25.12.2017
16:48
Автор: Екатерина Медведева

В Facebook я неинтересен людям, потому что не вступаю в перепалки

Фото: Эдуард Молчанов
Фото: Эдуард Молчанов
Месяц назад председатель горсовета, меценат, а с некоторых пор ещё писатель и телеведущий Андрей Кропоткин выпустил книгу "Легенды Янтарного края" о знаменитых калининградцах. "Клопс" встретился с депутатом, расспросил о новых творческих идеях, узнал, за что Кропоткин недолюбливает Facebook, почему игнорирует светские вечеринки и при чём тут аюрведа.

О своих книгах

— Недавно вышла ваша вторая по счёту книга о людях, живших на территории нынешней Калининградской области в разное время.
— В книге рассказы, основанные на биографиях 112 личностей, которые прославили нашу землю: управленцы, учёные, спортсмены, космонавты, медики. Прочитав, вы будете знать, как развивался наш регион на протяжении восьми веков. По множеству положительных отзывов сегодня уже точно могу сказать, что всё получилось.
— Что было самым сложным во время работы над книгой?
— За два с половиной месяца мне пришлось ознакомиться с биографиями 300 человек, чтобы определиться, кто войдёт в книгу. Как и в любом другом проекте, тут было важно вовремя точку поставить, иначе уйдёшь в запредельные дали.
Очень важно было найти достаточно материала об этих людях. Около десяти человек не попали в книгу просто потому, что не нашлось их портретов. Например, не удалось отыскать фотографий предпринимателя Гибауэра, выпускавшего пианино. Такая же история с Каспарини, который делал органы. Не нашлось фотографий Шнайдера, который подарил нашему городу знаменитый "зелёный пояс", и меценатов Макса Ашманна или Вальтера Симона.
— Что-то вас удивило, когда вы искали персонажей для книги?
— Я сделал много открытий. Например, закон Кирхгофа помните? Оказалось, что физик имел непосредственное отношение к нашему городу. Или Сергей Снегов, рассказы которого я читал в детстве. Я долгое время не знал, что он отсюда. Его произведения выходят огромными тиражами, их переводят на разные языки. А он, оказывается, вот тут, на соседней улице, писал их.
Кстати, изначально у меня была концепция не включать в книгу истории о ныне живущих людях, чтобы не было кому-то обидно. Но во время работы я понял, что не включить космонавта Алексея Леонова или адмирал-губернатора Владимира Егорова я не могу. Вот так список героев стал пополняться и нашими современниками. Все эти люди разные, к ним может быть неоднозначное отношение. Однако все лидеры, и им пришлось многим пожертвовать, работать в ущерб семье. У меня аналогичная ситуация.
— То есть вы считаете, что любой лидер неизбежно встаёт перед выбором?
— Это только в теории гармонию найти легко. На меня обижаются дети и другие близкие люди из-за того, что я мало уделяю им внимания. Я завожусь какой-то идеей очень легко. Я и сейчас живу уже новым проектом — это будет следующая книга, посвящённая улицам Калининграда. У меня есть авторская передача на телевидении "Прогулки по городу", решил и книгу на основе этого написать, чтобы человек, живущий в Московском или Ленинградском районе, увидев на карте, например, улицу Марины Расковой или Пушкина, знал, какая история с ней связана. Будут иллюстрации с привязкой к знаковым объектам. Над одной картой уже два месяца сижу, сделать просто и понятно всем — это очень сложно.
Я уже начал собирать материал для следующего проекта — книги, которая будет называться "Большой Калининград", должно получиться стильное и интересное издание. Я не зарабатываю на этом, а только трачу. Работаю и попутно занимаюсь самообразованием. Следующая книга выйдет в конце 2019 года.

Об образе жизни

— Когда же вы всё успеваете? У вас, наверное, сумасшедший режим?
— Ложусь в 10 вечера. Встаю в 5:30, и спустя час я уже на работе. Раннее утро — это моё время. По аюрведе (система индийской медицины — Прим. ред.) есть три типа людей — Питта, Вата и Кафа. Вот я — Питта (желчь, огонь — Прим. ред.). Очень важно, чтобы вы выбрали для себя определённый режим и придерживались его. Тогда вы будете себя хорошо чувствовать и высыпаться.
Я, например, легко засыпаю, потому что научился все свои проблемы оставлять за дверью, меня ничем не вышибить из седла.
— А как же светские мероприятия? Сейчас как раз пора новогодних корпоративов, а вам в десять уже спать.
— Вечеринки и приёмы мне неинтересны. У нас было торжество для членов горсовета. Я побыл часик, поздравил всех и пошёл домой. Было время, когда я ходил на все вечеринки. Я живой человек и в молодости тоже гулял. Но этот этап прошёл, и это не возрастное. У меня сейчас другие интересы. Я веду здоровый образ жизни.
— Не пьёте, не курите?
— Не курю уже 20 лет, хотя в молодости этим увлекался. Ни капли спиртного не беру в рот с 1 октября 2008 года. Поспорил с человеком, что, пока кризис не минует, пить не буду. А потом так понравилось, что просто уже неинтересно стало. Я считаю, что этот образ жизни мне подходит.
— А мясо едите?
— Семь месяцев не ел мяса, как раз когда аюрведой проникся. Но каждому своё: мы экспериментируем, мы пробуем, выбираем. Мне вегетарианство немного не подошло — начали уходить силы. То есть физически я начал себя не очень хорошо чувствовать. Южанам, наверное, легче.
— Теперь диеты придерживаетесь какой-то или всё себе позволяете?
— Есть грешок — люблю сладкое. Бесконечные встречи с людьми очень много энергии отнимают, поэтому мне вечерами, бывает, не хватает глюкозы и хочется сладенького. Это нехорошо, потому что от сладкого возникает зависимость.
— От кофе тоже бывает зависимость. Вы не кофеман?
— Кофе совсем не пью. Только чай, а чаще просто тёплую воду.
— Такое правило тоже из восточных практик почерпнули?
— Да. Уже четыре года я применяю это всё на себя, экспериментирую.
— А увлекаетесь ли медитацией? Может быть, сад камней во дворе у себя организовали?
— Нет. Хотя считаю, что это очень хорошая вещь. Многие люди медитируют, увлекаются йогой, и им это позволяет отключаться. Но я, к сожалению, не идеален во многих вещах. У меня есть и недостатки. Например, с собственной ленью всё время борюсь.
— Вы от многого отказались. Что же вам компенсирует нехватку каких-то удовольствий?
— Я горю своей работой, проектами. Выход первой книги принёс мне неимоверно большое количество эмоций. А вот со второй книгой было немного по-другому: я больше получал удовольствие от процесса её создания, а когда получил результат, то почувствовал опустошение. Но потом снова было воодушевление, когда появилось много хороших отзывов от людей. У нас на самом деле много патриотов, люди хотят знать историю того места, где они живут. Меня это очень радует.

