13:07

"В советские времена на ЭВМ работали женщины": глава IT-сообщества Калининграда — о стереотипах и кадрах

  1. Интервью
"В советские времена на ЭВМ работали женщины": глава IT-сообщества Калининграда — о стереотипах и кадрах - Новости Калининграда

Легко ли попасть в сферу IT человеку без технического образования, нужно ли родителям отграничивать детей в видеоиграх и как это хобби может помочь зарабатывать большие деньги? На вопросы "Клопс" ответила руководитель IT-сообщества GDG Калининград, PR-менеджер разработчика мобильных игр Panzerdog Мария Круглова.

"Никого с улицы не берут"

— В Калининградскую область часто приезжают специалисты сферы IT из других регионов. Хватает ли кадров в отрасли или есть серьёзный дефицит?

 —  Есть стандартный тезис — в IT дефицит кадров. Это правда. Такая проблема присуща индустрии в целом, не только Калининграду. Речь идёт о квалифицированных специалистах, тех, кто уже имеет какой-то опыт. Понятное дело, что в Калининграде часто их не так легко найти, потому что все уже либо по компаниям, либо работают на фрилансе. Поэтому, конечно, все эти проблемы решаются через привоз специалистов сюда. 

— А взращивать спецов? 

— Это второй вариант, но пользуются им далеко не все. Такое могут себе позволить предприятия, которые прочно стоят двумя ногами на почве, и у них есть время и силы кого-то подготавливать. Существует стандартный стереотип, что ты можешь прийти в какую-то IT-компанию и сказать: "Обучите меня, я буду вашим лучшим сотрудником". Это не работает! Никого так просто, с улицы, не берут.  

Человек должен прийти с какими-то базовыми навыками и знаниями. Кто-то проводит курсы. Или ещё пример, о котором говорил министр цифрового развития Вадим Рыскаль (в интервью "Клопс" — ред.): компания АВВ делает магистратуру в БФУ, как и другие предприятия. За одно выступление успевают набрать ребят, которых дальше обучают. Мы, например, проводим в БФУ курсы по разработке игр, где обучаться могут студенты и других вузов и колледжей. 

Но всё-таки у предприятий первичная задача — зарабатывать деньги, создавать свои продукты. Выделять время, сотрудников, обучать — это сложная работа, к которой далеко не каждый готов. Мы не педагоги. Это самая большая проблема. Нас ждут в университетах, но туда нужно приходить с какой-то программой, планами, мероприятиями. А вот это всё программисту скажи, он ответит: "Нет,  давайте я лучше ещё код напишу". Ему это всё неизвестно, сложные вещи. 

"В советские времена на ЭВМ работали женщины": глава IT-сообщества Калининграда — о стереотипах и кадрах - Новости Калининграда

"В IT нужны гуманитарии"

— В России много онлайн-курсов, школ, которые предлагают уйти в IT за короткие сроки. Разве они не являются поставщиками кадров, или нереально изучить за условные полгода какой-то из языков программирования? 

— Да, действительно, в пандемию онлайн-курсов стало больше и ещё больше людей решило, что вот сейчас то самое время стать программистом. При этом они не осознали до конца, а стоит ли, а точно ли с этого надо начинать. 

Можно ли освоить за полгода IT-профессию? Я как гуманитарий сравниваю программирование с изучением иностранных языков, очень много пересечений. За полгода можно узнать базу, нарастить первый словарный запас, научиться составлять простейшие предложения так, чтобы они не звучали с огромными паузами. Если мы берём программирование, то за полгода ты узнаешь все базовые концепции, научишься их применять, сможешь собрать свой первый сайт или мобильное приложение и сидеть со слезами радости на глазах, что ты это сделал своими ручками. Но, когда мы говорим про иностранный язык, мы же понимаем, что после полугода изучения, скорее всего, у нас ещё очень много проплешин, потому что не было разговорной практики. То же самое с курсами программирования: база будет, но без практики она мало что значит. 

— Как тогда быть людям, желающим пойти работать в сферу информационных технологий?

— Я советую не покупать суперкурс. Для начала нужно залезть на несколько открытых источников и попробовать пройти какой-то базовый курс самостоятельно, но бесплатно, чтобы понять, твоё ли это. Я надеюсь, что никого не обижу: программирование — это не брови делать и не маникюр, где можно за два-три месяца получить специализацию и идти работать. 

