12.03.2018
13:50

Ни один военный робот не станет Александром Матросовым

Фото: Андрей Артемьев
Фото: Андрей Артемьев
Бывший начальник Военной академии Генерального штаба Вооружённых сил Российской Федерации генерал-полковник Сергей Макаров рассказал о своём видении нынешней ситуации в армии.
— Как человек, почти полвека отдавший военной службе, вы можете дать компетентную и беспристрастную оценку того, что произошло с армией в момент распада Советского Союза?
— Произошло то, что и должно было произойти. Вооружённые силы являются одним из государственных институтов. И если государство разваливается, неизбежно разваливается и его армия. Советская армия, как и весь СССР, была многонациональной по своему составу. Поэтому украинцы поехали на Украину, узбеки — в Узбекистан, ну и так далее. Этот процесс воспринимался как должное и, хотя может быть негласно, даже приветствовался. Но я думаю, вряд ли руководители бывших советских республик, вдруг ставших суверенными государствами, в полной мере понимали, что такое настоящая самостоятельность. Военно-политическое руководство России, видимо, осознавало свою ответственность лучше остальных. Поэтому согласилось взять на себя долги СССР, сосредоточив на своей территории весь имевшийся ядерный арсенал. Что говорить, тогда наши Вооружённые силы по-настоящему бедствовали.
В отколовшихся республиках остались огромные склады военного имущества и вооружения, самые современные полигоны, самые обустроенные военные городки. В России же, кроме стратегических, которые трогать было нежелательно, оставались лишь так называемые запасы второй очереди. Тоже значительные по объёму, но всё равно — самое необходимое как на случай военных действий, так и для существования армии в мирное время оказалось по большей части утрачено.
— Я знаю, немало офицеров тогда в связи с бытовыми неурядицами и неясностью перспектив предпочли уйти на "гражданку".
— Были, конечно, и такие. Но тут очень многое зависит от характера конкретного человека, от тех принципов, которые ему прививали с детства. Подавляющее большинство наших солдат и офицеров всё-таки воспитывалось на примерах героев Великой Отечественной войны. Хотя к тому времени они её и знали-то лишь по книгам и фильмам, но равнялись на этих героев. Это сейчас, если у молодых на улице спросить, могут разве что Жукова по фотографии узнать, да и то не наверняка.
Воспитание играло огромную роль, и ещё дисциплина была. Может, в мирное время тот или иной мог себе позволить расслабленно отнестись к тому или иному приказу. А на войне — нет, никакой расхлябанности! Не требовалось над собой даже никакого усилия делать, это, видать, в подсознании заложено. Человек мог даже понимать, что идёт на верную смерть, но всё равно выполнял задание. А взаимовыручка вообще не поддаётся никакой оценке. Знаете, я вообще поражаюсь нашим солдатам и офицерам. Вот когда в 1994-м командовал мотострелковой бригадой, выстроили личный состав на плацу, я гляжу на них и думаю: господи, это же потерянное поколение, не дай бог, что-то случится — что с ними делать?! А когда потом бригаду ввели в Чечню (она там выполняла самые разные задачи — и аэродромы охраняли, и в самом центре Грозного воевали)… чёрт побери! Откуда только взялись все эти знания и умения?! Уже через неделю это были бойцы сродни тем, которые когда-то Берлин брали.
Сейчас воссоздана большая сеть военных училищ, кадетских корпусов, суворовских и нахимовских училищ. И молодёжь туда идёт с большим удовольствием. Идёт, понимая, что наша армия сейчас постоянно воюет. Идут морально готовыми к тому, что их потом могут куда-то послать для выполнения боевой задачи с риском для жизни. Значит, по всей видимости, их привлекает не только денежное содержание и прочие материальные блага, предусмотренные для военнослужащих.
— Есть мнение, что в ближайшем будущем концепция военных действий изменится кардинальным образом. Людей на поле боя заменят роботы, поэтому необходимо будет изменить и, например, принцип комплектования Вооружённых сил. Может быть, вообще отказавшись от системы призыва на военную службу. Вы согласны с этой точкой зрения?
— Нет. Робот, как любая электронно-вычислительная машина, первым делом в любой ситуации просчитает — уцелеет он или нет. И если выяснится, что поставленная задача грозит ему уничтожением, робот попросту не пойдёт её выполнять. Ни один из них не станет Александром Матросовым. Если же исключить у робота функцию просчёта ситуации, он станет обычным автоматизированным оружием. Военные роботы — это вспомогательный элемент на поле боя. Его предназначение — сохранять жизни солдат-людей. Грубо говоря, чтобы на амбразуру при случае лёг всё-таки робот, а не Александр Матросов. Конечно же, робототехнику и вообще современные образцы вооружений необходимо развивать. И испытывать в реальных условиях — нам вот Сирия подвернулась, там проверку многие образцы прошли. Но "звёздных войн", я убеждён, в дальнейшем всё равно не будет. Тем более что Россия всегда была духом солдатским сильна.
Вот сейчас раздаются отдельные заявления, типа, мы, матери, против того, чтобы наших детей посылали на смерть… Как будто отцы — за. Но какую альтернативу можно предложить? Сдать страну? Тогда нас всех тут просто передушат постепенно. Зачем им кормить 150 миллионов человек? Для обслуживания "трубы" вполне хватит гораздо меньшего числа. Поэтому все разговоры о том, что армия должна быть исключительно контрактной, бессмысленны. Если посмотреть в историю, то выяснится: все войны России выигрывали призывники. Те самые обученные резервы, которые загодя получили военную подготовку. В локальных конфликтах, конечно, лучше использовать контрактников. Но ведь в ту же Сирию сегодня срочников никто и не отправляет. А так обученный военный резерв в стране должен быть всегда. Так же, как должны быть заложены стратегические запасы на производственных предприятиях, отработаны и просчитаны планы перевода мирного производства на военные рельсы. В Советском Союзе после выпуска последней макаронины для выпуска первого патрона нужно было всего три месяца. Сейчас калибр макарон, может, и другой, но производственная линия по-прежнему подходит для изготовления патронов.
— Геополитическое положение нашего региона известно. Как, по-вашему, окружённым со всех сторон странами — членами НАТО калининградцам вести себя в складывающейся обстановке?
— Спокойно и будучи твёрдо убеждёнными в том, что все вы неотъемлемая часть России. И никто в стране равнодушными к вашей судьбе не останется. Тем более что Калининградская область — это передовой отряд, непотопляемый авианосец России на Балтике. Конечно же, никто не собирается ставить под ружьё всех поголовно. Поэтому сегодня на территории вашего региона дислоцируется ровно такое количество войск, которое расчёты Генерального штаба определяют как разумно достаточное в мирное время. Со способностью быстрого наращивания в случае, если возникнет такая необходимость.