О калининградском сообществе

— Не вызывает ли ваш интерес к довоенному прошлому претензий со стороны радикальных патриотов, во всём усматривающих германизацию? Не упрекают ли вас в привлечении внимания к немецкому наследию?
— Они все, слава богу, замолчали. Меня пытались подцепить как-то на презентации книги. Я им сказал, что я патриот Калининграда — я здесь родился, и дети мои родились. Мы живём в России, и здесь никакой германизации нет. Знать свою историю и знать людей, которые тут жили до тебя — разве это стыдно? Все мои творческие работы — они вне политики. Мне не по себе, когда люди пытаются усмотреть что-то подобное.
— Какие тенденции в калининградском сообществе вам нравятся?
— Мне очень нравится растущая активность калининградцев в соцсетях. Мне через обращения в горсовет от физлиц и юрлиц официально пришло 4,5 тысячи обращений, а через соцсети — девять тысяч. И что важно — через соцсети у людей есть возможность получить ответ зачастую уже через один-два дня, в то время как в официальной переписке регламент — 30 дней. Социальные сети — это возможность острее чувствовать переживания людей и помогать им, это эмоции! Обычная переписка на бумаге такого ощущения не даёт.
Я не могу всех добавить в друзья, потому что в сетях есть ограничения, мне приходится оставлять людей в подписчиках, но я могу вести с ними переписку. На сегодняшний момент я общаюсь в соцсетях уже с 55 тысячами людей. Уверен, что это число будет расти, потому что есть спрос на общение с властью. Мне кажется, что из местных политиков никто такую активную обширную переписку с калининградцами не ведёт.
— А, кстати, в какой соцсети к вам поступает больше обращений?
— Больше всего — в "Одноклассниках" и "ВКонтакте". Это связано с тем, что аудитории разные. Facebook — это площадка для активных пользователей, которым важнее высказать своё мнение, покритиковать, подискутировать, чем обратиться с конкретной проблемой. Может быть, поэтому в Facebook я не очень интересен людям — я не вступаю в полемику, хотя держу со всеми контакт, отвечаю на все вопросы и очень внимательно слежу за аудиторией, мне это интересно. "Одноклассники" и "ВКонтакте" — другие. Пользователи этих сетей конкретно говорят, что им нравится и что они одобряют, а что — нет. И это тоже хорошо. Люди обращаются с конкретными вопросами и жалобами и такой же конкретики ждут в ответ. И я это, конечно, учитываю.
— Какое самое интересное предложение можете вспомнить за последнее время?
— На меня вышли молодые люди, у которых есть задумка сделать фильм про восстановление нашего города. Я даже денег дал на съёмки, потому что идея мне понравилась. И самое главное, что ребята делают всё своими руками, даже костюмы.

О переменах

— Есть ли нам чем гордиться в плане восстановления зданий?
— Если говорить о реконструкции фасадов на Ленинском проспекте, то мне очень нравится, а многим архитекторам — нет. Не знаю, то ли это зависть какая-то, то ли злость. Проспект становится интересным и красивым. Сейчас сделаем тротуары — и будет улица, по которой приятно гулять и которую не стыдно показать туристам. Сейчас ещё сделаем дом на Театральной улице — губернатор уже дал добро. Иначе ещё 30 лет будем сидеть только говорить о переменах.
— 2018 год практически наступил. Что калининградцев ждёт, помимо суеты, связанной с чемпионатом?
— Лично я мечтаю, чтобы появилась пешеходная зона на улице Профессора Баранова. Есть проект на Соммера шикарный — может свой Арбат появиться. Нам не хватает каких-то памятников, каких-то интересных мест.
Мне кажется, что город интенсивно меняется к лучшему. Я очень люблю Калининград и никуда отсюда уезжать не собираюсь независимо от того, чем буду заниматься. Я, кстати, не держусь за место. Буду общественником, буду продвигать какие-то проекты. Всё-таки след свой хочется оставить. В определённом возрасте к этому приходишь.
— А вы теоретически готовы к тому, чтобы круто поменять свою жизнь и уйти из политики? Стать публицистом и издателем, например?
— Пока у меня есть возможность совмещать всё. Я же ещё и региональное отделение партии "Единая Россия" возглавляю, поэтому загружен крайне.
Но если не буду этим заниматься, то найду какой-то другой проект. Край до 2021 года доработаю, всё-таки взял на себя ответственность, надо довести дела до завершения. Перемены должны быть, нужно омоложение внутри себя. Я должен чувствовать, что моя работа нужна. Ну и конструктивная критика меня только подстёгивает.