Интервью
Автор: Юрий Хребтов
24.06.2015
09:20

Люди без прав идут на воду, как камикадзе: вернутся ли назад — неизвестно

В интервью радио Business.FM - Калининграда и журналу "Королевские ворота" старший госинспектор калининградского центра ГИМС Евгений Коробко рассказал о том, как его коллеги следят за безопасностью на водных объектах.
 
 Сейчас изменен порядок получения прав на управление маломерными судами.  Раньше это было достаточно просто, а сейчас всё по-другому. Это необходимость или просто попытка монетизировать то, что ещё не монетизировано?   
 
— Мы просто стараемся идти в ногу со временем. Особенность Калининградской области в  том, что у нас 20 километров до границы. У нас уже есть морские переходы и масса "маломерщиков", которые выходят в Польшу, в Литву. А удостоверения на право управления маломерными судами образца 20-летней давности. Новые правила приближены к международным - они исполнены на двух языках, русском и английском. Все категории подведены под международные требования.
 
 Всё это стало намного тщательнее проверяться?
 
— Ужесточены требования к теоретическим знаниям. Например, в Калининграде двухъярусный мост делит нашу область на две зоны судовождения: международную, где действуют морские правила, принятые Лондонской конвенцией в 1972 году, а в сторону Берлинского - Правила плавания на внутренних путях РФ от 2002 года. Эти правила друг от друга весьма отличаются, поэтому наши судоводители универсальны, чего не скажешь о европейцах.
 
- А эти два "закона" друг другу не противоречат?  
 
- Они дополняют друг друга. 
 
- Калининград со всех сторон окружён нашими "заклятыми друзьями". Какова  особенность работы ГИМС в нашем регионе? 
 
- Уже более пяти лет ряд водно-моторных клубов, которые объединяют судоводителей, сотрудничают с иностранными соседями. Допустим, клуб "Волна" на Литовском валу дружит с водно-моторным клубом "Вежа" из Эльблонга. В июне-июле они организуют совместные поход. Поэтому польский флаг на Калининградском заливе мы регулярно наблюдаем, это значит, что с нашей стороны всё - общение, остановка, проверка - должно быть в строгом соответствии с этикетом, но при этом должны быть соблюдены требования российского законодательства. 
 
- С кем и на основе какой законодательной базы вам приходится взаимодействовать в своей деятельности?
 
- Практически со всеми силовыми структурами, имеющими задачи на водных объектах. К примеру, ежегодно составляются и корректируются планы взаимодействия с пограничным управлением ФСБ, линейным отделом полиции на водном транспорте, морской таможней, Балтийским флотом, охраной водного района, муниципальными учреждениями, которые обеспечивают гражданскую оборону, транспортной прокуратурой.
 
После того, как завершилось строительство набережной Трибуца, по инициативе калининградской транспортной прокуратуры мы провели совместный рейд по проверке законности установки знаков на пролётах мостов. А недавно выходили тремя яхтами в большой поход (около 30 человек во главе с Александром Рольбиновым) по маршруту Е-70 - это международный морской путь Калининград - Гвардейск - Полесск. 
 
- А какая цель была у этого похода?
 
- Надо было посмотреть, что увидят на этом маршруте зарубежные гости и что можно предложить, чтобы он был более интересен. Попытки возродить этот маршрут сейчас активно предпринимаются. 
 
- Евгений Евгеньевич, когда благоустраивали набережную, что там греха таить, весь промышленный мусор, скорее всего, пошел под воду.  
 
- Во время этого похода как раз всё это мы и увидели. Два дня дул восточный ветер - уровень воды упал, и всё обнажилось. Меры, наверное, предпринимаются.
 
- Ещё свежо в памяти, как под одним из мостов погибли двое водителей гидроциклов… Вы имеет возможность карать нарушителей?
 
- "Карательные меры" - звучит жестко, назовем это мерами административного наказания. Они предусмотрены главой 11 Кодекса об административных правонарушениях. Там прописаны разные виды наказания - от предупреждения до лишения прав на срок до шести месяцев за нарушение правил и до двух лет - за управление плавсредством в нетрезвом состоянии.
 
 - Вот представьте: я без прав и вы меня поймали. Что мне грозит?   
 
- На борту катера любой патрульной группы находится компьютер, в котором есть вся база данных судов, внесенных в реестр маломерных судов. Мы видим бортовой номер и по нему пробиваем, кто владелец, где проживает, имеет ли права, когда судно поставили на учет и когда оно прошло последнее техническое освидетельствование, какой там должен стоять мотор: бывает, что ставят в два-три раза мощнее, чем надо - это уже к теме налогов.
 