Как говорят ребята у нас в сообществе, работу ты сможешь найти с базовыми навыками, другое дело, что ты не будешь работать в хорошей компании, а скорее всего ты можешь попасть в какую-нибудь биржу фриланса и там доращивать свои навыки. Когда человек, грубо говоря, с улицы решает, что хочет пойти в эту индустрию, первым делом перед всякими курсами нужно понять, как эта индустрия выглядит, какие компании бывают, как они существуют на рынке, как происходит сам процесс разработки, какие там роли. Чтобы примерить это на себя, понять, что вот эта профессия очень прикольная — мне кажется, это моё.  

— Кто вообще может уйти в IT? 

— Очень многие думают, что обучатся профессии и будут получать много денег. Нет, так не получится! В IT нужно обучаться постоянно. Это динамично развивающаяся отрасль. 

В IT очень ждут гуманитариев на профессии, которые не предполагают технических навыков. К примеру, HR — они занимаются не только наймом, но и обучением сотрудников, проведением для них мероприятий, корпоративной культурой — на такую должности могут претендовать ребята из ивент-индустрии. Я пришла с опытом организации мероприятий, пиарщика, пресс-секретаря и нашла себя в IT на этих же позициях. 

Есть бизнес-аналитики, их любят именно за то, что они умеют коммуницировать. Одна из главных задач бизнес-аналитиков — перевод "хотелок" заказчика на технический язык. 

В геймдев можно устроиться комьюнити-менеджером. Они не программисты — это люди, которые любят игры и могут общаться с такими же пользователями.

"Разработка видеоигр — это тоже работа"

— В геймдев, наверное, нелегко попасть, после курсов особенно? 

— По своему основному образованию я политолог и преподаватель общественных дисциплин. То, что я делаю сейчас, похоже на то, чему я училась. Нет ограничений. Вопрос в том, сможет ли человек найти своё место здесь. 

Когда ко мне приходят и говорят, что хотят разрабатывать игры, я спрашиваю: "А что ты хочешь  делать? Что конкретно ты хочешь сделать в игре? Какую роль ты хочешь занять?" Это ставит человека в ступор, потому что он смотрит на эту отрасль, как на какую-нибудь красивую книжку на полке, к которой тянется рука. Надо снимать розовые очки и понимать, что мы не сидим и не играем весь день в игры. Ну,может, полдня (смеётся). Конечно же, мы сами играем в наши игры, тестируем и так далее, но это работа. В гемдейве тоже есть много очень скучных вещей. 

— Получается, геймдеву обучиться сейчас не так легко? 

— Для меня пока первопроходцы те, кто открывают курсы по геймдеву. В университетах даже открывают кафедры по геймдизайну. Как можно обучить придумыванию игр —  для меня это всё ещё какой-то такой процесс, мало ложащийся в какую-то образовательную программу. Геймдизанер придумывает идею игры, разрабатывает её механики, может писать сценарий, в том числе текстовый. Если игра большая, то он может заниматься только какой-то одной частью, например, механикой боёв. Этому пока мало где учат — это люди, которые с детства играли в игры.  Это было твоё хобби, а теперь стало работой. Этому вряд ли можно научиться за полгода, если ты раньше не играл в игры и вообще в этом себя не видел. 

— Тогда нужно с утра до вечера играть? 

— Необязательно.

— Разве человек, который прошёл две-три игры, может стать геймдизайнером?

— Он может начать, но ему всё равно нужно изучать теорию. Уже даже есть специальные книжки, написанные известными геймдизайнерами. Какие-то начинают появляться тематические материалы с методиками и так далее, но курсов очень и очень мало.

"В советские времена на ЭВМ работали женщины": глава IT-сообщества Калининграда — о стереотипах и кадрах - Новости Калининграда | Фото: архив "Клопс"
Фото: архив "Клопс"

"Нельзя запрещать детям играть"

— Наверное, такая профессия будет интересна детям. Во многих вакансиях в геймдеве требуют, чтобы человек играл в видеоигры. Может, родителям не стоит выгонять детей от компьютеров? 

— Я, к сожалению, не родитель, поэтому мне сложнее сказать так, чтобы родители мне поверили — но здорово, если у сидения за компьютером будет цель. То есть нельзя запрещать детям играть в игры, но нужно, чтобы это было разумно по времени, не нужно каждую игру воспринимать, как зло в последней инстанции, игры очень много учат детей да и взрослых. На самом деле это формирует определённые компетенции, внимательность, где-то моторика улучшается, всё зависит от игр. Мы же не убираем игры из жизни детей, которые не связаны с компьютером, да? 

