Интервью
Автор: Анастасия Кондратьева
23.01.2018
13:20

Путин очень популярен в Японии, потому занимается дзюдо и пытается наладить диалог

Фото: Александр Подгорчук Фото: Александр Подгорчук
Фото: Александр Подгорчук

Корреспондент крупнейшей японской газеты "Асахи" Хитоки Накагава побывал в Калининграде, чтобы встретиться с главредом "Клопс" Марией Гоменюк-Кравцовой. Он хотел пообщаться с коллегой из России, дважды задававшей вопросы Владимиру Путину во время его традиционных пресс-конференций.

Поездка была короткой: Хитоки успел посмотреть площадь Победы и её окрестности, а после встречи в редакции сразу отправился в аэропорт. Мы в свою очередь решили расспросить господина Накагаву о его впечатлениях от России и не только.

О газете "Асахи"

50-летний Хитоки работает в экономическом отделе газеты, основанной почти 140 лет назад.
 
"В Японии 47 префектур, и в каждой есть офисы "Асахи", более 50 корреспондентов работают за границей. Всего в газете пять тысяч сотрудников, из них три тысячи журналистов. Работать в таком издании — это очень большая ответственность.
 
Тираж газеты в последние годы упал на два миллиона. Наверно, как в России, большинство наших читателей — пожилые люди, средний возраст — более 60 лет.
 
Интернет-версия отличается от бумажной, она более развлекательная, рассчитана на молодую аудиторию, здесь много видео. Как и другие журналисты, я тоже снимаю видео, иногда используя айфон.
 
На нашем сайте есть раздел платных новостей, но, честно говоря, не очень многие готовы платить. Утренний тираж у нас около 7 млн, а подписчиков на платные новости, наверно, 100–150 тысяч.
 
В течение нескольких лет ежегодно бывал на экономическом форуме в Петербурге. Много раз ездил в Белоруссию, Среднюю Азию. Я уже три с половиной года живу в России, сначала во Владивостоке, сейчас в Москве.
 
Стараюсь выезжать туда, где что-то происходит, чтобы самому во всём разобраться.

Ты разговариваешь с людьми, и когда картина складывается, ты говоришь себе: похоже, это так на самом деле — и садишься писать. До приезда в Калининград мы были в Мурманске, Архангельске, Апатитах".

О вопросах Путину

"Пресс-конференцию Путина я смотрел по телевизору. Разница во времени между Японией и Москвой составляет шесть часов, поэтому мой коллега находился на пресс-конференции, а я был в офисе и писал статью.
 
Коллеге не удалось задать вопрос, но если бы ему повезло, то он спросил бы про отношения Японии и России. У нас, вы знаете, есть проблема территорий. Сейчас переговоры идут, и отношения между Путиным и нашим премьер-министром неплохие".

О русском языке

"Для японца выучить русский очень сложно. Сначала я изучал его в университете как второй иностранный, потом в Москве и Петербурге. Научился неплохо, даже умею изменять окончания. Как это называется? Да, склонение и спряжение".

О встречах в России

"Недавно мы ездили в Апатиты, познакомились там с очень сильной женщиной Лидией Алексеевной, которая судилась с врачами из-за неправильно поставленного диагноза (у женщины проглядели рак — Прим. ред.). Я узнал о ней из СМИ.
 
В Японии такие ситуации нечасто, но возможны. В регионах пожилые люди, наверно, как в России, склонны доверять администрации, губернатору, врачам, полиции. Если что-то происходит, то судиться никто не будет, хотя у нас тоже не хватает врачей в регионах.
 
В Японии очень мало информации о России. Многие японцы думают, что русские — угрюмые люди. Наверно, вам покажется это забавным, но у России остался имидж Советского Союза, сохранились память о Громыко — господине "нет" — и образ вашей страны как врага. Я много лет писал о России, русские люди очень весёлые, добрые и образованные. Здесь бывало мало японцев, но Россия их интересует. Всё-таки мы соседи, и от вас зависит наша безопасность. В Японии сильны связи с Америкой, но при этом Путин очень популярен. Одна причина — это то, что занимается дзюдо. И вторая — он пытается наладить диалог.
 
Но я не очень люблю политику и хочу рассказывать своим читателям об обычных людях".

О Донбассе

"Когда я собирался в Донбасс, во Владивостоке мне говорили, что там опасно и нельзя говорить по-русски. Во Владивостоке много переселенцев с Украины.
 
Я был в Харькове, встречался с представителями власти, военными — все говорят по-русски, но многие не доверяют России, Путину. В Донбассе много сложных проблем, люди уезжают на Западную Украину и в Россию, но некоторые хотят остаться в Донбассе. И каждый день несколько человек погибает.
 
Для меня русский — человек добрый, и украинец тоже. В Донбассе все помогали нам, свободно давали интервью. Но есть конфликт, и это грустно. В России, и особенно в государственных СМИ, часто говорят об украинских фашистах. Я думаю, это не очень правильно. Американские СМИ говорят о российской агрессии на Украине — я не согласен. Я не знаю, кто решит исход войны, но знаю, что простые люди хотят дружить".

О семье

"Моя семья живёт в Токио. Навещаю её три-четыре раза в год. Маловато? Для японского бизнесмена это много (смеётся).
 
Что касается религии, то она уже не имеет такого значения для японского общества, как раньше. Я буддист, но иногда посещаю христианские храмы. Буддизм и синтоизм для меня в первую очередь связаны с погребальным обрядом".

О спорте

Газета "Асахи" много лет спонсирует турнир по японской национальной логической игре сёги.
 
"Она похожа на шахматы. Европеец тоже может освоить её, хотя я слышал, что люди, которые хорошо играют в шахматы, не обязательно хорошо играют в сёги, и наоборот.
 
В школе я занимался дзюдо, но больше теннисом. Для дзюдо нужно хорошую растяжку".

О еде

"В России есть неплохие продукты, у вас хорошие суши, морские продукты, лапша, пельмени, много азиатских блюд — например, плов. Я привожу из дома много японских продуктов. Иногда готовлю сам рис с карри, а когда я жил во Владивостоке, каждые выходные готовил японские блюда.
 
Да, я хожу в ваши суши-бары. В России популярны роллы с сыром. Как вы сказали? Да-да, "Филадельфия", в Японии таких нет. И лапша удон у вас немного другая, но для меня это нормально".