14:22
Автор:

Как мы боролись за свою дочь ещё до её рождения: история одной калининградской семьи

Как мы боролись за свою дочь ещё до её рождения: история одной калининградской семьи - Новости Калининграда | Фото: Александр Подгорчук
Фото: Александр Подгорчук

В июне у фотокора “Клопс” Александра Подгорчука родилась дочь Маша. Что пришлось пережить ради этого счастливого события, Саша согласился рассказать в авторской колонке. 

"Всё началось со второго скрининга на двадцатой неделе беременности. Жена позвонила и со слезами сказала, что у ребёнка нашли что-то там в лёгких. Ничего толком непонятно, но надо идти на медицинский консилиум. С этого момента началась история нашей борьбы за ещё не родившуюся дочь. Расскажу, с чем нам пришлось столкнуться, чтобы и другие родители поняли — надо идти вперёд, несмотря на собственные страхи.

Страх №1: причём тут патологоанатом? 

Когда мы пришли в центр планирования семьи на Комсомольской, там было уже прилично людей. Жена ещё раз прошла УЗИ, диагноз — кистозный аденоматоз — подтвердился. 

То, что мы были немного не в себе, — это ничего не сказать. Нервяк страшный. Сидим в коридоре, ждём. Из кабинета, где собрался консилиум, периодически выходят  будущие мамы, чаще всего в слезах. И вот наша очередь. Заходим. У подножия длинного стола — два стула для родителей. Забегая вперёд: в Москве и доктора, и мы сидели за круглым столом. Это означало, что мы все заодно и решаем одну задачу: как родить здорового человека. 

...Главврач представила участников консилиума. Единственная, кого я запомнил, была детский патологоанатом. Спустя месяцы, уже после родов, нам объяснили, что патологоанатом — это не про смерть. Вернее, так — небольшую часть его работы составляет вскрытие тел. В основном патологоанатомы исследуют материалы, взятые у живых пациентов.

Страх №2: "Ваш ребёнок не задышит"         

Нам объяснили, что за болячка у нас. На вопрос, какие у этого последствия, ответили, что ребёнок будет часто болеть пневмонией. И вообще будет много болеть. 

"Я ничего вам не рекомендую, но вы хорошенько подумайте, надо ли продлевать беременность, — сказали нам. — Вот детский патологоанатом сталкивается с последствиями". После этих слов мозг перешёл в режим работы "паника". Патологоанатом сказала: есть большая вероятность того, что ребёнок не задышит вообще. Я ответил: “Это лучше, чем вообще не дать ей шанса”.  

Напоследок рекомендовали обратиться в федеральные центры и выдали заключение за подписью. Документы вынесла психолог — она тоже участвовала в консилиуме, но никакой помощи, как логично было бы ожидать, нам, будущим родителям, не оказывала. Жена, не читая, начала подписывать бумаги и вдруг сказала: "Тут не моя фамилия". Оказалось, это согласие на аборт. Психолог спохватилась: "Ой, перепутала!". 

Мы вышли в полном шоке.

Страх №3: где мы возьмём столько денег? 

Немного придя в себя и поговорив с другими врачами и родителями, мы стали искать выход. 

Через пару дней жена связалась с врачами из НИИ Кулакова в Москве. Они сказали —  приезжайте. И мы поехали, точнее — полетели. Через неделю после калининградского консилиума мы за пару часов прошли обследование в Москве. Бегло глянув на результаты анализов, доктор спокойно сказал: "Вы можете прервать беременность, но я вам скажу так. Мы вас забираем. Рожаете тут. Сразу после рождения мы сделаем ребёнку небольшую операцию, и вы, здоровые, поедете домой". Я спрашиваю — в какую сумму нам это выйдет? Врач говорит: ничего не надо, это всё по квоте. Какие документы надо собрать? — “Ничего не надо, мы всё сами сделаем”. И добавил, что таких случаев, как у нас, на всю страну очень мало, и местные врачи иногда просто не знают, что делать. Доктор сразу дал свой личный мобильный: “Если что — звоните в любое время”. И отправил домой.

На третий скрининг жена улетела в столицу. Из-за коронавируса уже не было возможности мотаться туда-сюда, и она осталась в столице ждать срока на съёмной квартире.

Страх №4: роды

Знакомые моей жены спрашивали: "Как? На тебя во время родов никто не орал? Не может быть!". Да, никто не орал. Всё спокойно, без суеты. Машу сразу забрали у мамы и унесли на обследование. Несмотря на прогнозы, девочка сама задышала и вообще чувствовала себя хорошо. Наш хирург ежедневно присылала в ватсапе фото и видео ребёнка — и до операции, и после. Отправила результаты исследований, отвечала на все наши вопросы в любое время, хотя мы у неё были не одни. Далеко не одни.

Страх №5: операция

Операцию сделали спустя десять дней после рождения. Два небольших прокола, которые сейчас, через три недели, уже трудно и найти.

Спасибо калининградским врачам за то, что вовремя диагностировали и порекомендовали, куда нам идти. А дальше… Я смотрю в голубые глаза своей дочери и думаю: не все мамы и папы такие решительные, как мы. Кто-то дал разрешение на аборт, погиб человек, у которого, возможно, был шанс. Будущим родителям хочу сказать: если вам поставили такой же диагноз, как нам, — не пугайтесь. Нервов, конечно, много, но болячка так себе, не страшнее аппендицита. 

Не сдавайтесь!  

14 702
+9
Заболевших Подробнее →
Коронавирус
Калининградская область, 5 августа
Заражения: 2 942
+9 за сутки
Выздоровления: 2382
+4 за сутки
Смерти: 51
На 4 августа
Обследованы: 130 106
+1 283 за сутки