Мы можем увидеть, что судно зарегистрировано на 50-летнего мужчину, а у штурвала - 18-летний юноша. В таких случаях соответствующими сигналами останавливаем судно. Как правило, те, у кого нет прав, не останавливаются - они просто не понимают этих сигналов, так как ничего не знают. О таких людях мы иногда говорим "бессмертные" - они идут на воду, как японские камикадзе, вернется ли назад - неизвестно.  Дальше начинается душещипательная беседа: «Я - инспектор такой-то, предъявите документы». Ответ сразу: "Забыл на берегу". Если человек таким образом пытается уйти от ответственности, то это отягчающее вину обстоятельство. Если он сразу честно сознается, что у него нет прав, с него взыщут по минимуму.  
 
- Яхты, водные мотоциклы - это удел богатых?  
 
- Яхта - это жаргонное понятие. Все маломерные суда подразделяются на несколько типов: катер, мотолодка, парусно-моторное, парусное либо моторное судно и гидроциклы. С введением новых правил аттестации появились суда особой конструкции (и у нас тоже) -  это аэроботы (с авиационным двигателем - идут по льду, по воде, по земле), на воздушной подушке, экранопланы, миниатюрные подводные лодки - сейчас вариантов масса. 
 
Конечно, тот, кто живет от зарплаты до зарплаты, гидроциклы не приобретает. Мало того, что покупка любого судна - это дорогое удовольствие, но ещё дороже его содержать - нужна стоянка, прицеп, буксирующая машина и так далее. Плюс ещё все мощные суда обложены большими налогами. 
 
- Автомобилистов душат налогом  на лошадиные силы, ещё и стоимость бензина велика. А насколько велики налоги на маломерные суда?
 
- Все, что до 100 лошадиных сил, ещё как-то приемлемо, в вот все, что свыше - не все "подъёмное".
 
- А какие суда популярнее?
 
- Сейчас действует федеральный закон, который освободил целый ряд маломерных судов от налогов: не подлежат регистрации суда массой до 200 килограммов и если установлен мотор до 8 киловатт. У нас в Калининградской области установлен налог - 51 рубль с лошадиной силы, а вот если мощность мотора выше 100 лошадиных сил, то налог уже 136 рублей, и его сумма может составлять 15-18 тысяч рублей.
 
Если говорить о гидроциклах, то тут вообще ситуация не поддаётся никакой критике: за последние три года у нас практически не регистрируют новых гидроциклов, а на воде при этом их становится всё больше. Нет, они не прячутся - мы их постоянно наблюдаем в Калининграде. У меня телефон в мой выходной день красным становится от сигналов от капитанов судов, которые официально возят туристов по городу, и бдительных граждан, живущих на берегу реки. Последним мешает ров моторов, причём в тёмное время суток, когда эксплуатация маломерных судов запрещена. Естественно, и нетрезвые за рулём, и без жилета.
 
Гидроциклы развивают скорость больше 150 километров в час. Буквально на днях задержали гражданина, который усадил девятилетнюю дочку к себе на гидроцикл - ребёнок без жилета, сам без жилета, с папиросой в зубах, летит так, что глаза закрываются от скорости… Останавливаем, а он не понимает, кто мы такие, и на сигналы не реагирует. Прав нет, гидроцикл не зарегистрирован.
 
Везде в регионах налоги разные, допустим, в Санкт-Петербурге меньше, чем в Калининграде, а в Москве гораздо больше - там, наверное, вообще гидроциклы никто не регистрирует. Практически получается так, что законодательство людей просто "выдавливает" из правового поля - люди перестают учиться на права (как следствие, не знают ни законов, ни правил движения, ни мер безопасности) и перестают регистрировать двигатели.
 
В итоге, по данным, которые мы имеем, гидроциклов в Калининграде около 400, а на учёте стоит всего 120.
 
- На пляжах мы часто наблюдаем, как те же гидроциклы катают за деньги людей на "бананах", "драконах", лыжах и тому подобном. Насколько это законно?
 
- Всем, что касается коммерческих целей, занимается речной или морской регистр. Но нам ничто не мешает проводить профилактические беседы. Мы буквально на днях с одним из капитанов судов, которые занимаются извозом, поговорили: я попросил его не делать так, как не должны делать профессиональные капитаны - надо держаться своей полосы, не превышать скорость, не мешать другим.
 
У нас на учёте 39 пляжей, из которых треть - морские. По правилам, гидроциклам и другим судам запрещено приближаться к пляжу ближе, чем на 50 метров. Обычно пляжи ограничены оранжевыми буями, и за них заплывать нельзя - это понимает даже самый ограниченный судовладелец. Если человек едёт на гидроцикле, тащит за собой "банан", многих просто душит жаба, поэтому они начинают возмущаться. А вот если он нарушил 50-метровую зону - тогда другое дело. Обычно это контролируют спасатели на пляжах.
 
