Интервью
Автор: Ольга Гончарова
23.09.2015
11:55

Калининграду нужны вытрезвители

Главный врач областного наркологического диспансера Юрий Скалин объяснил, почему стоит вернуться к некоторым советским методам, и рассказал о том, как врачи помогают бросить пить.
 
— Юрий Евгеньевич, недавно калининградские наркологи отметили День трезвости в обществе анонимных алкоголиков в Светлогорске. Это устоявшаяся традиция?
 
—  До революции 11 сентября в царской России отмечался День трезвости. Мы этот день приурочили к нашей конференции. Она была посвящена взаимодействию служб и общественных организаций  Калининградской области, в том числе и регионального общества анонимных алкоголиков. У них как раз проходил очередной форум "Анонимные алкоголики на берегах Балтики". Мы рассматривали основную задачу: как пациент может контактировать с врачом, какие способы наиболее подходят для этого взаимодействия. Важно установить неформальный контакт, в наркологии его называют "низкопороговость", когда пациент без страхов и предрассудков может быть вовлечён в систему оказания наркологической помощи, и таким образом мы можем добиться стойкой ремиссии. Это цель нашего лечения. Ведь алкоголизм и наркомания — хронические заболевания с расстройством поведения.
 
— Судя по статистике, потребление спиртных напитков на душу населения растёт. То есть алкоголизация растёт? 
 
— Нет, идёт спад. По данным за 2013 год у нас было 10 697 лиц, страдающих алкоголизмом, в прошлом году — 10 608. Разница несущественная, но мы не отмечаем роста алкоголизма. В первом полугодии стало меньше алкогольных отравлений по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.
 
— Просматриваю ежегодные доклады регионального управления Роспотребнадзора, ничего утешительного не нахожу. Сколько у нас фиксируется "белых горячек", сколько к вам попадает постоянных клиентов? Сколько смертей? Несколько лет назад был изменён порядок отчётности. Умирает алкоголик, причина смерти:  сердечная недостаточность, инсульт, инфаркт, цирроз… А  ведь первопричина — хронический алкоголизм.
 
— Патологоанатом не может поставить диагноз алкоголизм. Алкоголизм — это зависимость от алкоголя.
 
Что касается госпитализированных пациентов, то их число уменьшается. У нас работает отделение медицинской реабилитации — 18 коек плюс четыре койки амбулаторного стационара. Через это отделение в год проходит 352 человека. Подавляющее большинство пролеченных людей больше не обращается к нам за медицинской помощью. Они бросают пить. Кроме того, в области действует сеть реабилитационных центров регионального Министерства социальной политики.
 
— А как вы относитесь к возможному возвращению вытрезвителей? Эта тема  широко обсуждается на федеральном уровне. Надо ли вернуть советскую систему, в том числе ЛТП – лечебно-трудовые профилактории?
 
—  По ЛТП вопрос спорный. Их вполне могут заменить нынешние реабилитационные центры. Речь идёт о том, что лиц, страдающих наркоманией и совершивших  преступления, можно направить на медицинскую реабилитацию по решению суда. Есть закон: либо в тюрьму, либо на лечение. Сейчас прорабатывается вопрос, чтобы тех, кто совершил правонарушение в состоянии алкогольного опьянения, в том числе управлял автомобилем, адекватно наказывать.
 
Что касается возрождения вытрезвителей, то мы считаем, что заниматься этим вопросом должны муниципальные власти, отвечающие за безопасность граждан.  Для нас было бы важно иметь вытрезвители, спецприёмники. Это были бы своего рода базы для наркологов, где они могли бы проводить работу с последующей госпитализацией пациентов в наш стационар.
 
— Общества анонимных алкоголиков появились в России в 90-е, в момент развала Советского Союза. В Америке это движение появилось в 1935 году. Как вы считаете, подходят ли нам западные технологии?
 
— Наше общество анонимных алкоголиков, как и мы, взаимодействует с православной епархией. И на мероприятии, которое мы проводили в День трезвости, был православный священник. Калининградские анонимные алкоголики в сектантстве или каких-то иных противозаконных действиях не замечены, иначе мы как государственное учреждение прекратили бы их деятельность.
 
— Ввели запрет на ночную торговлю спиртным. Но торговля выкрутилась — в каждом микрорайоне появились так называемые "барные стойки", алкоголь льётся круглосуточно.
 
— Эту проблему мы обсуждали с министром промышленности Дмитрием Чемакиным. Надо исправлять ситуацию в жилых районах. Как с этим явлением бороться, должны  подсказать Роспотребнадзор, Росалкогольрегулирование. Любые разумные меры по снижению доступности алкоголя дадут эффект.
 
Но нужно чётко понимать, что человек, который хочет выпить или употребить наркотик, будет делать всё, чтобы достичь этой цели. Поэтому, кроме ограничительных мер, нужно заниматься профилактикой, это вопросы культуры, ментальности, что в обществе взращивается годами. Мы также выступаем против продажи тонизирующих напитков детям и подросткам.
 
Ничто не действует на человека лучше, чем спорт и здоровый образ жизни. Нужно больше бесплатных спортивных секций. Ребёнок должен получать истинные формы удовольствия, а не суррогаты. Возьмём компьютерные игры. Победа в виртуальном мире — это суррогат. Может возникнуть компьютерная зависимость. Эти зависимости тоже приходится лечить, как алкоголизм и наркоманию.