный документ, что могу вести этот предмет.
 
— Не разочаровала ещё профессия?
 
— Надо разделять профессию и документацию в этой профессии. Учить — нет, не надоело. Вот у меня есть ребёнок, а тут каждый год новые дети. Если они что-то знают, то благодаря мне. Это очень приятно. А вот постоянные бумаги... Дети мешают бумагам, как в медицине пациенты мешают.
 
— Много писанины? А для чего это, как думаете? 
 
— Работать не хотят в министерстве, а показать результаты надо. Вот учителя и составляют программы, которые в министерстве надо разрабатывать. А теперь ещё и аттестацию ввели каждые пять лет. Мы должны  подтверждать, что можем работать учителями, и сдавать экзамен. Мой диплом вообще не котируется, но вот человек 40 лет ведёт биологию, и он не знает, что такое пестик с тычинками?
 
— В Курск тоже на велосипеде поедете?
 
— Нет, купил билет на поезд. Во вторник уезжаю, покатаюсь ещё по городу.