Хотя есть и обратный пример: пару лет назад был случай на карьере в садовом обществе "Мечта" (за Прибрежкой) - там купаться запрещено, выставлены соответствующие аншлаги. Это брошенный карьер, в двух шагах от берега - 15 метров глубины, и каждый год там всё равно гибнут люди. Там катаются на лодках и гидроциклах. Вот пару лет назад человек таскал за мотолодкой "банан" и в 15 метрах впереди увидел человека - он не успел затормозить и отрубил винтом купающемуся обе ступни.  
 
- Какие есть организации для того, чтобы получить права? Что за курсы, что за программы?
 
- Сейчас в Калининградской области активно действуют три школы на законных основаниях - они лицензированы и поднадзорны службам сферы образования. Это школа "Смелодон" (она дополнительно ещё имеет лицензию на подготовку судоводителей маломерных моторных судов), автономная некоммерческая организация дополнительного образования "Шкипер" и техникум в Полесске.
 
На сегодняшний день это обойдется примерно в 15 тысяч рублей, курс рассчитан на месяц обучения (81 час программа). Существуют очная и заочная формы обучения.
 
А вот обучение на парусные и парусно-моторные суда займёт уже 136 часов, то есть растянется на срок до полугода.
 
На гидроциклах люди (хоть и единичные случаи) тоже учатся - за полгода только пять человек прошли обучение. 
 
-  У вас сезонная работа?
 
- Есть понятия "открытие и закрытие навигации" - это определяет управление движения транспорта на внутренних водных путях. Сроки зависят от предполагаемого ледостава и других факторов. Традиционно 1 апреля навигация открывается, а 30 октября - закрывается. Но учитывая, что у нас ещё и морской район, то наши катера круглый год на воде - и зимой на залив выходим.
 
4 января один товарищ чуть дар речи не потерял, когда ставил сети и вдруг увидел посреди залива патрульный катер. 
 
В прошлом году 6 марта в Балтийске на заливе оторвало льдину -  вывезли с нее более 40 человек на своем патрульном катере, пришлось несколько ходок делать. А бывают такие рыбаки: катер подошёл, а он говорит: "Подождите, я сейчас, у меня клюет", а рядом больше 100 килограммов окуней.
 
В прошлом году 3 декабря трое наших сотрудников (они сейчас приставлены к награде) оказались свидетелями, как двое мужчин провалились под лёд на Верхнем озере. Одного из спасенных откачивать пришлось. Он, когда в себя пришёл уже у нас в центре ГИМС, спросил: "Я уже в раю?". Видеонаблюдение показало, что он, когда на лёд спускался, держался за столбик таблички "Выход на лёд запрещен". 
 
- Что бы вы сказали отдыхающим сейчас на реках и морях?
 
- Самое главное, чтобы все были живы и здоровы. Следите за своими детьми, потому что желание скушать вкусный шашлык и выпить приводит к печальным последствиям: человек потом приходит в себя и видит, что на берегу остались только игрушки, а ребёнка нет.
 
Был случай в Светлом, когда проходящий мимо танкер нагнал волну, которая, как цунами, смыла маленьких брата и сестру - мальчишка выплыл, а девочка нет.
 
Или на Анграпе дедушка поехал мыть машину вместе с трехлетним внуком и так увлёкся этим занятие, что, когда повернулся, то увидел: ведро по речке плывет, а внука нет...
 
Сейчас каникулы, время детских лагерей. Мы уже наблюдали, как 15 детей опять с Высокого моста прыгают в Преголю. Они ничего не боятся! Как-то прыгали подростки на спор с Юбилейного моста - кто попадёт на проходящий катер. Один попал (хорошо, по касательной) - рёбра переломаны. А если бы в сам катер попал, то и сам погиб бы, и людей бы покалечил. 
 
- А вообще много несчастных случаев на воде происходит?
 
- Каждый год еще до начала купального сезона уже где-то пять погибших. Основная причина - это, конечно, водка.
 
- Что вас ещё волнует?
 
- Сложная обстановка с судоходством из-за активного строительства стадиона к ЧМ. Старая Преголя, самая широкая, перегорожена наплывным мостом. Плюс строительство второй очереди нового Берлинского моста - там тоже всё перекрыто. Получается, осталась только та часть реки, которая вдоль Московского проспекта идет, это Новая Преголя. Там самое широкое место - 70 метров. И вот на этих метрах сейчас три водно-моторных клуба общей численностью около 700 судов, плюс жители города со своими катерами и гидроциклами, а ещё две детские спортивные гребные школы. Вот сидит ребёнок в лодке, гребёт спиной и ничего не видит…
 
А есть люди, у которых отсутствует понимание элементарной вежливости на воде - проходят мимо, не сбрасывая скорости. Судно уже на 12 километрах в час поднимает большую волну, поэтому надо сбросить скорость так, чтобы её вообще не было. Ну пройди ты эти несколько километров так, чтоб дети остались живы и здоровы! Мы упавших в воду спортсменов собираем постоянно, хорошо, что они в жилетах.