Очень сложно давать совет, каждая ситуация, наверное, специфическая. Вот я вижу самое главное в том, чтобы родитель был вовлечён. Чтобы он не говорил: ты сидишь за компьютером — это плохо. Когда ребенок видит, что его родитель также вовлечён, у него исчезает чувство вины за то, что он занимается какой-то фигнёй. Половина разработчиков, которых я знаю, сталкивались с этим в течение всей своей подростковой жизни. До сих пор их родители мало пытаются понять, чем конкретно занимается их сын или дочь. Когда у них знакомые спрашивают, чем занимается твой ребёнок, они говорят: сидит за компьютером.

— Заинтересована ли отрасль во взращивании совсем юных кадров?

— К этому, видимо, придём в конце концов, это станет частью вообще образовательного процесса. Пока IT среди детей  развивается в допобразовании. Тут разницы нет, говорим мы про разработку игр или про какие-то вехи программирования. Меня радует,что в школах появляются свои кружки робототехники, идёт замена стандартной информатики на уроки программирования. Чаще всего, в такие вещи не зовут бизнес. Возможно, это правильно. 

— Почему? 

— Мы смотрим на них как на маленькие кадры, мы понимаем, что из них вырастут программисты. Очень много вещей связано с психологией: мы им сразу давай код впихивать, а их надо учить самым простым вещам. Этим должны заниматься специалисты, они появляются постепенно. 

Я знаю проект, который реализовывался в течение последних трёх лет, не знаю, реализуется ли сейчас. Наше министерство образования в десяти или пятнадцати школах региона запустили проект "Кодвартс", который позволял школьникам вторых=четвёртых классов изучать основы программирования. Результаты этой программы очень хорошие: дети осваивают основы, и дальше уже видно, кто из них имеет склонность к техническим вещам, а кто просто изучил алгоритмы и для них этого достаточно. 

"В советские времена на ЭВМ работали женщины": глава IT-сообщества Калининграда — о стереотипах и кадрах - Новости Калининграда | Фото: архив "Клопс"
Фото: архив "Клопс"

"Разрабатывали ЭВМ в советское время женщины"

— Знаю, ты возглавляешь сообщество девушек-разработчиц. Это что-то про феминизм, или есть дискриминация в сфере?

—  Это очень такая тонкая сфера, в которой я стараюсь очень мягко выражаться. Сообщество не про феминизм и не про дискриминацию, оно создано для того, чтобы популяризировать IT как не только мужскую отрасль. В какой-то момент отрасль, которая в советское время была жутко популярна среди женщин, превратилась в мужскую, с прообразом парня в растянутой майке и банкой кофе, сидящего перед компьютером. Нет, в то время многие женщины на производствах программировали большие ЭВМ, потому что требовались внимательность и терпение. Стереотипный образ мужчины в растянутой футболке не вызывает у женщин желание идти в IT-отрасль. Женщин в нашей сфере около 25-30% — не больше. При этом они чаще всего работают только в определённых направлениях, тестировщики, например. Или они идут в аналитику, потому что коммуникации лучше проявляются у девушек в каких-то моментах. Но их очень мало в программировании, стандартный отдел разработки в какой-нибудь компании — он либо полностью мужской, либо ты вдруг обнаруживаешь там только одну девушку на десять человек. 

— Почему всё так сложилось, не анализировали? 

— Мы знаем, откуда идут корни этой проблемы — с университета, а ещё раньше со школы, а ещё раньше от родителей. Ведь когда ты говоришь, что будешь изучать математику, твоя мама может скривиться. В паре питерских школ уроки труда у мальчиков заменили на робототехнику, но не допустили туда девочек, оставили им кулинарию и вязание и тем самым сегрегировали, что техника для мальчиков, а вот это для девочек. Или когда ты приходишь в университет на физмат, а там уже девочек меньше. Да ещё и лекторы могут сказать, что вы не можете что-то сделать, потому девочка. Я очень надеюсь, что такое происходит всё реже. 

