Интервью
Автор: Оксана Сазонова
31.07.2015
15:20

Экзамены у моего отца принимал Дмитрий Медведев

Известные журналисты, ученые, спортсмены, общественные деятели, среди которых такие персоны, как маркетолог № 1 в России Игорь Манн, ректор  Всероссийского государственного университета кинематографии им. Герасимова Владимир Малышев, главный редактор телеканала «Россия 24» Евгений Бекасов, — десятки именитых профи приехали в Калининград с лекциями на Всероссийский образовательный форум «Балтийский Артек».

В палаточном лагере на берегу моря во время каникул уже несколько лет собираются активные школьники и студенты из разных стран. Одним из гостей форума стал адвокат Алексей Тарасов. Алексею  всего 29 лет, а на его счету немало громких дел, и сам он неоднократно появлялся на центральных каналах и в новостях по всему миру. Много лет наш бывший соотечественник из Екатеринбурга живет в Америке, но часто бывает на Родине. О том, как построить успешную карьеру, вести дела, о международной торговле наркотиками и оружием и о том, что думают о россиянах простые американцы, он рассказал в интервью корреспонденту "Страны Калининград".

Первый контракт подписал с родителями

– Юриспруденция появилась в моей жизни рано. Первый контракт я подписал в четыре годика. Родители (у папы второе образование было юридическим, он окончил ЛГУ, и экзамены по римскому праву у него принимал Дмитрий Медведев) составили документ, в котором было указано, что, если я буду убирать свою комнату, читать, мне в неделю будет положено пять рублей.

А первое дело выиграл в 15 лет: нас с папой оштрафовали из-за некорректно установленного знака ограничения скорости, и мы подали в суд на дорожное управление. Поскольку на тот момент — а дело было уже после переезда в Америку — я говорил на английском лучше отца, то я в основном и выступал. Мы победили, и знак был изменен. Вообще, в США у многих будущих адвокатов их практика начинается судами по дорожному движению, ведь с этими проблемами люди сталкиваются почти ежедневно. Например, меня однажды остановили за якобы не пристегнутый ремень безопасности, а я подал в суд и написал аргументацию на 25 страниц, почему требование постоянно пристегивать ремень противоречит американской конституции, – и прокурор добровольно отказалась от этого дела.
 
– А как вы оказались в Америке?

– Первый раз попал туда в 9 лет по программе школьного обмена. И сразу же познакомился с местными правоохранительными органами. Нашу группу перевозили до места жительства, по дороге автобус завернул в кафе, где меня и забыли... Английского я в ту пору не знал, официантке сквозь слезы смог сказать только «Ай эм фром Раша». Сбежалась масса народа, я кое-как объяснил, куда мы направлялись. Приехали полицейские, журналисты —  я попал в газеты!

Когда мне было 13 лет,  родители решили переехать в США. Они продолжили то же дело, что и в России — издательский бизнес, у них несколько газет и журналов, в том числе «Русская Америка» и Russian-American Business.
 
– С профессией определились сразу?

– Окончил одну из лучших частных школ Томаса Джефферсона в штате Миссури и, поскольку выиграл конкурс национальных отличников, мог выбрать любой университет и учиться там бесплатно. В университете Оклахомы получил бакалавра по политологии, а потом и степень доктора юриспруденции.

Россиянина из тюрьмы вернули на Родину

– Вы известны резонансными международными делами Виктора Бута, Константина Ярошенко. Как такому молодому адвокату удалось на них выйти?

– После университета я занимался эмиграционными делами, работал на известных адвокатов. А потом решил открыть собственную контору в Хьюстоне, вместе со мной – мой отец и невеста, выпускница российского юридического вуза. Кстати, чтобы с российским юридическим дипломом получить сертификат американского адвоката, можно окончить всего лишь один год университета США.

И параллельно я работал как корреспондент, в том числе при Белом доме, сотрудничал с российскими организациями соотечественников, консульствами, посольствами. Поэтому, когда открыл собственную практику, ко мне стали обращаться —  в России не так много квалифицированных специалистов, которые хорошо разбираются именно в американском уголовном праве.

Первые дела касались усыновления и похищения детей. Потом появились уголовные дела, в том числе и российского бизнесмена Егора Чернова, которого обвинили в изготовлении фальшивых документов и причастности к организации убийства американского миллионера и незаконно осудили в Америке.  С моей помощью в 2011 году его удалось вернуть на Родину.

Сейчас резонансные дела – российского летчика Константина Ярошенко (его обвиняют в транспортировке наркотиков) и российского предпринимателя Виктора Бута (обвиняют в причастности к незаконной торговле оружием). Оба процесса продолжаются уже несколько лет, и по опыту хочу сказать — никогда нельзя сдаваться. Нами поданы ходатайства об отмене дел в связи с вновь открывшимися обстоятельствами. В случае Бута оно еще не рассмотрено, а по Ярошенко окружной судья ходатайство отклонил, хотя были представлены неопровержимые улики, но дело сильно политизировано, и мы в результате подаем на апелляцию.
 
– Сейчас вы бываете в России часто, а помните первый визит после переезда?

– Это было в 2010 году, после десятилетнего перерыва. Переживал, что страна сильно изменилась и я не смогу снова влиться в ее правила, разобраться. Заметно вырос материальный уровень, у молодежи появилась осознанная гражданская позиция — хорошо видно это было и на «Балтийском Артеке», куда я попал по приглашению Российского культурного центра в Вашингтоне.

Америка тоже изменилась по сравнению с той страной, которую я увидел в детстве. К сожалению, набрал обороты силовой аппарат. Мы постоянно слышим о произволе и безнаказанности полицейских – ситуация не такая драконовская, как рисуют в некоторых российских средствах массовой информации, но проблема действительно есть, и в обществе ее сейчас активно обсуждают. Люди обеспокоены и готовы бороться за свои права.
 
– Вы живете в Америке, много работаете с Россией. Как, на ваш взгляд, складываются сегодня отношения между нашими странами?

– Сложно: к счастью, «холодная война» пока идет больше на риторическом уровне, но в СМИ и в кинематографе с обеих сторон идет активная пропаганда образов друг друга как врагов, и объективности в освещении не много.

Когда год назад я участвовал в конференции в Крыму, казалось, что ситуация с Украиной пробудет на первых полосах газет еще максимум несколько недель и все успокоится, но этого не произошло.

Я вхожу в члены правления уважаемой организации «Конгресс русских американцев», к мнению которой в свое время прислушивались многие американские президенты. Так вот недавно мы обсуждали уровень русофобии среди американцев, и цифры удивляют. Если до грузинских событий 2008 года более 60% простых американцев считали Россию другом, то потом эта цифра начала стремительно падать, и по опросам начала этого года около 70% уже считают ее «недружественной страной». Но я настроен оптимистично и верю, что это временная ситуация, которая разрешится в пользу сотрудничества и партнерства.