14:06
Автор:

"Теперь его каждый пнёт": представитель сообщества анонимных алкоголиков — о личной трагедии Ефремова

"Теперь его каждый пнёт": представитель сообщества анонимных алкоголиков — о личной трагедии Ефремова  - Новости Калининграда | Кадр интервью / YouTube
Кадр интервью / YouTube

Страшная авария на Смоленской площади, где по вине артиста Михаила Ефремова погиб его ровесник, заставляет нас задуматься о многом. Как алкоголь делает из человека убийцу и кто может это остановить — об этом мы поговорили с калининградцем, который прошёл программу "12 шагов" сообщества анонимных алкоголиков и не пьёт больше десяти лет. 

— Скажи, алкоголики жалеют Ефремова?  

— Алкоголики не жалеют — сочувствуют, сопереживают, потому что каждый из них мог оказаться на его месте. И оказывался. Ефремов убил человека, а его убил алкоголь. Алкоголь некрасиво убивает. Не романтично. Подло и мерзко. 

Теперь его каждый пнёт. Каждый. Но человека в нём алкоголь не сломал. Он признаёт свою вину, моральные страдания он сейчас испытывает очень страшные. Страдает от алкоголизма… Никто не говорит, что его надо отпустить. Да, его место в тюрьме. И это шанс вернуться к нормальной жизни, в тюрьме тоже есть группы АА.

— Если доживёт, дай бог. Ему ведь два месяца домашнего ареста дали. 

— Да, и это очень неправильный выход. Сопьётся. У него в крови нашли наркотики. Зачем алкоголики используют кокаин? Смотрела американский фильм “Экипаж” (кинодрама о пилоте, страдающем алкоголизмом — ред.)? Как там главного героя перед судом в чувство приводили? Приехал специальный чувак с кокаином. Но с кокаина приходится слезать при помощи алкоголя. Замкнутый круг. В Москве даже есть группы анонимных алкоголиков “Ром и кока-кола”. 

— Понятно, что алкоголизм — болезнь. Но поскольку человек сам не лечился, то получается — он виноват?  

— Это сложный этический  вопрос. Как говорил профессор Сиволап, обвинять алкоголика в желании выпить — всё равно что обвинять психбольного в его галлюцинациях. Как мы можем винить человека в том,  что у него нет желания лечиться? Как мы можем обвинять его в отсутствии любви, например? Алкоголизм — в том числе психическое заболевание. Человек не может понять, что представляет опасность.

— А окружающие, близкие? Они-то должны видеть, что он на грани? 

— В случае с Ефремовым и окружающие не могут этого понять. Мы ведь добрые, в России такое традиционное отношение  к пьянству. Ефремова же сто раз задерживали и сто раз отпускали. Я 15 лет назад так же, как он, за рулём уснул. Слава богу, не убил никого. На светофоре машины остановились, я их в гармошку и собрал. Даже не проснулся. Лишили прав, протокол составили. А я бухой, идти не могу — сел и  дальше поехал. Меня за ту ночь четыре раза прав лишали. Бизнес гаишный... 

Сто раз меня увольняли, но ни разу не уволили по статье. У нас алкоголиков принято жалеть, а их надо жалеть и лечить. Жалеть и лечить. Потому что в конечном итоге алкоголик устроит то же самое, что Ефремов. А если жалеть, но не лечить… Вспомни Ельцина, он по пьяни страну развалил. Жалость — это отношение общества к человеку. Вот Буш-младший не стеснялся сказать, что он посещает собрания анонимных алкоголиков, и оставался при этом президентом.

— А что мне делать как другу, как родственнику, если у меня такой же Ефремов каждый день бухает и ездит пьяным за рулём?  

— Я думаю, что друзья пытались ему помочь, но никто не убедил. И вот тут мы подходим к вопросу принудительного лечения. У нас его не существует. Нет в мире методики, по которой можно дать человеку таблеток и вылечить. Можно из него сделать овощ, который слюни будет пускать и будет безопасен. Или “зашить”, сделать обезьяну с гранатой. Тогда он умрёт в тот момент, когда выпьет, или сойдёт с ума, кухонным ножом выковыряет “торпеду” и нажрётся так, что всем страшно станет. 

— Получается, выхода нет? 

— Выход есть, но он сложный и глобальный. Это популяризация трезвого образа жизни, это возврат этилового спирта в список ядов, это поднятие цены на алкоголь. Не надо делать его доступным. Вот простой пересчёт: цена бутылки водки в буханках хлеба. В советские времена водка была по 5.30, булка белого — 22 копейки. Выходит 24 батона где-то. Сейчас водка — 230, а хлеб — 45. Это сколько получается? 4,5 буханки. 

Важно привести общество к такому состоянию, чтобы оно хотело помочь погибающему человеку. А у нас его бьют по рогам: лишают работы, прав и думают, что он выздоровеет. Представь, что человек заболел туберкулёзом и у него всё отобрали. Если наказывать болезнь — она не вылечится. А борьба с алкоголизмом на государственном уровне не идёт. Нет научных исследований, никаких программ. Когда случаются громкие вещи — сразу дают много денег. Четыре миллиарда выделяли на реабилитацию, но оказалось — никто не знает, что это такое и кому их давать. Нет структуры, которая боролась бы с алкоголизмом. Отдали наркоконтролю, а потом ликвидировали его.

— А где собираются калининградские анонимные алкоголики? 

— На нашем сайте есть вся информация. 

5 869
+14
Заболевших Подробнее →
Коронавирус
Калининградская область, 9 июля
Заражения: 2 578
+14 за сутки
Выздоровления: 1768
+23 за сутки
Смерти: 41
На 8 июля
Обследованы: 98 690
+1 349 за сутки