В IT тенденция идёт к тому, что большие светлые головы ведущих компаний, говорят, что не надо давать женщинам преференции, но нужно делать, так чтобы девушек в IT становилось больше. Мы делаем это за счёт популяризации IT среди девушек, потому что это не замена тем, кто уже здесь, а дополнительные кадры. Если у нас кадровый голод, почему мы не смотрим на целый гендер? Не делаем так, чтобы этот гендер повернулся к нам? К нам на мероприятия приходят студентки и школьницы, чтобы увидеть, куда можно вырасти. На учёбе или дома, они встречаются с сомнениями — вряд ли ты будешь успешна, потому что это для мальчиков. Нужно понимать, что мы не выходим на сцену и не кричим, что все мужики должны уйти из IT, нет, мы просто показываем пример, даём возможность им увидеть друг друга. 

"В советские времена на ЭВМ работали женщины": глава IT-сообщества Калининграда — о стереотипах и кадрах - Новости Калининграда | Фото: архив "Клопс"
Фото: архив "Клопс"

"Разработчиков приходится учить общаться"

— Ты активно пропагандируешь IT в Калининграде, возглавляешь сообщество, неужели в этом есть острая необходимость?

— Сообщество, которым я руковожу, это не про бизнес по большей части, а про людей. Как и в любой другой индустрии, айтишники нуждаются во взаимодействии с такими же, как они, чтобы делиться опытом и расти. Мы проводим ежегодную конференцию в БФУ им. И. Канта, где собираются специалисты, студенты профильных университетов и делают доклады на разные темы. Это может быть и что-то "хардовое", и что-то связанное с процессами управления, с навыками, которые нужны всем: коммуникация, эмпатия и прочее. 

— У разработчиков действительно проблемы с коммуникациями или это миф? 

— Проблемы с коммуникациями не только у разработчиков, но и у многих других работников технических специальностей. В нашем высшем образовании мало практики, презентационной работы, где ты можешь проявить себя, обо всём рассказать. Такое давно применяется в европейском образовании,  но к нам приходит очень тяжело. Конечно, разработчики привыкли к тому, что часть их жизни — это работа с монитором. Но последние несколько десятилетий показывают, что им тоже нужно общаться, коммуницировать, даже через силу. Этому приходится учить. А мне, как представителю комьюнити, очень хочется, чтобы "говорящих голов" из разных компаний было больше, чтобы люди делились опытом. 

Например, мы ежегодно организуем мероприятие DevFest, мы привозим специалистов разных компаний как других регионов стран, так и Калининграда, чтобы люди видели, куда можно расти дальше. Не в плане переезда, а в плане знаний, которые можно здесь себе нарастить и быть специалистом высокого уровня. Это самое масштабное наше мероприятие, оно не закрытое, человек со стороны может прийти,  не всё понять, но увидеть живых людей, чем они занимаются — может.

"У нас не выстроен диалог с властями"

— У нас недавно было интервью с министром цифрового развития региона, он говорил, что для продвижения IT-компаний и геймдева в частности инициативу должны проявить сами предприятия. Согласна ли ты с этим утверждением и как выстроен диалог с государством?

— Я буду очень тактично говорить. На сегодняшний момент я бы сказала, что у региональных органов власти, в том числе и у профильного министерства, нет чётко выстроенной структуры взаимодействия с IT-компаниями города. Они общаются с большими предприятиями, они здорово общаются с теми, кто заходит в область и становятся резидентами Особой экономической зоны. Я бы сказала, что инициатором должны выступить представители власти, потому что это больше выгодно им: увеличение налогов, продвижение региона. IT-сообщество на диалог пойдёт, нам есть что вместе обсудить, и больше пользы может получить регион. Наверное, я грустную вещь скажу: мы пробовали выходили на диалог, но он пока что не получается эффективным. Может, мы найдём другой механизм связи общения, но не только по запросу очень надо. 

— Зачем нужен этот диалог, какая поддержка IT-индустрии необходима от государства?

—  Нужен чёткий и открытый набор мер, которым может воспользоваться маленькая компания, которая хочет развиваться в IT. Я с инициативой уже не раз выходила в Фонд поддержки предпринимательства, просила вытащить из их услуг то, что точно будет полезно для айтишников, чтобы бизнес видел и понимал. Очень много ребята работают в командах по три-пять человек и не оформляются как компания, работают как ИП, но они тоже пошли бы на следующий шаг и стали бы полезны региону. 

+309
Смотреть
график